ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    ГПК: Стенограмма заседания по теме: "Битва продолжается. Время принимать решения."

    [27.02.2012]

     Председательствует   С.В. Железняк.

     Железняк С.В. День добрый, уважаемые коллеги! Я предлагаю начать заседание Государственно-патриотического клуба. Сейчас график у всех напряженный, поэтому часть коллег будет подходить. Я думаю, что мы начнем работу, а они присоединятся.

             Тема у нас сегодняшнего заседания крайне важная – «Битва за Россию продолжается. Время принимать решения». Действительно, ситуация сейчас у нас в стране очень ответственная. Через неделю состоятся президентские выборы. Все мы знаем, как много и общественного интереса, и внимания со стороны всего мирового сообщества приковано к политической повестке, которая сейчас у нас в стране. Действительно, во многом от выбора наших граждан будет зависеть то, как будет развиваться Россия следующие шесть лет.

    Нам важно отметить, что в своих программных статьях наш кандидат Владимир Владимирович Путин последовательно развивает те предложения, которые касаются стратегических направлений развития нашей страны. И в этой связи та открытость, то честное обсуждение тех проблем, которые есть у нас в стране, которые существуют в международных отношениях, чему посвящена сегодняшняя статья в «Московских новостях», какие у нас, как у одной из ведущих стран в мире, есть инициативы и предложения по развитию сотрудничества, все эти вопросы, конечно, требуют и очень детального обсуждения, и осмысления, и реализации. Несомненно, у нас еще очень много вопросов, которые предстоит решить. Несомненно, мы можем их решить успешно, только если мы вместе будем участвовать в их решении. Именно к этому призывает нас в своих статьях Владимир Владимирович Путин, именно этому было посвящено его выступление на митинге, который состоялся 23-го числа, где как раз была произнесена эта фраза: «Битва за Россию продолжается». Вот если мы будем вместе, то победа будет обязательно за нами.

             У нас сегодня очень разные эксперты. Я бы не хотел сейчас здесь говорить большое вступительное слово. Я надеюсь, что как раз обмен мнениями и разные точки зрения, которые будут высказаны, они будут очень полезны для того, чтобы потом проводить и нашу законопроектную деятельность в Государственной Думе, и нашу партийную деятельность в регионах, на федеральной площадке.

             Вместе с тем я хочу отметить два важных момента.

             Первое. Нам во многом удалось, наверное, впервые в этой кампании в таком интерактивном режиме действовать. И те предложения, те идеи, которые есть у наших избирателей, консолидировать и предлагать и обществу, и власти. Я думаю, что это очень характерная черта нашего времени. Не зря было отмечено, что современные информационные технологии требуют нового подхода и к внутренней, и к внешней политике. И во многом именно информационная повестка, информационная политика является критерием успешности или неуспешности действий и стран, и сообществ. Нам в этом смысле нужно, конечно же, работать.

             Второй момент, который я хочу отметить, мы об этом говорили на прошлом нашем заседании. Несомненно, на первое место выходят ценностные ориентиры. Современная цивилизация требует во многом от человека внутренней готовности к изменениям, внутренней целостности для того, чтобы то огромное информационное воздействие, политическое воздействие, которое идет и за счет тех или иных общественных движений, и за счет тех или иных общественно-политических сил, чтобы оно внутри человеком воспринималось через призму всех тех наших ключевых ценностей, которые являются генетическим кодом нашей цивилизации, которые во многом определяют и настоящее, и будущее нашей страны. Надеюсь, что сегодняшняя дискуссия у нас будет интересной и полезной. Приглашаю всех экспертов к участию. Прошу, кто хочет первым взять слово? Сергей Александрович Попов.

