ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    ГПК: Стенограмма заседания Государственно-патриотического клуба в Центре социально-консервативной политики на тему «Точки приложения усилий: что сегодня нужно российской школе?»

    [12.04.2011]

    Яровая И.А. Добрый день! Я думаю, мы не будем ждать коллег, которые еще не подошли, они подойдут попозже.

    Прежде всего, хотелось бы сказать, что традиционно на площадках партии, в том числе в Государственно-патриотическом клубе, мы уделяем особое внимание вопросам качества образования, модернизации образования, перспектив образования в России. И вы знаете, что наша фракция постоянно настаивает и последовательно действует, поддерживая вложения бюджета в образование. И вы знаете, что и в кризисный период, и в этом году бюджетные ассигнования в образование увеличиваются. Это принципиальная позиция нашей фракции. Она основана на том, что фактически вложения в образование являются инвестициями и в экономику, и в социальную сферу.

    В настоящее время, я думаю, что уже достаточно широко была освещена позиция Бориса Вячеславовича Грызлова. Была заявлена позиция в части того, что необходимы дополнительные вложения в повышение социального статуса учителя. Вы знаете, что наш лидер Владимир Владимирович Путин, и как Председатель Правительства, и как лидер нашей партии, также заявил позицию о том, что сегодня назрела необходимость рассмотрения особого проекта по поддержке образования, по поддержке материально-технического обеспечения школ. И за счет высвобождаемых средств регионы смогут решить вопрос повышения заработной платы учителей. Это те комплексные подходы, которые сегодня нами заявлены.

    Сегодня партия не уходит от острых вопросов, и вы знаете, что именно мы инициировали на всех региональных партийных площадках обсуждение вопросов перспектив образования, проекта закона «Об образовании», образовательных стандартов. Мы считаем, что сегодня партия, обсуждая эти вопросы с педагогическим и родительским сообществом, может предложить, и предлагает, и профильному министерству, и Правительству целый ряд конструктивных решений, которые позволяют не просто объективно оценивать ситуацию, но позволяют находить даже не компромиссы, а находить правильные решения тех проблем, которые существуют в сфере образования. Вы знаете нашу последовательную позицию в части усиления и увеличения объема преподавания, качества преподавания по таким гуманитарным дисциплинам как русский язык, литература, история Отечества.

    И вы знает, что в Национальной доктрине образования, может быть, в последнее время о ней не так часто вспоминают, но тем не менее у нас есть такой национальный документ, разработанный до 2025 года. Собственно говоря, те стратегические задачи, которые реализуются нами сегодня, были определены еще в 2000 году. И это как раз подтверждает, что мы действует планомерно и последовательно, определяя приоритеты и, безусловно, определяя финансовое обеспечение. Очень важно, давая любое обещание, гарантировать его исполнение. Потому что мы прекрасно помним тот период глубокого разочарования и двусмысленной государственной политики до 2000-х годов, период 90-х, когда давались обещания, не подкрепленные финансированием бюджета. В принципе, сегодня такая позиция невозможна, и она принципиально иная.

    Сегодня мы пригласили представителей наших регионов, и очень важно, что мы проводим обсуждение с их участием. И очень важно, что сегодня здесь присутствуют и Олег Викторович Морозов как сопредседатель Совета по качеству образования, который был создан партией при поддержке Владимира Владимировича Путина, и это как раз к подтверждению вопроса о том, что вопросам образования мы уделяем самое пристальное внимание; Андрей Александрович Фурсенко, с которым мы неоднократно встречались на площадке Государственно-патриотического клуба, и я вообще считаю, что это один из самых открытых и демократичных министров, который не уходит от обсуждения, в том числе с участием такого уважаемого журналистского сообщества, от обсуждений непростых проблем. И, конечно, очень хотелось бы, чтобы сегодня наши регионы смогли высказать свое отношение к тем проектам, которые предложены партией, которые предложены Владимиром Владимировичем Путиным, как видится эта реализация, и с практической точки зрения, насколько готовы сегодня регионы дополнительно вложить свои собственные бюджетные средства на поддержку развития образования и поддержку педагога.

    Регламент нашей работы традиционный, на выступление три-пять минут. И хотелось бы обсуждать проблему по существу. Образование вообще такая сфера, в которой можно обсуждать очень много и разную проблематику, но хотелось бы сегодня сконцентрироваться на инициативе, которую заявила партия, Владимир Владимирович, и том проекте, который мы будем реализовывать в регионах.

    Если позволите, я вначале бы предоставила слово Григорию Артемовичу Балыхину, потому что очень важно сделать некий исторический аудит – какая работа проведена и фракцией «Единая Россия», и нашими регионами по вопросам образования, и на уровне Правительства, конечно, и Президента.

    Балыхин Г.А. Спасибо огромное, Ирина Анатольевна, за предоставленную возможность. Я хочу в самом начале сказать, что Государственно-патриотический клуб в числе первых всегда откликается на те инициативы и те хорошие дела, которые исходят и от руководства страны, и от Президента. В данном случае это инициатива лидера нашей партии Владимира Владимировича Путина и Бориса Вячеславовича Грызлова – Председателя Государственной Думы.

    Но я хочу сказать, что действительно и по линии партии «Единая Россия», и Правительством, и Министерством образования и науки в последние годы делается очень много по модернизации российского образования. Я назову только одну цифру, она вчера прозвучала на совещании, которое проводил Андрей Александрович Фурсенко с представителями субъектов Российской Федерации, с министрами, представителями законодательных собраний. С 2005 года консолидированный бюджет образования, а в консолидированном бюджете примерно 75% - это расходы общего образования, увеличился с 500 млрд. до 2 трлн. рублей буквально за пять-шесть лет.

    Если говорить о приоритетном проекте национального образования, который реализуется с 2006 года, то только на нужды общего образования, а мы все прекрасно знаем, что это мандат субъектов Российской Федерации и муниципалитетов, было израсходовано из федерального бюджета 70 млрд. рублей, что позволило поддержать лучших учителей, инновационные школы, удалось переоснастить новым современным оборудованием около 15 тысяч общеобразовательных школ. И мы все это прекрасно, бывая в регионах, видим и чувствуем, какая колоссальная поддержка была направлена на нашу общеобразовательную школу.

    Ирина Анатольевна сказала о том, что по линии партии «Единая Россия» был создан Совет по качеству общего образования при Генеральном совете нашей партии, и его возглавил Виктор Антонович Садовничий – ректор Московского государственного университета. И неслучайно, потому что он 15 лет возглавляет жюри ежегодного конкурса «Учитель года». Я там являюсь секретарем, Олег Викторович – сопредседателем. Я хочу сказать, что полтора года Совету, но он рассмотрел уже семь самых актуальных вопросов, проблем качества общего образования. Мы продолжаем работу, и в начале или в середине мая мы проведем заседание Совета по этой теме.

    Но если говорить о том, как нам реализовывать эту инициативу, то, прежде всего я хочу сказать, что эта инициатива направлена на решение трех проблем.

    Первая проблема – это повышение заработной платы наших учителей с целью повышения их социального статуса, повышения престижа учительской профессии. И задача уже к 1 сентября, и об этом было заявлено Андреем Александровичем вчера, и это заявление получило поддержку, уже к 1 сентября заработная плата должна повыситься примерно на 30%. И это приведет к тому, что в большинстве регионов заработная плата учителей приблизится к средней заработной плате по экономике регионов. Это задача, которая поставлена Премьером Правительства – лидером нашей Партии. Это будет реализовываться.

    Вторая задача, которая будет решаться, это, конечно, совершенствование материально-технической базы. Я хочу здесь акцентировать внимание на том, что средства на модернизацию учебного процесса будут направлены прежде всего на совершенствование инфраструктуры, на внедрение современных информационно-коммуникационных технологий, на дистанционное образование, на то, чтобы обеспечить реализацию новых СанПиНов. И, конечно, одна из главных задач, которую будем решать во второй части, это подготовка наших педагогов. Это повышение квалификации, их переподготовка. И все это позволит нам успешно подготовиться к переходу на новое поколение стандартов, потому что стандарты начального, стандарты основного общего образования, они уже утверждены, и с 1 сентября будет уже в обязательном порядке переход на эти стандарты.

    Что касается стандартов старшей школы, то они сейчас активно обсуждаются, и мы сегодня проводим рабочую группу вместе с разработчиками по доработке этого стандарта.

    И третья задача, она немаловажная, и Владимир Владимирович Путин в своем выступлении на Президиуме Правительства особо это подчеркнул. И я знаю, как в регионах отреагировали на это заявление, потому что речь шла о судьбе малокомплектных школ, которых у нас очень и очень много, вы знаете, как остро стоит эта проблема. Но задача будет решаться таким путем, чтобы создать базовые образовательные центры, так называемые базовые школы, а малокомплектные школы, по возможности, если такая возможность будет создаваться, создавать их филиалы. С той целью, конечно, что если мы сохраняем малокомплектную школу в статусе филиала, то мы должны обеспечить там социализацию наших детишек, чтобы там мы обеспечили стопроцентное качество образования. Потому что школы закрываются не оттого, что у нас денег на это не хватает. Я хочу подчеркнуть, и всегда об этом говорю, что оптимизация сети малокомплектных школ – это не экономическая проблема, это проблема образовательная, направленная на повышение качества, потому что на малокомплектной школе, если там не созданы необходимые современные условия для учебного процесса, качество очень сложно обеспечить. Но самое главное, что базовые школы, вот эти центры образовательные, которые будут создаваться, они отвечают за состояние дел в этих малокомплектных школах, которые будут иметь статус филиалов.

    Вот я бы на этом остановился, а по ходу, если что, буду подключаться. Спасибо.