             Попов С.А. Добрый день, уважаемые коллеги! Те, кто присутствовали в пятницу, помнят, что мы обсуждали возможность появления седьмой статьи. И весь Клуб сошелся на том, что такая статья обязательно должна появиться. Правда, мы разошлись немножко в оценках того, чему она может быть посвящена. Кто-то говорил, что она будет как бы подводить итог всем предыдущим выступлениям Владимира Владимировича. Кто-то говорил, что она выдвинет какие-то новые укрупненные идеи в отдельных направлениях. Но вот как раз примером того, что жизнь богаче всех наших представлений и предположений явилось то, что Владимир Владимирович решил в этой статье ответить на самый злободневный вопрос, который, наверное, волнует каждого гражданина нашей страны и многих наших союзников и, может быть, и недругов за рубежом, - отношение России к ситуации в мире, к оценке внешних вызовов. И он честно и откровенно говорит, что без вот этого всестороннего анализа, без учета всего того, что происходит на границах с Россией в мире строить и выстраивать стратегический план развития с точки зрения экономики, культуры, социальной сферы, наверное, невозможно. То есть стереотип, который у нас сложился, что мы должны все вопросы у себя решать, а все, что за границами, нас не касается, все спокойно, все удобно, на самом деле, это далеко не так. И не только с точки зрения отвлечения и усилий и затрат, а с точки зрения понимания в целом стратегии развития мировой цивилизации. И Путин в этой статье сегодняшней дает, с моей точки зрения, очень открытый, очень глубокий анализ ситуации, которая происходит во многих направлениях международного климата. Мало этого, мне кажется, что здесь он выступает не только как аналитик, но и делает очень мощные прогнозы возможных сценариев развития, потому что он показывает, как может идти развитие, если будет ситуация развиваться этим образом, или если будут учитываться непосредственно предложения и интересы России.

             Там очень много моментов. Я думаю, по большому счету, эту статью можно было бы обсуждать не один день. Уверен, что коллеги, которые прочитали, выскажут свою позицию. Для меня принципиально важна та смелость, которая прозвучала в этой статье. По большому счету, я сравнить могу только с его Мюнхенским выступлением, где он впервые откровенно поднял целый ряд вопросов, о которых большинство зарубежных лидеров по умолчанию боялось открыто говорить, поднимать эти вопросы. Вот точно так же он выступает сегодня, но сегодня он выступает уже с более фундаментальных, серьезных позиций.

    И в то же время это очень важная статья для России, для жителей России, потому что сегодня всех волнует, как дальше будет, например, развиваться ситуация с Сирией, что будет дальше с Ираном, с Афганистаном, как мы будем строить свои отношения с Китаем, Индией, Бразилией, с теми же американцами и европейцами, будем ли мы помогать финансово в условиях кризиса Европе или не будем. И по целому ряду других вопросов, которые в повседневной практике действительно волнуют каждого из нас, он дает свое видение.

    Причем, надо отметить, что он делает это достаточно деликатно. Он, в принципе, жестко не навязывает эту позицию. Он предлагает размышлять вместе с ним. Но показывает он в то же время, почему Россия исторически постоянно ставила вопрос о необходимости паритета, почему Россия выступает за многополярный мир, почему Россия говорит о необходимости своего не только финансового, но и экономического, и культурного присутствия в мире. То есть это многие вопросы, которые, на самом деле, очень неудобные для многих западных лидеров и политиков, и они старательно обходят эти вопросы. Эти вопросы стараются обходить в Организации объединенных наций, при обсуждении различных документов в Совете Безопасности. То есть по умолчанию выстраивается определенная линия на гегемонию одной мощной силы.

    И Путин очень четко дает ответ, почему в нынешних условиях это тупиковая позиция. Он дает ответ по многим вопросам, связанным с «арабской весной», с ситуацией, которая происходит в арабском мире, которая тоже, безусловно, нас всех волнует. Для меня, например, принципиально очень важна была его оценка, поскольку он в таком объемном виде достаточно длительное время не высказывался и не давал оценки, хотя его неоднократно и подкалывали различные представители политических кругов, допустим, Сената США и прочие. И сегодня он эту оценку, свое видение дает.

    Я думаю, что для нас для всех в определенной степени эта статья является и определенным аккумулирующим моментом, потому что, по большому счету, для того, чтобы обеспечить лучшее качество жизни каждого гражданина в нашей стране, решить все проблемы, которые связаны с социальным обеспечением, с экономическим развитием, невозможно, не рассматривая вот эти все проблемы комплексно, в одной системе координат, со всеми вызовами, которые происходят вовне.

    Можно, наверное, с чем-то поспорить, можно сказать, что где-то он сказал недостаточно резко, можно было бы еще резче сказать в отношении ряда вопросов, но я еще раз подчеркиваю ту деликатность, которую в этой статье я определил для себя. Я думаю, для нас принципиально очень важен вот такой анализ этой статьи. Тем более на днях будет серьезная встреча Владимира Владимировича с элитой (если читали интернет-сообщения, они уже прошли), где будет обсуждаться и эта статья, и все предыдущие. И он готов отвечать на многие вопросы, которые сегодня есть. Я думаю, это тоже очень серьезное знаковое будет событие, и не только с учетом предвыборной ситуации, а с учетом всей парадигмы развития России. Спасибо.

             Железняк С.В. Спасибо большое. В связи с тем, что мы в пятницу обсуждали вопросы национальной безопасности и все, происходящее в стране, когда я сегодня ночью читал статью в «Московских новостях», первая фраза, которая пришла на память, это принцип, который был в песне еще очень хорошо сказан: «Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим». Вот это предложение диалога на равных, достойного, уважительного в отношении внешней политики, является ключевым в этой статье и во многом продолжением вот этого честного обсуждения проблем и путей их решения, которое было в предыдущих статьях.

             Я прошу Леонида Владимировича Полякова высказаться.

             Поляков Л.В. Спасибо, Сергей Владимирович.

    Добрый день, уважаемые коллеги! Меня в этой статье многое привлекло, она очень разноплановая. Тут есть хлеб для профессионалов-международников. Практически по каждому сегменту глобального мира Путин высказался. И там очень интересные долгоиграющие планы, стратегическое видение четкое. Но я бы сегодня хотел говорить с точки зрения вот какой проблемы. Как член Президентского Совета по правам человека, я читал эту статью особенно в том месте внимательно, где он написал следующее, позволю себе цитату, она очень важная, мне не хотелось бы пересказывать. «Часто говорят — права человека первичны по отношению к государственному суверенитету. Без сомнения, это так — преступления против человечества должны караться международным судом. Но когда при использовании этого положения легко нарушается государственный суверенитет, когда права человека защищаются извне и на выборочной основе — и в процессе «защиты» попираются такие же права массы людей, включая самое базовое и святое — право на жизнь, — речь идет не о благородном деле, а об элементарной демагогии».

    Вообще говоря, для такого заявления, во-первых, нужны достаточные основания, во-вторых, большая смелость, потому что, если всмотреться в действительности в структуру современного глобального мира, то можно выделить несколько уровней доминации определенного центра сил. Это, конечно, прежде всего экономический, это военно-стратегический и это культурно-информационный. И вот как раз на вот этом уровне доминирования культурно-информационном «приватизация правозащитного досье» (это опять выражение Путина) это один из ключевых инструментов утверждения глобального господства. Повторяю, для того, чтобы об этом прямо говорить, в этом случае я согласен с коллегами, что Мюнхенская речь здесь сразу приходит в голову, потому что это разговор, что называется, по-гамбургскому счету. Это честно, откровенно, прямо, в лицо, без экивоков. И Путин когда применяет этот жесткий термин «демагогия», он бросает вызов, потому что если четко и ясно понимать, что стоит за вот этими всеми демонстративными разгромами действительно во многом авторитарных режимов, то вот эта голая суть именно такова – это попытка, во многом уже удачная, переделать мир под себя, с использованием вроде бы благородного лозунга защиты прав человека, но за этим скрывается действительно довольно часто та самая демагогия, которая обнажает простой политический цинизм и четкие и ясные интересы заинтересованных сторон, борющихся в обществе не за соблюдение прав человека, а за продвижение самих себя на определенных участках глобального мира и продвижение стоящих за ним транснациональных компаний, и как раньше Путин выражался на эту тему, где отчетливо чувствуется запах нефти и газа.