    Яровая И.А. Уважаемые коллеги, хотелось бы заострить ваше внимание, что сегодня, говоря о качестве образования, и это принципиальная наша позиция, мы рассматриваем как государственную задачу обеспечение материально-технического оснащения школы. То есть для того, чтобы ребенок мог получать качественное образование, необходимо создать целый ряд условий, в том числе сюда включается и профессиональная переподготовка и повышение квалификации самими педагогами. То есть мы сегодня рассматриваем как комплекс государственных мер на уровне федеральном, региональном, местном к тому, чтобы не просто выдвигать требования к тому, каким должно быть образование, а создавать надлежащие условия. Поэтому и финансирование на материально-техническое оснащение, на оборудование специальных классов, лабораторий, про Интернет-обеспечение мы уже не говорим, потому что практически эта задача решена, о постоянном повышении квалификации педагога и материальном стимулировании его труда и повышении социального статуса – вот комплекс проблем, на котором сегодня сосредоточены наши усилия. Наши усилия как законодательной, исполнительной власти, причем на всех уровнях – федеральном, региональном и местном. Не случайно сегодня мы пригласили именно наших коллег из регионов. И нужно сказать, что в Год учителя по инициативе партии в целом ряде регионов были проведены конкурсы для учителей, которые тоже стали дополнительной мотивацией, дополнительной, если хотите, пропагандой профессии педагога и уважительного отношения к профессии педагога.

    Я хотела бы сейчас предоставить слово нашей коллеге – председателю комитета по социальной политике Волгоградской областной думы Гусевой Ирине Михайловне.

    Гусева И.М. Второй день идет бурное обсуждение на федеральном уровне этой проблем. Считаю, Андрей Александрович, что нам нужно говорить о том, что это не просто шаг, а это еще один шаг по пути решения данной проблемы. Потому что действительно на региональном уровне (я еще являюсь заместителем руководителя фракции «Единая Россия» в областной думе), могу сказать, что вся нормативно-правовая база и все условия для новой школы, для комфортного пребывания детей, для качественного образования, конечно же, в регионе созданы. И то, что оппоненты пытаются много раз говорить о том, что низкая заработная плата, я хотела бы сказать, вот и вчера мы обсуждали, и подтверждение тому. Мы не идем по пути того, чтобы малокомплектные школы уничтожить, ни в коем случае. Это высосано в полном смысле слова из пальца теми, кто хочет эту проблему так видеть. Мы говорим о качестве образования тех детей, которые, к большому сожалению, находятся вдалеке от мегаполисов, от больших городов. И на сегодняшний день, если посмотреть, мы создали с вами всю правовую базу и для молодых специалистов – это оплата коммунальных услуг, это федеральная программа «Сельский дом», и сегодня молодые специалисты могут приобретать жилье, и в бюджетах федерального и областного уровня заложены на это деньги, это ипотека. То есть там, где хотят решать проблему, ищут, как ее решать, а там, где не хотят решать, ищут причину, как ее не решить.

    Именно поэтому, когда мы услышали то, что озвучил Борис Вячеславович, и когда Владимир Владимирович эту инициативу активно поддержал, мы поняли, что закончился Год учителя – начался Век учителя. Действительно, сегодня говорим о том, что нам понятно, вчера Андрей Александрович четко нам в Минобре нарисовал схему выполнения. В бюджетах краевых и областных денег достаточно, потому что проблема на уровне региона всегда решалась, никогда без внимания школы не оставались. Я вчера буквально, Андрей Александрович, после нашего совещания обсуждала уже со своими коллегами и в думе областной, и со своими коллегами в Комитете по образования. Мы очень благодарны за то, что нам дали возможность региону самому принимать решение, к какой части укрепления материально-технической базы мы будем идти. Потому что наши коллеги с Краснодарского края вчера говорят: нам медоборудование кабинета не нужно, нам нужно подумать о столовых, потому что это тоже часть качества образования – питание детей. Поэтому мы буквально в четверг проведем заседание фракции, пригласим всех руководителей фракции из муниципалитетов, проговорим и примем для себя решение. Я помню, когда Николай Иванович был председателем комитета, он тоже перед нами как раз ставил задачу, что мы должны по максимуму подойти к качеству. И должна вам сказать, что каждый регион, не дожидаясь вот этого решения, партийного решения, мы поднимали заработные платы, с учетом возможностей бюджета нашего региона. Вот в этом году с 1 июля наш регион 6,5%, какой-то регион 10%. И мы, безусловно, выйдем на ту цифру, о которой говорит Владимир Владимирович, это не обсуждается.

    Другой момент, что мы буквально на следующий день после заявления провели интерактивное совещание, в Интернет вышли, пообщались со всеми школами, провели общеобластное родительское собрание. Мы рассказали родителям и акцентировали внимание, что это наша инициатива. Все говорят, а мы делаем. Мы понимаем, что сегодня, и мы говорили вчера об этом, Андрей Александрович и улыбался, и немножко даже ругался о том, что по детским садам, по воспитателям и по техническому персоналу. Но это же действительно вчера было живое обсуждение, это же правильно, собрались коллеги. И сегодня, я так понимаю, почему спрашивают регионы? Потому что в конечном итоге нам отвечать за все, включая конечный вариант. Впереди выборы и в Государственную Думу, и Президента. Мы должны понимать, что мы должны дойти до каждого учителя, до каждого родителя, объясняя ему, почему вот сегодня мы еще раз повышаем зарплату, почему мы говорим о том, что учитель так нужен и важен в обществе. И вы знаете, после вот этого заявления и после этой нашей инициативы ректор педагогического института позвонил и говорит: «Придите, пожалуйста, к студентам пятого курса, который выпускается, давайте им скажем». Потому что когда они услышали, посчитали и говорят, слушайте, реально: дом дают, заработная плата повышается, коммунальные 50% оплачивают. Малокомплектные школы, кроме филиала, и мы вчера с вами разговаривали, когда были на встрече, о том, что мы идем по пути того, что нам дала Государственная Дума, казенные учреждения. Там, где нет сделать филиал, там казенные учреждения. Владимир Владимирович абсолютно прав, и поверьте, регионы, по крайней мере, в нашем регионе реакция была даже больше, чем положительная, потому что сказали, что вот, руководитель Правительства понимает, что там, где умирает школа – там умирает поселок. Хотя мы четко говорили о том, что там, где пять детей по мониторингу, впереди по анализу нет детей в поселке, мы школу как здание, сооружение сохраняем, памятуя тот опыт отрицательный по детским садам, когда сегодня мы не можем уже здания, сооружения вернуть назад. Мы, конечно же, объясняем родителям. Родители очень приветствуют, потому что и федеральная программа «Школьный автобус» очень хорошо работает, и сегодня из федерального бюджета хорошо заработала программа по дорогам. И, по крайней мере, наш регион в этом году больше миллиарда рублей дополнительных денег получает, это тоже решение социальной проблемы на селе.

    В общем, должна вам сказать, не строя иллюзий, что все будет так просто и легко, этого никогда не было, понимая, что мы как депутаты областной думы должны срочно принять все меры и к соглашению уже быть готовыми, и в бюджете посмотреть и найти эту цифру. И уверяю вас, что все регионы, и наш в том числе, отдавая себе отчет, мы, конечно же, сделаем так, что каждый учитель – и молодой педагог, и тот, который проработал много лет – сказал: действительно, Владимир Владимирович сказал, а на региональном уровне не обманули. То, о чем говорила Ирина Анатольевна.

    Спасибо.

    Рязанский В.В. Я хочу задать вопрос, он актуален для всех регионов. У нас учителя, работающие в городах, даже небольших городах, которые не отнесены к поселкам городского типа, там, где льготы действуют, они по зарплате, если они приравнены к сельскому учителю, то они ущемлены в некотором смысле. Скажите, не было ли у вас попыток неким образом дифференцировать такого рода надбавки для учителей, живущих в городах, потому что понятно – дорога более дорогая, коммуналка тоже дороже, но льгот нет и т.д. Не было таких попыток?

    Гусева И.М. Безусловно, разница такая была, мы ее видели, между сельским учителем и городским учителем. Но буквально три года назад как раз по инициативе городской фракции «Единая Россия» у нас было дополнительно городским учителям… Сначала были гранты, мы по этому пути шли. Потом поняли, что гранты – это не для всех. И тогда мы пришли к тому, что 25% - это городская надбавка, мы за счет субвенций выравнивали бюджет. И на сегодняшний день разница только в одном – оплата коммунальных услуг. Все остальное, сегодня у нас средняя заработная плата педагогов в Волгоградской области составляет 13400 рублей, а по промышленности 15000 рублей. То есть, по большому счету, у нас за последние три-четыре года разница сократилась за счет того, что мы огромное количество законопроектов, включая ветеранов труда педагогических Волгоградской области, то есть мы вытаскивали это все.

    Именно заработная плата добавляется 25% городским. Причем у нас пять городов областного подчинения, и все они в эту программу включены.  

    Яровая И.А. Уважаемые коллеги, Ирина Михайловна уже вспомнила, что у нас сегодня продолжают и будут действовать ранее начатые программы, это и по школьному питанию, и по школьным автобусам. И мы сегодня можем реально видеть, какой положительный результат дала реализация нацпроекта «Образование». И, говоря о президентском проекте «Новая школа», мы прекрасно понимаем, что та инициатива, которая сегодня заявлена Владимиром Владимировичем, и которая продвигаться будет нами во всех регионах, она, собственно говоря, идет в контексте этих задач. Вот здесь очень важно понимать, что каждая новая цель ставится после достижения предыдущей. Не просто определили такой план перспективный: выполним – не выполним. То есть решили одну задачу – подходим к другой. И, собственно говоря, мы неоднократно уже подчеркивали, что постановка новых задач и принятие новых обязательств бюджетных – это всегда должно быть продумано и гарантировано, это всегда должно быть абсолютно ответственно.