    В общем, если Путин в первой статье заявил, что Россия сосредотачивается, то надо понимать, для чего. Если внутреннее наше сосредоточение действительно не просто самоцель, а некий способ представить себя в 21 веке глобальному миру в новом качестве, а общее видение эпохи, мне кажется, тоже важно помнить, Путин ведь сказал, что постсоветская эпоха закончилась для России и для всего мира, то есть это не только внутреннее измерение. 20 лет мы прожили в, что называется, переходе, а вот с этого момента мы должны начать отсчет нового времени. В этом смысле я вижу перекличку с самой первой статьей Путина «Россия на рубеже тысячелетий» декабря 1999 года перед тем, как он стал Исполняющим обязанности Президента. Это тоже очень важный момент – последовательность, принципиальность развития идей через, казалось бы, огромный период, через десятилетие. Потому что, когда мы выбираем политика, мы прежде всего ценим в нем действительно именно последовательность, а не конъюнктурность, не реактивность в зависимости от того, что сегодня. Это четкий курс, и прокладывание этого четкого курса, в том числе и в очень неспокойном, нестабильном мире, - это одно из колоссальных достоинств Путина.

    И это, кстати, причина того, почему Путина так боятся. Те, кто посмотрел четырехсерийный фильм ВВС, и вот эта концовка, которая очевидно сделана так, чтобы испугать весь западный мир – Путин приходит еще на 12 лет, думайте сами, что называется, это все очень характерно.

    Так вот, я возвращаюсь к этой теме для того, чтобы высказать свою точку зрения на вот этот вопрос соотношения прав человека и суверенитета государственного. Путин акценты расставил ясно – да, приоритет за правами человека. Но что означает это для суверенитета государства? Когда мы видим, что вот эта демагогия прав человека и приватизация правозащитного досье приводит к таким результатам, какие мы видим в Ливии и отчасти уже в Сирии, потому что те, кто следит за ситуацией в Сирии, наверное, знают о плане создания так называемых анклавов безопасности на границе с Турцией, Иорданией и Ливаном. Что это такое? Это замаскированная интервенция в суверенную страну. То есть мы буквально в любую минуту можем ждать, что это случится. Это не угроза, это реальный план, причем именно под флагом защиты мирных граждан, как это было, кстати говоря, и в Ливии, когда интервенция фактически или создание сначала бесполетной зоны под предлогом защиты несчастных безоружных жителей Бенгази, которые, как оказалось, одна из самых хорошо вооруженных группировок на этой территории, которая сумела победить даже правительственную армию. Так вот, когда такой план начинает осуществляться, то самое время задать встречный вопрос – если «гуманитарная интервенция» осуществляется в интересах защиты прав человека, то почему только одной части тех жителей суверенного государства, права которых собирается защищать. Вот эта избирательность, эта сосредоточенность на том, что есть некие заранее выбранные жертвы, назначенные, что называется, жертвы, которые необходимо защищать оружием извне, она должна быть не просто разоблачена, а эта практика должна быть вынесена на обсуждение, во-первых, у нас с вами, потому что мы, как граждане суверенного государства, имеющие каждый свое право человека быть защищенным государственным суверенитетом, должны это обсуждать. А во-вторых, мне кажется, это новая повестка дня для таких международных организаций как Организация объединенных наций, Совет Безопасности и все остальные структуры, которые так или иначе к этому относятся. Мне кажется, что Путин начинает принципиальную дискуссию, от исхода которой зависят долгосрочные судьбы мира. Потому что если эта практика продолжится, то мы получим принцип домино, тут ясно. Тут Сирия, тут Иран и все остальные, кто в той или иной степени не понравится тем, кто претендует на глобальное господство, вплоть до России. В этом смысле битва за Россию продолжается». Это не некая метафора, отвлеченная от реальности, а, я бы сказал так, это, конечно, лозунг на митинге, но это вывод очень четкого, профессионального и ответственного анализа. Вот эти качества в статье Путина и вообще во всем этом цикле меня больше всего привлекают, и я, конечно, думаю, что дискуссия на эту тему крайне актуальна – права человека и суверенитет при ясном понимании, что права человека первичны. Спасибо.

    Железняк С.В. Спасибо большое.

    Мне кажется, что в этом смысле очень перекликается та проблематика, которая у нас в обществе активно обсуждается, по поводу тяжелых последствий правового нигилизма. И в статье очень четко прослеживается, что это проблема не только российская, это проблема в том числе и всего современного мирового устройства, где те или иные нормы являются обязательными для одних и почему-то достаточно легко преодолеваются или игнорируются под теми или иными предлогами другими. И вот эти двойные стандарты как раз и раскалывают мир и во многом становятся причинами конфликтов, которые невозможно решить достаточно быстро. Я зацепился за фразу «И успешно переформатируются режимы в тех или иных странах». Никто не знает, насколько это будет успешно. Более того, даже предугадать последствия тех процессов, которые сейчас происходят, достаточно сложно в среднесрочной перспективе, потому что это ведет к системным преобразованиям в мире, которые на сегодня даже сложно предугадать.

    Поляков Л.В. Ну вот Афганистан и Ирак. Десять лет. И что мы видим?..

    Железняк С.В. Да.

    Я прошу Зиновия Львовича Когана.

    Коган З.Л. Спасибо большое.

    В России говорят: дорого яичко к красному дню. Это и есть время принятия решения. Еще в России говорят: семь раз отмерь, один раз отрежь. Но суть – вовремя принимать то или иное решение, и для этого, собственно, и Патриотический клуб наш существует. И таких много клубов, групп, но это и есть «коллективный Путин» в каком-то смысле. Поэтому мы должны быть до конца откровенными, ну а там как Бог даст, и будет принято вовремя и правильное решение.

    Я хотел обратить внимание, что при Владимире Владимировиче и «Единой России» за вот эти последние годы мы, может быть, не почувствовали, но стали внутреннее более раскованными намного. И Болотная площадь, и Поклонная гора, Лужники и т.д. – все демонстрации и Интернет свидетельствуют, что внутренне мы достигли большой свободы все. Это хорошо видно, если сравнить наших эмигрантов 70-80-х годов. Они на Брайтон-бич как маленький янтарь 70-х годов, и видно, насколько далеко мы продвинулись, Россия. Мы просто не замечаем. Мы каждый день меняемся, мы не замечаем, как далеко мы ушли. Особенно если сравнить Авигдора Либермана, израильского министра иностранных дел, и нас. Мы можем поаплодировать себе. То есть перемены в себе и в тех, кого видишь каждый день, почти невозможно заметить. И поэтому полезно изучать эмигрантов из своей страны.

    Но не только об этом я хотел сказать, что полезно. Нужно лоббировать их интересы, нужно их защищать – в Америке, Германии, Австралии, Израиле – везде, где есть русскоговорящие и понимающие русский. Это люди, которые живут Россией. Они говорят на русском дома, они смотря наше телевидение, они болеют за нас. И мы не должны и в России, и глядя за рубеж, делить. Но мы должны принижать накал противоречий, потому что мы – одна семья. Другое дело, что в семье есть пьяницы, есть дебоширы, да мало ли кто! Но это же семья, поэтому надо бережно относиться к этому, по-семейному, и это сторицей нам скажется. И не зря Владимир Владимирович сказал, что он хотел бы обнять всех. То есть быть Президентом – это значит быть Президентом всех. А мы, как часть «коллективного Путина» и друзья конкретного, тоже должны во всем к этому стремиться.

    Я хотел сказать, какие конкретно я бы предложил шаги. Для нашей демократической России мы должны более ярко показать, что ограничение интересов каждого должно быть в пользу интересов всех. Но это надо показать, то есть нельзя выходить на проезжую часть каждому, но в интересах всех, и т.д., потому что демократия – это ограничение интересов каждого в интересах всех. Это так. Но как узнать интересы всех? Технология организации информационных потоков чрезвычайно важна. Это в третью очередь или, может быть, во вторую – борьба с терроризмом. То, что в Одессе раскрыли террористов через мобильные связи и т.д., насколько я понимаю, и такие группы, видимо, нужны. Нужны не только танковые войска и т.д., нужны информационные войска для отслеживания террористов. Сегодня можно через информационные технологии их отслеживать и находить, это очень важно. Но в первую очередь для нас – для России, для власти и для всех важно иметь обратную связь «общество – власть». Поэтому не затыкать уши, не закрывать глаза, а наоборот, все видеть, все слышать и дать каждому высказаться. Для этого, возможно, пришло время регистрировать партии, вот, как религиозные организации. Сергей Александрович не даст мне соврать, 10 человек есть – подали заявление в Минюст и их регистрируют. Это лучше, чем подпольные религиозные группы, которые сегодня молятся, завтра еще что-то делают. Все легально. Так и должно быть с партиями. Это очень важно, и видимо, настало время.