    Более того, когда мы принимали бюджет этого года и говорили о том, что по факту получения дополнительных доходов будет индексация и заработной платы бюджетников. И сегодня, когда у нас выступал Кудрин с информацией по исполнению бюджета, мы как раз подчеркнули, что вот они, 300 млрд., это фактически все социальные расходы. То есть ориентир бюджета как социальный бюджет, как бюджет повышения качества жизни людей, он находит преломление в том числе и в образовательных программах.

    Говоря о региональной составляющей, я думаю, что это наиболее знаково, потому что регионы сегодня в рамках наполняемости доходной части бюджета еще сами дополнительно разрабатывают свои программы и реализуют дополнительные проекты. И важно подчеркнуть, ведь сегодня стоит задача повышения заработной платы учителя в соотношении с заработной платой в экономике. Это очень важно. То есть мы понимаем, что сегодня экономика как главный двигатель и как главный источник наполнения доходной части бюджета является неким ориентиром, некий флагман и понимание того, как должна увеличиваться заработная плата и в социальной сфере, и в бюджетной сфере.

    Я бы сейчас попросила дать информацию по Нижнему Новгороду. У нас присутствует наш коллега Максим Алексеевич Маткин, он является координатором и Государственно-патриотического клуба в регионе.

    Максим Алексеевич, какие дополнительные программы вы на уровне своего региона сегодня уже реализуете и будете предлагать?

    Маткин М.А. В Нижегородской области на 2011-2013 годы принята региональная программа развития образования, где финансирование предусмотрено в районе 200 млн. рублей. Могу просто зачитать цифру, она уже начинает реализовываться. Программа подразумевает под собой: предоставление мер государственной поддержки 1050 ветеранам педагогического труда; выплата 1101 именной стипендии талантливой молодежи; участие 2400 молодых ученых в Нижегородской сессии по естественнонаучным, гуманитарным и техническим дисциплинам; также организацию более 400 региональных конкурсов, смотров, слетов и фестивалей в сфере допобразования и воспитания детей. Также немаловажным считаю в данной программе отдых и оздоровление более 3,5 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Также, если говорить о сельских школах и малокомплектных школах, Нижегородская область достаточно большая, это приобретение в рамках программы 48 автобусов для перевозки детей и приобретение 54 тысяч единиц профессиональной учебно-методической литературы для образовательных учреждений. Это я перечислил далеко не все. Эта программа принята при непосредственном участии и по инициативе фракции «Единая Россия» в законодательном собрании.

    Хотел бы еще отметить положительный опыт Нижегородской области, это инициатива «Единой России» и губернатора Валерия Павлиновича Шанцева – строительство ФОКов. Могу сказать, что те ФОКи, а их уже сейчас более десяти на территории области, и мы проводим замеры, мы проводим социологии. Могу сказать, что в данных городах те физкультурно-оздоровительные комплексы стали центром притяжения. Очень много детей, которые были не социализированы, которые были предоставлены улице и попадали под различные риски – алкоголизм, наркомания, курение, мы просто видим, как малые города, а это региональные центры районов, они просто преображаются. И преображаются не только дети, но и их родители. И как элемент социализации это бесспорно очень положительный опыт.

    Рязанцев В.В. Можно вопрос? Скажите, пожалуйста, вот программа ФОКов. А почему это не отражается на электоральной поддержке «Единой России», если так все хорошо? Или, может быть, электорат уже привык, что мы это обязаны делать? Результаты выборов-то показывают, что мы «грохнулись» на выборах.

    Маткин М.А. Я могу сказать, что Нижегородская область очень сильно просела за счет областного центра. Результаты в тех городах и районах центрах, где были построены ФОКи, более 50%. Если говорить об общем результате, то да, Нижний Новгород показал 35%.

    Рязанский В.В. А в городах, где построены ФОКи, где реально люди почувствовали, там результаты выше?

    Маткин М.А. Да, там результаты лучше. То есть это конкретные дела, и люди это видят. Потому что к нам приезжает и Немов, и Третьяк.

    Морозов О.В. Это у вас своя программа или то, что идет по линии партийного проекта?

    Маткин М.А. Это и своя программа, и в нее достаточно много финансирования областного.

    Яровая И.А. Спасибо.

    Александр Валерьевич Никитин. Тамбов на связи.

    Никитин А.В. Уважаемые коллеги, я хочу сказать, что в Тамбове, в области, рассматриваемая тема является наиболее обсуждаемой. Причем обратная связь появилась сразу, как только были сделаны первые заявления. Идет обсуждение, причем идет активно. И как ни странно в первую очередь обсуждение началось в родительской среде. Идут обращения в Думу, в профильный комитет соответствующий, очень много вопросов. В этом смысле вчерашнее совещание позволит нам, возвращаясь в регионы, на многие вопросы дать более конкретные ответы.

    Я хочу обратить внимание на то, что сейчас, когда этот новый опыт будет реализовываться, нужно посмотреть на опыт, который уже есть в регионах. О чем идет речь? Честно скажем, что у каждого региона была разная стратегия в реализации образовательных инициатив. Многие регионы, создавая базовые, проводя филилизацию, эффективно пришли к сокращению как численности учителей, так и самих школ. Причем высвобождавшаяся дельта в этих регионах во многом пошла на увеличение заработной платы. И была другая стратегия в регионах, когда максимальным образом, создавая те же базовые центры, проводя филилизацию, пытались сохранить в количественном выражении школы и самих учителей, но все-таки в первую очередь акцент делали на укрепление материально-технической базы. И, естественно, этот разрыв, который есть на сегодняшний день между средней заработной платой по экономике региона и средней заработной платой учителей, был результатом той или иной стратегии.

    Что сейчас? Конечно, очень хорошо, что вчера Андрей Александрович, подводя итоги, отметил, что в самой новой программе появляются внутренние компенсаторные механизмы, самообеспечительные. В данном случае идет речь о том, что субсидия, которая придет в этом году, позволит компенсировать те расходы, которые регионы уже направили на материально-техническое обеспечение. Например, по Тамбовской области 100 млн. рублей мы уже направили на укрепление матбазы. Естественно, если придет субсидия с учетом коэффициента бюджетной обеспеченности, как было обозначено в раздаточном материале, если мы сможем компенсировать эти средства и дополнительно направить их в этом году на увеличение заработной платы, то с учетом нашей бюджетной обеспеченности, конечно, мы в этом году абсолютно выполним программу и смело своим избирателям и учителям посмотрим в глаза.

    На следующий год, я думаю, все-таки надо будет обратить внимание на опыт регионов, где в прежние годы акцент был сделан не на потребительский подход, а исключительно на приращение материально-технической базы. И, может быть, в зависимости от этого корректировать и саму поддержку в виде субсидии, и другие моменты.

    А в целом еще раз повторяю, наверное, для регионов, у которых доля сельских школ очень высокая, для аграрных регионов это замечательная инициатива, и, я думаю, мы эту инициативу оправдаем в Тамбовской области.

    Яровая И.А. Уважаемые коллеги, наверное, все обратили внимание, что регионы у нас подчеркивают, что бесплатность и доступность образования – это приоритеты, которые вообще не обсуждаются. Сегодня речь идет о том, чтобы создать дополнительные условия, которые бы были привлекательны для педагога, чтобы в профессию в том числе пошли молодые учителя. Здесь мы еще будем говорить о том, что вообще-то стоит задача объединения образовательного пространства. Ведь единое образовательное пространство – это не только общий закон, это не только общие образовательные стандарты, это еще создание унифицированных, высококачественных условий для преподавания педагога и для самого учащегося. Конечно, родители в первую очередь очень откликаются на это. Почему мы просили, и во всех регионах проводим именно такую работу, чтобы с участием родительских комитетов, родительской общественности в том числе обсуждать и эту инициативу, чтобы не только педагоги и органы власти, но и родители определяли, что выбрать приоритетом. Вот эти федеральные средства, которые сейчас получит каждый регион, каким образом наиболее рационально, эффективно их использовать? Это тоже очень важно. Но при этом мы понимаем, что если речь идет об эффективности использования вообще бюджетных средств (а сегодня программно-целевой метод выбран вообще как определяющий в использовании бюджетных средств), то, конечно, мы видим, что в системе образования это находит реальное преломление. Чтобы это было абсолютно полезно. Вот полезность использования бюджетных средств, полезность для человека – наверное, это главный критерий.

    Поскольку мы уже говорим о региональной составляющей, наверное, будет правильным нам послушать еще и Иваново. Анатолий Константинович, пожалуйста, вам слово.

    Буров А.К. Уважаемые коллеги, добрый день!

    Действительно, вчера на совещании в министерстве и в кулуарах говорили о том, что много денег, мало денег. Я хочу сказать о том, что Ивановская область дорожит любой копейкой и мы, безусловно, рады любой сумме, которая придет в регион из федерального бюджета.

    Действительно, у нас есть большой опыт реализации крупных социальных проектов, и этот опыт подсказывает нам то, что данный проект будет успешно реализован на территории региона.

    Что здесь безусловно? Безусловно здесь то, что система образования будет наполнена финансами, это не вызывает сомнения, это здорово. И очень вчера порадовала позиция министерства, она показалась нам достаточно демократичной. Я имею в виду формулу: деньги в обмен на обязательства. То есть мы совсем недавно защищали программу по здравоохранению, там ситуация совершенно другая. Там требования министерства менялись почти каждый месяц и не по одному разу. А вот здесь у нас нет сомнений, что мы эти обязательства выполним, поскольку, когда занимаешься системно вопросом, то оно, конечно же, когда-нибудь прорвет. Вот в данном случае прорвало! Мы шли к этому. То есть мы последние годы серьезно занимались комплексной системой модернизации образования, потратили туда много денег. И вот Андрей Александрович у нас был в регионе, действительно процент охвата детей, которые обучаются сегодня в современных условиях, достаточно высокий в Ивановской области, несмотря на ущербность нашего бюджета.

    Что вызывает беспокойство? Вчера и сегодня мы думали о том, что же нам делать? Добивать зарплату учителей до средней по региону? У нас средняя зарплата учителя 11 200 рублей, а по региону 13 400 рублей. Во-первых, мы подумали, что это достаточно реально для нашего региона. А вот увеличение заработной платы до 30% – это надо считать. То есть сейчас я не готов об этом сказать, тем более полномочий на это нет, поэтому мы приедем и все посчитаем.

    Но я говорил об опыте реализации социальных проектов, и этот опыт подсказывает следующее. Мы почему-то все время говорим о повышении зарплаты, а надо говорить о фонде оплаты труда. Это не одно и то же. Понимаете? Вчера и профсоюзы говорили о том, что вот сейчас будет увеличена зарплата на 6,5% в бюджетной сфере. Да не зарплата будет увеличена, а будет увеличен фонд оплаты труда, а это не одно и то же. И это беспокоит, как бы не было разочарования. И мы свою задачу, я как координатор прежде всего вижу в том, чтобы в эти дни посчитать вместе с правительством Ивановской области, на что мы можем выйти, и сказать правду учителю. Вот это очень важно.

    А сегодня смотрите сайты, пресса… Я думаю, что более взвешенно надо относиться к политическим высказываниям, тем более речь идет о таком серьезном и важном деле.

    А так хочу сказать, что нет сомнений, что проект модернизации образования будет реализован на территории Ивановской области. Спасибо.

    Яровая И.А. Анатолий Константинович как представитель консервативной партии, а наша партия заявила консервативную идеологию, как раз подтверждает то, что каждое обещание, которое мы даем, должно быть просчитано и взвешенно, и, безусловно, исполнено.

    Буров А.К. Иначе будет эффект обратный.

    Морозов О.В. Очень хорошо, что на эту тему вы обратили внимание, потому что прозвучало из разных источников несколько заявлений, которые надо соединить, сшить. Потому что одно дело средняя по экономике, но она разная. Средняя по экономике в Москве 40, даже к 60 тысячам (официально 48 тысяч), а в Южном федеральном округе у некоторых учителей выше, чем средняя по экономике. Куда нам? Назад? Нет.

    Второе. 30%. Опять же, как увязать эти 30% с реальными возможностями регионов и задачей: средняя по экономике? Потому что в каком-то случае, чтобы довести до средней по экономике, может быть, потребуется и не 30%. Вот это надо все сбалансировать.

    И, на мой взгляд, позиция очень правильная: надо с учителями говорить открыто, объяснять реальную ситуацию, объяснять, что можно сделать, что мы сделаем сейчас, что мы сделаем завтра, что мы сделаем послезавтра – главное дать сигнал, что программа начата, что мы всерьез и надолго занялись проблемой, в том числе социального статуса учителя, который из зарплаты, поддержки, нормальной материальной базы и внимания власти.

    Яровая И.А. Абсолютно правильно! Я на своем примере могу сказать. В пятницу уже на Камчатке я буду встречаться с директорами школ, педагогами, где мы будем просто с карандашом в руках все эти вещи смотреть и считать, зная возможности бюджета, зная, как будет реализовываться федеральная поддержка. Это все нужно сбалансировать. И очень важно сразу, на старте, говорить абсолютную правду, говорить о тех реальных возможностях, которые есть. Они есть, просто их нужно правильно оценить и заявить ровно в том объеме, насколько они будут исполнены.

    Вот Николай Иванович Булаев у нас сегодня является федеральным координатором проекта, и, я думаю, что всю эту координацию с регионами во многом будет обеспечивать именно он.

    Николай Иванович, пожалуйста.

    Булаев Н.И. Спасибо Ирина Анатольевна. На самом деле большую часть своей жизни я прожил в селе, и просто знаю, что бессмысленно сеять в неподготовленную почву. Ее нужно подготовить, нужно, чтобы она прогрелась, нужно, чтобы она созрела. Помню, когда батя был жив, он выйдет, в ладонь землю положит, посмотрит: прогрелась или не прогрелась. Если прогрелась, можно картошку сажать, что-то сеять. Нет – бессмысленно, все сгниет или замерзнет. И, мне кажется, мы очень долго удобряли школьную почву разовыми проектами. По сравнению с этим проектом они кажутся нам маленькими. Например, проект реконструкции аварийных школ. Третий год, если мне не изменяет память, мы работаем по этому проекту. Очень серьезное софинансирование со стороны регионов. В 600 аварийных школах мы должны в следующем году завершить реконструкцию за счет федерального бюджета и за региональных. Руку набивали. Проект национальный «Образование», мы сегодня называем 13 тысяч школ по 1 миллиону рублей, некоторые (как исключение) получили по 2 млн. рублей, и мы знаем, что эти школы сегодня находятся в ином состоянии с точки зрения материального обеспечения. Приведу одну цифру, в среднем за счет этого проекта каждая школа за два года получит 2,5 млн. рублей. Каждая школа! Не 3 тысячи, не 13 тысяч, а каждая школа в России в среднем получает 2,5 млн. рублей! 50 миллиардов поделите на 52 тысячи школ и вы получите эту цифру. То есть мы каждой школе даем возможность стать победителем нацпроекта, по сути дела даже в большем объеме, и дважды, два года подряд. На мой взгляд, мы даже не можем подумать о том, что эти деньги не окажут влияния.

    Теперь относительно сомнений регионов. Цифры вообще любят, чтобы их не просто видели, а на кончиках пальцев их нужно чувствовать. Вот Ивановская область 140 млн. рублей получает в этом году на четыре месяца. Предварительно рабочая цифра – около 145 млн. рублей получает. Легко считается: 8 700 учителей. Даже без софинансирования со стороны регионального бюджета регион имеет возможность повысить заработную плату, как минимум, на 30%. И здесь не может быть другой позиции, потому что деньги как минимум в этом объеме должны быть направлены на повышение заработной платы. Если мы начнем сейчас пытаться «оттанцевать» от этих цифр, все, идея будет дезавуирована, и мы ее похороним. Нет у нас такого права, это право будет жестко закреплено (об этом Андрей Александрович сказал) в соглашении министерства и субъекта.

    И мне представляется, что сегодня у нас есть на самом деле уникальная возможность еще в том, чтобы сам статус учителя несколько приподнять над всеми другими уважаемыми школьными профессиями. Я еще раз говорю, в школе проработал не один год, общий стаж учительский больше 25 лет, и я знаю, как болезненно воспринимается, когда у кого-то зарплата на рубль больше или на рубль меньше. Но сегодня, когда мы уже на языке мозоль натерли, что школьный учитель недооценен, мы четко должны понимать поставленную цель: поднять школьного учителя над всем остальным уважаемым, значимым сообществом, даже над преподавателями СПО и НПО, даже в какой-то степени над преподавателями вузов. Сделать привлекательной и мотивированной эту профессию.

    А что касается материальной базы школ, я хочу подчеркнуть, никогда регионы таких денег не тратили. Сейчас они мотивированы на то, чтобы направить 60 млрд. рублей в год на материальную базу школ. Еще раз говорю, что эти деньги не могут не сработать. Просто не могут! Это все равно, что если вы поели в обед плотно, вам через два часа есть не захочется. Здесь мы даем такой объем финансирования, который не может не дать эффекта. Если не даст, то мы с вами абсолютные бездари. Спасибо.

    Яровая И.А. Я бы хотела обратить внимание регионов, Николай Иванович, на то, что вы сказали. И мы вчера это обсуждали. Что ведь возможности региона связаны со способностью оценить эффективность тех расходов по другим направлениям, которые есть. И практика показывает, как правило, что всегда есть резервы, и всегда есть, где обеспечить более рациональное использование средств можно. В том числе закон, который мы недавно приняли, по госзакупкам. Уважаемые коллеги, мы прекрасно понимаем, что закон по госзакупкам… Почему и возникла необходимость его изменения. Мы видим примеры в некоторых регионах, как и за какие деньги что приобретали. Вот вам источник, вот вам резерв для экономии бюджетных средств и направления их на образование. И то, что сегодня поставлено как государственная задача поднять статус учителя – это несомненно. И вопрос в том, что регион должен подойти не просто с точки зрения того, что мы посмотрим, а нужно поработать, и эти средства, в том числе через эффективное использование, конечно, могут и должны быть.

    Уважаемые коллеги, у нас обсуждение идет на уровне представителей регионов, но у нас присутствуют эксперты, можно сказать, независимые эксперты. И на ту программу, которая сегодня предлагается, хотелось бы узнать и их точку зрения. Пожалуйста, Леонид Владимирович.

    Поляков Л.В. Спасибо, Ирина Анатольевна.