    Патриарх вчера говорил об опасностях, когда молодые люди выходят в это пространство информационное. Но надо научить, как учат моряков плавать в океане – компас есть и знает куда. Точно так же, как учат моряков плавать в океане, так надо научить наших молодых ребят пользоваться Интернетом, правильно ориентироваться в информационном пространстве. И здесь нужно воспитать патриотов России через веру, любовь, надежду, через фундаментальные базисные ценности своим примером, потому что сколько бы ты ни говорил ребенку, но если ты хам, если ты пьяница, если ты ловелас, то ребенок все видит, все знает. Значит, мы должны принять на себя такую фундаментальную базисную ценность как патриотизм.

    Я, кстати, выступил инициатором Общероссийского общественного межконфессионального движения. У нас только в Москве около 70 религий, религиозных групп и т.д. Но нет площадки и возможности, видимо, ни у кого до сих пор не было, чтобы выслушать каждого, кто зарегистрирован, какие у них проблемы. Их надо выслушать. И потом какое-то консолидированное должно быть решение. Я не буду вдаваться, но хочу сказать, что вот такая обратная связь касательно религиозных организаций, она тоже важна. Я надеюсь, что мы сумеем это сделать.

    Последнее, что я хотел сказать, что демократия – это свобода выбора. Но парадокс в том, что этот выбор не предусматривает ответственность за его результат. Ну, пошел, проголосовал, за кого хочу, но я не отвечаю, никто и не знает, за что я проголосовал. Тем не менее, это такой риск, но мы ни в коем случае не должны отказываться от выборов, потому что это плата за демократию, чтобы избежать революции. Это очень важно. С другой стороны, то, что выбор не предусматривает ответственности за его результат, говорит о том, что, вообще-то, власть подобна земному притяжению – она если есть, то она есть. И такие выборы, этакие выборы – неважно. Важно не выйти за пределы земного притяжения, иначе улетишь, и негде будет приземляться.

    Мы должны понимать, что настало время, когда ручное управление нужно заменить институтами – политическими, общественными. Они должны постепенно заменить ручное управление, и тогда вот это земное притяжение, вот эти выборы – это будет как праздник, как православная Масленица. Спасибо большое.

    Железняк С.В. Спасибо большое.

    Действительно, в статье очень много внимания посвящено так называемому влиянию мягкой силы, то есть технологиям современным влияния на международную политику и на внутреннюю политику, в том числе в этом смысле я бы хотел сейчас предоставить слово Крганову Альбиру Рифкатовичу, первому заместителю председателя Центрального Духовного управления мусульман России. Прошу.

    Крганов А.Р. Спасибо большое.

    Уважаемые друзья, Сергей Владимирович, Сергей Александрович, действительно, сегодня обсуждается очень серьезная тема. Она волнует, конечно же, и многомиллионную мусульманскую часть страны. Во-первых, хотел бы отметить то, что выбрана некая новая форма Владимиром Владимировичем, что он напечатал несколько статей. И это очень важно, что не просто на словах, а он поделился с обществом и очень внятно, чтобы российское общество понимало видение разных вопросов кандидата на главу страны. И что написано уже в статье, она же сохранится. Я думаю, что Владимир Путин очень ответственно к этому подходил, имея в виду то, что ему потом нужно будет в своей деятельности все это воплощать в жизнь. Я сегодня тоже утром прочитал новую статью, она была очень важна, поскольку то, что творится сегодня и в арабском мире, я сам буквально позавчера приехал со Страсбурга, там проходил первый медиа-форум, и там тоже в одной из сессий мы обсуждали тему отношения к толерантности, отношений между разными религиями. На Кипре проходила одна конференция, посвященная вопросу по Сирии.