    Мне кажется, что разговор о подъеме социального статуса учителя настолько современный, что практически запоздал. Я бы сказал так, что если задаваться вопросом модернизации, то в ответ на вопрос: а где все-таки модернизационный класс? Об этом очень много спорят в последнее время: на кого опираться. Мне представляется, что один из возможных ответов на поверхности лежит: люди ответственные за будущее, люди, ответственные за то, чтобы страна имела перспективу и чтобы она обновлялась – это как раз учителя. И, мне представляется, что самый главный компонент в этой борьбе за подъем социального статуса учителя – переориентация наших собственных мозгов, понимание нами самими, что учителя это не просто наемная рабочая сила, которая получает зарплату за 8 часов своего труда, а понимание того, что это люди, занятые 24 часа в сутки изготовлением будущего. Если так поставить приоритет, если понимать, что действительно мы обсуждаем не просто очередную техническую проблему или одну из проблем направлений действия правительства, а проблему будущего страны, то, наверное, все остальные приоритеты, все остальные акценты должны расставляться соответственно. Прежде всего, такое понимание должно прийти в саму школу, как мне представляется. Я не знаю, Андрей Александрович, видели ли вы этот знаменитый ролик «Уроки толерантности в краснодарской школе», но когда его смотришь, оторопь берет, очень тревожно становится за то будущее, которое нас ожидает. И хотелось бы, чтобы такие ролики, такие видеозаписи были таким тревожным сигналом, потому что то, что там показывается – чистый ужас. И после того, как это видишь, буквально опускаются руки, потому что думаешь о программе, учебниках, о новых стандартах, занято большое сообщество ученых, экспертов, профессионалов, а потом просто в эту атмосферу погружаешься… Ну это как бы срез небольшой из того знаменитого сериала «Школа», он в свое время потряс нас всех и вызвал большую общественную дискуссию, очень разные точки зрения. Помните, Ирина Анатольевна, мы с вами спорили у Максима Шевченко: надо показывать или нет? Смешно, как не показывать эту правду. И вопрос именно в этом, мне кажется: как согласовать эти две разные правды?

    Мне кажется, что Андрея Александровича вообще принципиальная, ключевая задача. Все правильно, и Сколково замечательно, и все остальное, и покупки технологий. Но собственные мозги и собственные души не купишь. Правильно? Очень хорошо, что это понимание исходит от правящей партии, но чтобы оно транслировалось и в Правительство в том числе, что вот эти дебаты: кто там главный, кто сейчас на переднем рубеже, технологические министерства или Министерство обороны (условно). Это имеет очень простой ответ: если все остальное, в том числе и деньги, которые туда посылаются (очень правильно говорилось насчет почвы, готова она или нет), если они ложатся на неподготовленную почву, то все ваши усилия по экономии, по целенаправленному расходованию очень дорогих бюджетных средств, через 10 лет могут не окупиться.

    Мне кажется, этот вопрос об окупаемости будущего, о понимании того, кто является модернизационным классом в России, и что он, собственно, призван делать, вот это должно стать широким форматом работы партии. Потому что очень правильный акцент на связи этих усилий и электоральных результатов, но, мне представляется, что «Единая Россия» – это единственная партия, которая думает о будущем, помимо того, что она стремится выигрывать очередные выборы.

    И такой вопрос, который в последнее время в партийной среде поугас, но вызовы бросают со всех сторон, и последний доклад Инсара – это прямой вызов, это перчатка. Оппоненты считают, что сама идея консервативной модернизации похоронена. Если молчать и не отвечать, не предлагать активные ответы сообществу, но, мне кажется, что и электоральный успех тем самым ставится под очень большой вопрос. Если отдать инициативу тем, кто раскалывает само понятие «консервативная модернизация», ставя вопрос ребром: или консерватизм, или модернизация, то этот ущерб, идеологический, идейный, в мозгах избирательной среды, электорального пула ничем невозможно компенсировать. А вот в самом подходе к тому, что мы находим модернизационный класс, мы обращаемся к тому будущему, которое закладывается сегодня, и мы связываем поколения, потому что вопрос модернизации образования – это вопрос одновременно о том, кого мы хотим видеть через 10 лет россиянами? Но вопрос: кто их делает? Это же консервативный принцип. Повторяю, не купишь мозги и души никогда, ни в каком Сколково. Поэтому, мне кажется, если сегодняшний разговор будет стартом и для партии, и для исполнительной власти, которая отвечает за этот участок, практически ключевой в будущем страны, если он станет только началом… И не только потому, что он конъюнктурен (избирательный цикл), но и потому, что если мы на самом деле всерьез думаем о так называемой приватизации будущего, то, собственно в этом месте все и заключается. Спасибо.

    Морозов О.В. Я просто не могу не отреагировать, потому что затронута одна очень важная тема. Мы, наверное, все ее подспудно чувствуем, но иногда на языке она звучит совершенно иначе, и нас слышат по-другому, к сожалению. Вот когда мы говорим о каком-то проекте, в том числе об этом, и увязываем его с выборами, то это звучит чудовищно. Я прошу, чтобы мы все это услышали. У нас замылено ухо, как у людей, которые занимаются практической политикой, а для людей это звучит чудовищно, что мы объявляем некую программу, потому что у нас на носу выбору. Коллеги, это бред! Никакая партийная идеология, никакая партийная работа так не может строиться! Я здесь как раз хочу оттолкнуться от многих выступлений, которые сегодня звучали, начиная с первого. Это тренд работы партии, мы понимаем это. Я отталкиваюсь от ваших слов: мы формируем будущее нашей страны, мы поэтому идет на этот проект, а не потому, что у нас приближаются выборы и нам нужна поддержка учителя.

    Между прочим, учитель традиционно поддерживал партию и тогда, когда еще только начинался проект «Образование», когда, прямо скажем, нашим учителям жилось несладко, и до сих пор они еще не имеют того социального статуса, который нужно было бы им сегодня придать, говоря языком реальной политики, что мы смотрим в будущее, что мы формируем будущее страны, будущие поколения, которые через 10-15 лет будут реализовывать эту модернизацию, о которой мы говорим. Мы можем старт этому процессу дать, а делать его будут уже другие.

    Поэтому, мне кажется, язык политиков должен быть очень точен, потому что иногда мы за привычными словами проговариваемся о вещах недопустимых, и люди слушают тогда совершенно по-другому. Вот этого делать ни в коем случае нельзя. Поэтому я горячо поддерживаю ваше выступление.

    Яровая И.А. Олег Викторович абсолютно прав. Но здесь было бы справедливо сказать, что у нас есть программа действий, и делающие всегда могут нас привязать к любым выборам – местным, региональным. Программа действий партии – это набор, это не просто какие-то плановые мероприятия, это идеология, это видение, это реализация этого видения. И, конечно, говоря о консервативной идеологии, я не устану вспоминать и приводить слова Солженицына: «Это стремление сохранять и отстаивать лучшие добрые традиции, оправдавшие себя во многовековом народном действовании». Преемственность поколений, связь новых планов с историческим прошлым, и то, что совершенно справедливо сказал Леонид Владимирович: духовность, нравственность невозможно просто навязать, купить и заставить, она должна быть сформирована, воспитана и передана… И, кстати, мы здесь неоднократно работали по этим вопросам с уважаемыми коллегами, которые здесь присутствуют. Это Юрьев Евгений Леонидович, с которым мы говорили о концепции духовно-нравственного воспитания, о том, что в системе образования должно уделяться самое пристальное внимание вопросам культуры, сохранности культуры, знаниям своей истории. Это Борис Григорьевич Якеменко – мы обсуждали проблематику учебной литературы, говоря об общем образовательном пространстве. Ведь, к сожалению, мы до сих пор имеем в виду некую несогласованность учебной литературы, некую противоречивость даже в подаче исторических фактов. И все это необходимо, конечно, комплексно рассматривать. Поэтому в программе «Единой России», как программе действий по повышению качества жизни людей, составляющей, конечно, является образование, причем многоаспектное, разноплановое.

    Андрей Александрович, не хотите ли вы?

    Морозов О.В. Андрей Александрович и все присутствующие, можно я извинюсь?.. У меня просто мероприятие начинается.

    Фурсенко А.А. Тут было несколько выступлений, я бы хотел отчасти прокомментировать то, что было сказано, а отчасти добавить свое.

    На самом деле сегодня мы живем в совершенно парадоксальной ситуации. С одной стороны, есть огромное недовольство образованием. На самом деле оно нарастает, и чем больше мы делаем, тем больше оно нарастает. С другой стороны, есть сильное движение, которое условно можно сформулировать: не надо перемен, не надо модернизации, не надо ничего менять. Это парадокс, это противоречие, которое даже объяснить трудно, но оно существует. У нас призывы к тому, чтобы остановить реформы (хотя мы давно уже это слово не употребляем), остановить модернизацию, отправить в отставку министра, который все это делает, и при этом полное недовольство тем, что сегодня имеем. Почему? Существует опасение, страх перед переменами, к сожалению, зачастую обоснованный.

    Смотрите, несколько моментов приведу. Вот только что мы обсуждали с коллегами из «Парламентской газеты», очереди перед школами для записи детей. Ведь проблема не в том, что не хватает мест в школах, их больше чем детей. У нас, к сожалению, из-за демографического спада мест в школах больше, чем детей. Но есть очень небольшое количество школ, про которые родители или на своем опыте, или, поговорив с друзьями, знакомыми и родственниками, знают, что там учиться можно, а больше нигде. И они, кляня на чем свет стоит эти очереди, но при этом требуют ни в коем случае не трогать систему образования, не менять ее. Хотя это парадоксально, это дико. Эти очереди означают только одно – система больна. Если на всю Москву по разным оценкам от 15 до 30%, в которых все хотят учиться, а в остальных учиться не хотят, это больная система, которую надо срочно лечить.

    Давайте поговорим о вузах. Абсолютная несбалансированность приема. Мы готовим людей, которые потом идут на улицу, которые не востребованы. И с одной стороны, в общественном пространстве это все время поднимается, но с другой стороны, как только пытаются влиять на структуру приема в пользу инженерных специальностей, например, специальностей, которые с точки зрения будущего будут востребованы, мы встречаемся с огромным протестом и нежеланием что бы то ни было реформировать. Хотя, как есть школы, которые не учат, так есть и вузы, которые не учат, а только выдают дипломы.

    Третий вопрос. Неакадемическое образование, неуниверситетское образование. Это среднее профессиональное образование, это подготовка квалифицированных рабочих. Все говорят об одном, что абсолютно неправильная структура подготовки кадров, несбалансированная, ненормальная для экономики, но одновременно есть мощное желание, требование общества дать возможность каждому ребенку, вне зависимости от его подготовленности и даже желания, получить высшее образование. И это тоже противоречие. При этом попробуйте сейчас хоть каким-то образом, силовым образом… Когда я говорю «силовым», то имею в виду взять людей, которые показывают на выпускных экзаменах (я не говорю сейчас о едином государственном экзамене, хотя он отражает более или менее объективную картину), что они плохо учились, что они не могут или не хотят учиться. Попробуйте создать систему, при которой эти дети должны получать не высшее, а начальное среднее образование. Поверьте мне, мы столкнемся с огромным общественным протестом, потому что считается, что это резервация. И эту ситуацию приказами, законами, указами президента, постановлениями правительства не изменить, это должно изменяться в обществе.

    У нас сегодня идет огромное серьезное обсуждение вопросов стандартов образования. Кстати говоря, я до сих пор не могу принять позицию, когда оставив обсуждение стандартов основной школы на усмотрение экспертного сообщества (а там было серьезное семимесячное обсуждение) и не включившись со стороны общества в обсуждение этих вопросов, мы так много и зачастую эмоционально, извините, и неквалифицированно обсуждаем вопросы стандартов старшей школы. Хотя на самом деле все проблемы закладываются именно в основной школе. Одна из проблем наших ребят заключается в том, что 5 по 9-й класс ребята перестают учиться. Потому что начальная школа закончилась, когда родители переживали, а экзамены для поступления в вуз еще далеко. И уходит мотивация. Это может быть темой для вашего клуба, и для обсуждения: изменить эту ситуацию. Потому что сегодня проблема для всего общества, что мы должны учиться всю жизнь, это императив, ничего не поделаешь, весь мир теперь должен учиться всю жизнь, потому что внешняя ситуация меняется настолько быстро, что мы не можем вести себя по-другому. Если мы должны учиться всю жизнь, то нам должно нравиться учиться всю жизнь. Если мы делаем это через силу, это стресс, это социальная напряженность, нельзя заставлять людей всю жизнь делать то, что они не хотят, мы знаем, что это всегда кончается плохо. И тут это кончится плохо. Это означает, что мы должны выстраивать систему образования и через стандарты, и через воспитание и настраивать на то, что человек только в том случае будет самодостаточен, если будет учиться всю жизнь, и только тогда он будет жить в мире самим с собой.

    Стандарты – отдельная тема, я думаю, что все равно ее надо обсуждать. Но я хочу сказать, что страх перед новыми стандартами – на самом деле страх перед выбором (а это очень опасно), люди должны уметь выбирать, и это страх перед ответственностью. Если мы не начнем учить людей с детского сада брать на себя определенную ответственность, если мы не начнем по мелочам, понемножку, что если ты выбрал эту игрушку, значит, ты отказался от другой. То есть за тебя решает не воспитатель, родитель, старший брат или сестра, ты решаешь это сам. Если мы не будем это вкладывать... Может быть, это и есть главный вопрос, Леонид Владимирович, главная проблема воспитания – отвечать за свои слова и поступки.

    Вы говорили об эффективности вложений. Эффективность у нас сегодня, к сожалению, абсолютно неверно понимается как субстанция исключительно экономическая. Это дикость на самом деле. Эффективность в первую очередь не экономическая субстанция, экономика следует за этим, она должна прийти за этим. Я как раз хотел сказать, что такое консерватизм, на мой взгляд, консерватизм – это в том числе и ответственность. Мне представлялось, что консерваторы (я не очень большой политик) – это люди, которые готовы брать на себя ответственность, которые не переваливают ответственность на одного-единственного лидера, который готов это взять в каком-то смысле на себя.

    Когда мы говорим о том, как и куда мы должны двигаться, то я могу сказать, что, конечно, главное – это брать на себя обязательства, которые мы можем выполнить. Знаете, был указ № 1 Бориса Николаевича Ельцина, очень важный, психологически важный указ об образовании. Я недавно читал его. Не выполнен ни один пункт. Ни один пункт! Возьмите ради любопытства, почитайте! Понимаете? Но зачастую политические оппоненты ссылаются, что вот был указ об образовании, а вы теперь такого не принимаете! Коллеги, нельзя брать на себя обязательства, которые невозможно выполнить. Тактически это очень выигрышная вещь, стратегически опаснейшая, ведущая к страшным вещам.

    Я могу вам сказать, что я анализировал вопрос по поводу того, какие обязательства мы на себя берем. Я помню первую программу нашего нового министерства в 2004 году, а в 2008 году я докладывал результаты в Думе. Мы выполнили все объявленные мероприятия за четыре года. Но если в 2004 году нас обвиняли в том, что это невыполнимо, что мы идем на невыполнимые задачи в заоблачных высях, то в 2008 году нам сказали, что этого абсолютно недостаточно, принципиально недостаточно. Почему? Потому что открылись новые горизонты, принципиально новые горизонты. Мы сегодня хотим абсолютно другого, не того, что мы хотели и принимали в 2004 году.

    Вот сейчас идет обсуждение закона «Об образовании». По поручению Президента создана комиссия во главе с известным юристом, очень уважаемым человеком Леонидом Федоровичем Яковлевым. Я как раз вчера участвовал в одном из заседаний комиссии, она завершает свою работу подготовкой соответствующего доклада Президенту. Там участвовали ведущие юристы страны: ректор Санкт-Петербургского университета, ректор МГЮА, декан юрфака МГУ, ректор Высшей школы экономики – разные люди с очень разными взглядами. Главная задача, как я понял, попробовать создать закон, который не был бы популистским, но при этом ставил бы задачи и ставил бы ограничения. Я думаю, что обсуждение будет продолжено, я думаю, что это очень сложный закон. Но я точно понимаю, что комиссия, созданная по поручению Президента, все-таки взяла на себя ответственность дать предложения, которые не были бы популистскими, но которые бы продвигали систему образования вперед.

    Еще два коротких замечания. Во-первых, я поддерживаю Николая Ивановича Булаева, нельзя вкладывать деньги в неэффективную структуру, в неработающую структуру. К сожалению, зачастую вкладывая деньги, мы ждем тот момент, когда структура будет готова хоть как-то их принять. Вот мы говорим о молодежи, но надо создавать не только стимулы для прихода в школу, надо создавать возможность для молодежи устроиться в школу. Коллеги, не будем закрывать глаза, у нас молодежь-то сегодня особо никто не ждет, у нас нет вакансий в школах. У нас всю страну сегодня меньше 6 тысяч вакансий на 1 миллион с лишним учителей. Мы объявили конкурс, выделили специальные гранты, гранты на два года по 250 тысяч тем ребятам, которые готовы поехать учителями в сельские школы. Во-первых, не пришли на эту тысячу грантов, пришло меньше, пришли 774. Но самое главное, что у меня есть достаточно большое количество писем от молодых ребят, выпускников, они говорят: помогите, мы хотим идти в школу, но там нет мест, а те места, которые предлагаются нам, очень непривлекательны, мало часов и неинтересные предметы.

    И еще одно. Я все-таки скажу по поводу спекуляций на тему образования. Спекуляция по поводу образования – это стандартная вещь, это такая благодатная тема, потому что вокруг образования всегда можно что-то сказать. Коллеги, я хочу сказать, может быть, не столько для присутствующих, сколько для журналистов. Всем понятно: ни один в здравом уме политик не сделает ничего такого, что ухудшило бы ситуацию в образовании, это самоубийство для любого политика. Это всем понятно, это абсолютно для всех очевидно. Любые спекуляции по поводу того, что собираются делать образование платным, собираются уменьшить возможности для детей, собираются сократить финансирование, коллеги, я думаю, что для любого человека очевидно, что это обман, потому что не может человек в здравом уме выйти на решение, которое хоть каким-то образом ухудшило бы ситуацию в образовании. Можно подозревать в некорректном поведении, но нельзя подозревать политиков в том, что они идиоты. Товарищи, это в принципе не может быть! Поэтому я хочу сказать, крайне важно на сегодняшний день, что есть консолидированная политика, политика Президента, который выдвинул инициативу «Наша новая школа», которая была направлена на комплексное решение проблем школьного образования, и сейчас очень активно включился в изменение системы высшего образования технического, неуниверситетского образования, есть позиция Правительства, и есть позиция Государственной Думы. Причем на самом деле я бы сказал так, что это даже внепартийная политика, но просто, к сожалению, те люди, которые (я уверен) понимают примерно то же самое, что мы сейчас говорим, понимают, что эта тема, которая все-таки может быть использована для розыгрыша каких-то карт, и поэтому в принципе придерживаются тех же самых взглядов, что образование должно улучшаться и зачастую выдвигают не реалистичные, но популярные лозунги для того, чтобы показать, что они еще больше хотят сделать для образования.

    Я думаю, что на этом фоне ситуация с образованием может быть улучшена, но в рамках ответственной, продуманной политики, которая основывается на том, что уже сделано и на четко сформулированных целях, которые должны быть достигнуты не в каких-то заоблачных далях, а в достаточно конкретной среднесрочной перспективе. Спасибо.

    Яровая И.А. Уважаемые коллеги, буквально одно дополнение. Андрей Александрович, говорил о политиках, об обещаниях. Я просто напомню, что в 2000 году Послание Путина, где он говорил о том, что утвердилась политика государственной лжи, когда социальные обязательства 6,5 триллионов превышали в два раза консолидированный бюджет страны. Сегодня это принципиально невозможно! И все мы в принципе говорили о том, что абсолютно реалистичные планы, абсолютно реалистичные обещания, каждая новая более серьезная задача подготовлена как раз той почвой, на которой работали ранее.

    Коллеги, для того чтобы мы подвели итог, потому что в принципе основные вещи уже были сказаны, я предлагаю, может быть, в рамках конкретных предложений предоставить слово Юрьеву, Якеменко, Зырянову и Рязанскому, и подведем черту. Хорошо? Спасибо.

    Юрьев Е.Л. Спасибо большое. Я хотел бы отреагировать на то, что услышал. Спасибо за то, что я был приглашен сюда.

    Мы знаем, что Президент активно занимается темой образования, мы знаем об инициативе «Новая школа», мы видим большие усилия, которые предпринимает Андрей Александрович с его министерством, занимая очень непростую позицию и находясь под огнем системной критики, продвигая что-то доброе и хорошее. При этом, общаясь с экспертами, представителями общественности, экспертно ориентированной, гражданского общества фиксируется некоторые вопросы, которые достойны внимания и реагирования.

    Я некоторые из них назову. В отношении реформы. Безусловно, реформа воспринимается как источник возможных улучшений, и здесь скорее ставится вопрос о том, что если реформа идет 20 лет непрерывно, то с точки зрения устойчивости самой системы процесс непрерывного реформирования с той или иной интенсивностью, но уже долго, состояние может быть рискованным. Это можно уподобить больному, которого часто оперируют. Его хотят вылечить операцией, но поскольку операций много, они идет долго, это представляет его здоровью опасность.

    Второе, что можно услышать на сегодня, и о чем хотелось бы поразмышлять, может быть, в следующие какие-то встречи, это то, что когда переносятся какие-то хорошие западные модели, они упираются в специфику российской ментальности. Например, в фактор коррупции, который либо подрубает эффективность реализации этих моделей, снижает эффективность, либо превращает реализацию в нечто противоположное.

    Третий момент, который заслуживает внимания, что все-таки есть предметы в школе, приоритет которых, важность которых никогда не должна снижаться. И никакие мутации или формы стандартов не должны градус их значимости и вес в образовании менять. Это те предметы, которые формируют культурную идентичность: русский язык, литературы, история – то, что не имеет быстрой прибыли и рентабельности, но это костяк той идеологии, которая лежит сегодня в раздаточных материалах на столе. И здесь особенно можно отметить, что можно услышать критику, я сам, когда был в Общественной палате, был источником этой критики, признаюсь вам, что есть такое родительское опасение, общественное опасение, что из стандартов уходит, вымывается воспитательный компонент. Например, если взять проблему воспитания толерантности. Что такое толерантность? Это терпимость. Как можно человека 15-16 эффективно, результативно призывать к терпимости? Это свойство этому возрасту не присуще, очень трудно такое ему объяснить. Но его можно воспитывать, можно заниматься его нравственным воспитанием. Понятно, что семья здесь играет решающую роль, но и школа тоже. И учителя, статус которых мы сейчас поднимаем, это те, кто может внести вклад в такое национальное воспитание, решив в том числе проблемы толерантности межэтнической, межрелигиозной терпимости и подобное.

    Очень хорошо Андрей Александрович высказался про экономику и про трудоустройство. Действительно, в этой связи надо сказать так, что здесь, конечно, должна быть реформа, но такая, которая бы сделала так, что заказчиком формирующего образования являлась бы экономика, а не бюджет. Чтобы вузы, НПО, СПО не просто осваивали подушевые лимиты финансирования, не просто бы реализовывали какие-то программы, а делали бы то, что нужно экономике. Здесь экономика должна быть информативной. Конечно, здесь очень важен комментарий, который Андрей Александрович дал.

    И последнее. Шишки летят в Министерство образования, а дело очень часто в экономике. Отсталая экономика, низкопроизводительная создает такую работу и такие рабочие места, где есть низкая оплата, плохие условия труда и низкая их престижность. Поэтому когда предлагается детям идти в фрезеровщики, а родители все равно не хотят ребенку такой судьбы. Ну давайте тогда будем идти в экономисты и юристы снова, в вузы.

    Поэтому здесь, конечно, очень важны модернизационные усилия нашего Президента по улучшению инвестиционного климата, созданию новых рабочих мест с высокой производительностью.

    Я вам пример приведу по итогам осмысления того, что было сказано в Магнитогорске нашим Президентом про инвестиционный климат. Какая-то вроде бы абстрактная к нашему разговору тема. Но провели опрос в Калуге на старых предприятиях и на новых предприятиях, советские и новые модернизированные. Средняя зарплата на первых была 21 тысяч, на вторых – 50. И условия труда. Понятно, что такая экономика рождает спрос, те же корпоративные центры обучения. Цепочка замыкается, и все встает на свои места. Спасибо.

    Яровая И.А. Спасибо большое. Здесь была затронута тема профессионально-технического образования. Кстати, мы создали рабочую группу, у нас есть эксперты. Но честно скажу, Андрей Александрович, нам нужен человек в министерстве, с кем эти славные и правильные идеи могли находить какое-то практическое воплощение. Если бы вы нам такого человека обозначили… Потому что сегодня на нашу партийную площадку пришло очень много профессионалов, мы из них создали экспертные группы, но очень важно, кому будет нужен продукт, который они наработают, потому что быть неэффективными здесь, то есть работать ради того, чтобы просто работать, смысла никакого нет.

    Павел Александрович, вам слово.

    Зырянов П.А. Спасибо. Можно минуту на вступление и две на предложения? У меня мама педагог, уже 40 лет работает в среднем профессиональном образовании, и параллельно несколько лет в высшем образовании. И она мне говорит, что я учитель не за деньги, а по призванию, я хочу учить не впустую, я хочу, чтобы мои ученики, которым я даю знания, вкладываю в них душу, в дальнейшем были успешными людьми. Я к этому стремлюсь, и очень важно для меня, чтобы сегодня какие-то изменения делались именно в этом направлении, чтобы я видела результат в будущем.

    Что бы я хотел сказать? Что нам нужно для этого сделать? Нам необходимо сегодня вести пропаганду среднего профессионального образования. Это очень важный момент. На реальных примерах показывать, что это интересно, престижно и экономика должна куда идти. Вот говорили об экономике, должно создаваться частно-государственное партнерство, бизнес должен идти и делать заказ на таких специалистов. Я могу сказать по Екатеринбургу, когда я прихожу в колледж и начинаю рассказывать, что, допустим, на одном из предприятий оператор станка с ЧПУ (числовым программным управлением) получает 60 тысяч, мне не верят. То есть сегодня необходимо вести пропаганду. В тех же колледжах что необходимо делать сегодня? Делать выставку успешных выпускников.

    Мама мне говорит, что у нее постоянно происходят встречи с выпускниками, это успешные люди, многие из них не имеют высшего образования, но у них есть квартиры, машины, много детей – они счастливые люди. Молодежи надо показывать положительные примеры, потому что у нас сегодня есть культ высшего образования, у нас считают, что если я не получу высшего образования, то в жизни не удался. Надо ломать этот культ реальными примерами и действиями.

    Тут уже понятно, что низкий конкурс в вузы, когда вузов много, а конкурс не по два-три человека на место, а два-три места на одного человека, и приходится вузам биться за учеников (такая ситуация действительно есть).

    Следующее предложение. Я считаю, что сегодня в школах нужно возрождать УПК. Вы говорите, что ребята с 5-го по 9 класс не учатся, и я вами соглашусь. Вот ставить им контрольную точку, чтобы в 8-9 классах у них было УПК, чтобы на рабочие специальности они стремились. Водить их на предприятия, показывать, что на предприятиях есть новое оборудование. Действительно, у нас во многих вузах старое оборудование 60-летней давности, а ребятам нужно показывать качественные примеры, вести на успешные предприятия, показывать, что вы, закончив 9 классов, получив среднее профессиональное образование, сможете работать в белом халате, а не в промасленной робе.

    Дальше. Вот мы с профсоюзами сейчас этот проект готовим – трудовые династии. Сегодня законопроект нужно подготовить о трудовых династиях, что сын, отец, дед – пожалуйста, по трудовым специальностям, как можно успешно развиваться.

    Следующий момент по поводу воспитания. Я считаю, что в школах необходимо зарплату поднимать воспитателям, а не ученические, потому что они как раз занимаются формированием, воспитанием терпимости и всего прочего, они закладывают очень многое детям.

    Еще очень важный момент, стипендию учеников средних специальных учреждений нужно подтянуть до вузов. Она должна быть одинаковой, чтобы они не чувствовали себя ущербными. А то, когда общаешься с молодежью, меня спрашивают: а почему нам платят меньше, чем студенту вуза? То есть мы должны приравнять их, чтобы ребята понимали, что и там хорошо, и там хорошо.

    Очень много Андрей Александрович сказал, я не буду повторять. Спасибо.

    Яровая И.А. Спасибо. Борис Григорьевич Якеменко.

    Якеменко Б.Г. Уважаемые коллеги, несколько слов по поводу того, что я сегодня услышал. Очень важно поднимать зарплаты и чинить школы, потому что, если мы вспомним Чехова, то у него есть совершенно замечательная фраза о том, что "разломанный паркет, ободранная клеенка на дверях и бурая краска на стенах – в числе русского пессимизма находится в ряду причин предрасполагающих". И действительно это так, это очень важный момент.

    Но мы должны отдавать себе отчет в том, что в наше время зарплатами престиж не поднимается. Давайте спросим самих студентов и учащихся: кто такой престижный человек? Кто человек успешный, с их точки зрения? Не тот, кто много получает, потому что большинство из них не знает, кто сколько получает, а те, кого часто показывают, те, о ком пишут – вот эти люди успешные, удачливые, у них все нормально в жизни. Поэтому мы можем заплатить 100 тысяч, 200 тысяч этим учителям, но если дальше мы покажем сериал "Школа", то они скажут: вот они, ваши учителя. Потому что раз это показывают по федеральному каналу, значит, так и есть. И поэтому речь должна идти о том, что либо есть государственная политика в области идеологии, есть отдельный образовательный канал, о котором твердят очень долго, и который должен быть раскручен. Должны быть какие-то вещи неприкосновенные: либо об учителе хорошо, либо никак. Не надо копаться в этом грязном белье или что-то вытаскивать на свет божий, потому что следствием этого является то, что Интернет полнится сценами насилия, когда ученики под сотовые телефоны издеваются над учителем. А потом учитель прячется от них и от камер именно для того, чтобы дальше не тащить всю эту историю. Он-то понимает, что не нужно прославляться таким образом. Поэтому вот о чем должна идти речь, безусловно.

    Я уже не говорю о том, что фильмы надо снимать. Помните советские фильмы об учителях? Поколения воспитывались на них. Но тем не менее очевидно государственный заказ на эти вещи просто обязан быть. Если есть День учителя, то его надо отмечать, а не просто делать какую-то галку в графике, люди должны понимать, что это и как. Это первый, и очень важный вопрос.

    Второй, не менее важный вопрос, это огромный межпоколенческий разрыв, который существует в современных школах и вузах. Как сказал Сергей Петрович Капица очень точно: "В наше время в вузах и школах деды преподают внукам, а в наше время (в 50-е годы) отцы преподавали детям". Когда в аудиторию заходит 60–70-летний человек, кто бы он ни был, а перед ним сидит 20-летний, он прежде всего смотрит, какой у него сотовый телефон, и как он одет. И я это слышал своими ушами: "О чем он может нам говорить, когда у него сотовый телефон как будто еще в палеолите выпущен". Это так, это реальность, хотим мы с этим соглашаться или нет. Мне приходится об этом думать, я каждый год на первом курсе вхожу в аудиторию, и я должен понимать это.

    Андрей Александрович говорил, что надо учиться постоянно, это нужно учителям прежде всего напоминать, потому что они-то считают, что они учат, а им самим учиться не нужно. А это не так! Учитель воспитывает человека (об этом мы часто забываем) и ученик проводит с ним гораздо больше времени, чем с родителями. А это означает, что учитель должен быть в теме, он должен все понимать. Учение продолжается без перерыва за пределами аудитории, потому что ученик приходит и садится к Интернету. Если учитель или преподаватель ему нравится, и мне эти вопросы задают: а вы "Вконтакте" есть? А вы в "ЖЖ" есть? А вы в "Твиттере" есть? А вы во всех этих социальных сетях есть, вас можно там найти? Потому что у них есть вопросы, и им нужно их задавать. Если я скажу, что ребята, это все вчерашний день!.. Я однажды в аудиторию и попал на дивную совершенно проповедь, полную проклятий, по адресу сотового телефона, которую педагог произносил в аудитории. Я думаю, очень хороший способ укрепить свой уровень, престиж и доверие.

    Поэтому, понимаете, мы должны понимать, что это относится прежде всего к учителю. А это что означает? Очень многим людям в возрасте трудно перестроиться, значит, молодые должны воспитывать молодых. Значит, молодежь, если она пойдет в аудиторию, им не нужно ничего этого объяснять, она сама будет говорить с ними на том языке, который им понятен. Они говорят на другом языке, его надо учить. Это другой язык понятий, схем, представлений об окружающем мире. Хотим мы этого или нет, но если мы ему не научимся, это все будет пустое сотрясение воздуха. Они будут слушать, кивать головой, а потом приходить домой, включать Интернет, и он будет их учить на самом деле, потому что они хотят учиться.

    Поэтому эти требования в большей степени касаются именно тех, кто идет работать в школу, это должны быть современные передовые люди, у них должны быть все возможности для того, чтобы эти передовые технологии усваивать. Выходят тысячи книг! Ко мне приходят студенты и говорят: вот 20 наименований, что из этого нужно читать? Могу я их не увидеть перед этим? Если я каждый день, как на работу хожу в этот книжный магазин "Москва". Что я им отвечу? А два-три раза я им не отвечу, они перестанут ко мне приходить.

    Поэтому это очень важный момент, это буквально государственная задача, которая должна обязательно решаться. Тогда будет престиж и главное, тогда будет взаимопонимание. Потому что мы должны понимать, что очень ученик не учится не потому, что ему не нравится предмет, а потому что ему не нравится тот, кто его преподает. Отношение к учителю автоматически переносится на предмет. Не буду учить, потому что хочу, чтобы этому гаду было хуже. Ему хуже, естественно, не станет, но просто речь идет о том, что это взаимосвязанные вещи. И поэтому вопрос сложный, но мне представляется, что вполне решаемый. Спасибо.

    Яровая И.А. Большое спасибо.

    Валерий Владимирович?

    Рязанский В.В. Но есть такие ученики, которые все предметы не любят.

    Уже очень многое сказано, поэтому схематично. Прежде всего, хочу всех участников сегодняшней встречи поздравить с Днем космонавтики, все-таки у нас сегодня величайший праздник нашей страны, вершина того, что мы делали в свое время в образовании.

    Уважаемые коллеги, что меня сегодня порадовало? Ни одного раза сегодня не прозвучало словосочетание "образовательная услуга". Может быть, это тоже нам поможет восстановить и поднять статус учителя. Все-таки когда речь идет об услуге, значит, кто-то услугу продает, а кто-то ее покупает, значит, кто платит деньги, тот и заказывает, условно говоря, музыку. Хотелось бы, чтобы эта тема образовательных услуг всегда дополнялась какой-то расшифровкой понятной, иначе мы не избавим, в том числе и родительские коллективы, от соблазна смотреть на учителя через эту призму.

    Я хотел бы обратить внимание на тему, связанную с городскими учителями. Там есть разрыв, и хорошо, что волгоградцы нашли способ поднять эту тему, она для многих регионов очень болезненная. Я просто привожу пример из недавней курской истории, когда попытка руководства города дифференцированно подойти и сделать надбавки специально городским учителям, они натолкнулись на сопротивление всей остальной аудитории, в том числе и региональных властей, потому что это вводило в некий такой диссонанс. Хотя понятно, что городским учителям здесь нужно помогать.

    Уважаемые коллеги, я хотел бы обратить внимание, что этот проект все-таки носит партийный характер. Хотя оппоненты говорят: а причем тут партия "Единая Россия", деньги выделены из бюджета? Обращаю внимание, что это личная инициатива лидера партии, и мы должны находить способы, доказывать, в чем партийность этого проекта заключается. Мы подключили огромную армию координаторов на местах. Прежде всего, это люди, обличенные определенными полномочиями в региональных отделениях партии, это, как правило, либо заместители руководителей законодательных органов власти, как правило, это руководители фракций, либо это председатели комитетов по образованию. Это те, кто не будет сидеть в приемных, дожидаясь приема, а те, кто может самостоятельно принимать решения, организовывать встречи, а самое главное, заниматься ясной, четкой разъяснительной работой.

    Что бы я здесь отметил? Мы очень часто для того, чтобы доказать эффективность тех или иных проектов, сыпем большими цифрами, миллионами, миллиардами, а потом, когда приходим к людям, оказывается, что ни миллионы, ни миллиарды людей простых не греют. Им важно понять, а что каждому из них предстоит в этом проекте? Какую он получит дополнительную компетенцию в том или ином проекте? Не случайно сегодня и завтра будет проходить большой форум, посвященный переводу на простой язык общения большого проекта по модернизации здравоохранения. Я думаю, что задача как раз Николая Ивановича Булаева в этом проекте, как можно больше привнести именно такого, чтобы давало в понятийном аппарате, и в разъяснениях того, что это даст каждому учителю, и в конце концов даст каждому человеку.

    Хотел бы закончить свое обращение вот чем. Если честно, вы все признаете, что очень эффективен будет этот проект для сельских школ. Мне бы хотелось обратить внимание, я не знаю, можно ли сейчас это все поправлять, или это уже в программу 2012 года, но хотелось бы отметить специфику сельской школы. Почему бы на урок труда не приобретать то оборудование, которое в будущем пригодилось бы для воспитания не абитуриента в очередной столичный вуз, в том числе и в регионе, а, может быть, будущего механика, тракториста, водителя, механика, слесаря – на селе сейчас достаточно большое количество появляется специальностей, которые нужны. И приобретение такого оборудования для школ было бы таким первым шагом.

    И в конце концов все то, что мы относим к техническому типу образования, в итоге мы выходим на ту проблематику, с которой совершенно недавно вышел к нам Президент. Все-таки начинать надо потихонечку переводить вектор движения образования в технические разделы, где нас и должен ждать этот прорывной успех. Все-таки мы держава техническая, и этот статус нас надо поддерживать и подтверждать постоянно. Спасибо.

    Яровая И.А. Уважаемые коллеги, я думаю, что у нас состоялось очень интересное обсуждение. И хотелось бы сказать о том, что, наверное, в конце мая месяца (мы проговорили здесь с Николаем Ивановичем) хотели бы вновь собраться и заявить как бы уже о тех реальных мерах, которые будут реализованы в конкретных регионах.

    Кроме того, Андрей Александрович, мы бы хотели в этот же период обсудить все-таки итоговый вариант образовательных стандартов, проект закона "Об образовании". Потому что в регионах у нас также прошли достаточно бурные обсуждения, и очень важно, чтобы взаимопонимание общества, министерства, разработчиков стандартов… Причем я называю их не как разных субъектов или разные стороны баррикад, а как стороны, которые участвуют в разработке, обсуждении и заинтересованы в результате.

    Поэтому всем огромное спасибо. Я думаю, что в мае месяце мы сможем предложить уже конкретные результаты, в том числе и по этим вопросам.

    Версия для печати