    Вы знаете, что сегодня идет некая подмена понятия «свобода». Вообще, если обратиться к теме ислама, я почему хочу это высказать, что в словаре исламских народов «свобода» означает «неиспорченность», и свободный человек тот, кто сохранил свою природную чистоту от рождения. Данное мнение полностью отображает точку зрения ислама относительно того, что каждый человек рождается со своей чистой природой, то есть свободным. Только потом под воздействием многих факторов эта чистая природа может испортиться, иначе говоря, свободе человека может быть нанесен ущерб. По исламу свобода человека так же священна, как и его жизнь, и остается с ним до конца его жизни. Никому не дано право покушаться на свободу человека. Весь арабский мир, весь мусульманский мир, вроде бы, это знает, с одной стороны. Но, сд ругой стороны, мы видим, что сегодня там происходит. Простой житель России, имам, он пожилой уже, мы вчера общались по телефону, я ему вопрос задаю. Вот, говорю, вы бабай, конечно, в селе (ему под 80 лет уже), что вы думаете об этом всем? Он очень по-простому, по-народному объяснил. Говорит, подумай, вот семья, муж и жена. Может, какие-то у них там есть внутри вопросы. И соседний мужчина говорит, а давайте я вам все исправлю, и ложится между ними в кровать спать на ночь. Как это может быть? То есть как чужие, другие могут лезть во внутренние дела? Это вот такое образное восприятие.

    Я хочу обратить внимание в том числе и на духовную безопасность нашей страны. Мы должны оберегать не только территориальные границы России, но должны еще сохранить и границы наши культурные, потому что если мы потеряем свои традиции, свои корни, если корни отсохнут, их уберут, то тогда дерева уже не будет, это будет просто бревно. Поэтому мы говорим неизменно о том, что соборность российского общества подразумевает наше единство в многообразии. Разные народы, разные религии, мы многообразные, но мы живем в одном социуме, мы на одной территории живем. И без сохранения многообразия национальных культур и традиций мы не сможем в дальнейшем укреплять основу гражданского единения многонационального российского общества.

    Мы говорим об Интернете. Вроде, да, свобода – что хочешь, то и пиши. Но вот даже сейчас религиозные деятели наши, которых мы знаем, в Сирии, они говорят, что 50 долларов давали детям, которые просто на улицах где-то бросали камушки – окошко разбить, где-то нужно было мусорный ящик перевернуть, то есть показать, что вот здесь какая-то проблема. Если вот такого рода вмешательство во внутренние дела, это, конечно же, неправильно, недопустимо. И глава государства как гарант наших конституционных прав должен делать все, чтобы нас от этого уберечь, сохранить.

    Есть такая татарская поговорка: не умеющая лаять собака приводит ко двору волка. Когда везде пишут, что плохо, плохо, плохо, плохо, вот мы какие, идите к нам. Мы не должны отказываться, я опять возвращаюсь к начатой теме, от своих корней, от своей истории, культуры, которая у нас сегодня есть. Если мы ее потеряем, мы потеряем свою принципиальность. Мы радовались тогда, когда к нам шла демократия, что вот, у нас все будет хорошо. Но за демократией пришла чужая к нам культура, другая культура к нам пришла, и сегодня народы России вообще ее не воспринимают.

    И вот о свободе мысли и слова хочу тоже один тезис буквально сказать. Мы, верующие люди, все-таки стараемся жить по Божьему закону и считаем, что человек не способен принимать закон, разрешающий ту ущербность, вредность даже, которую он явно видит и ощущает в повседневной жизни. Только этим можно объяснить существование, причем в странах, которые выступают с притязаниями на прогрессивность во всех сферах, законов, которые ложатся черным пятном на честь и достоинство разумного человека. Мы не можем понять законы, разрешающие сожительство мужчин, проституцию, алкоголизм, наркоманию, другие человеческие пороки. У нас в России действительно другой культурный код и мы живем по-другому, и мы не должны подкрашиваться под какой-то чужой стиль жизни, который им нравится. И в этом ключе высказывание по национальному вопросу Владимира Владимировича, которое мы обсуждаем, и сегодняшняя статья, которая есть, она очень важна. Мы должны на нее очень серьезно обратить внимание и стараться сохранить именно то наше, которое у нас сегодня есть. И мы будем всячески здесь делать общее дело. Слава Богу, есть у нас общие площадки для общения, это и межрелигиозные, и другие площадки. И мы никому не должны позволить нашу не толерантность и терпение друг к другу, а именно дружбу, взаимоуважение, ведь действительно никогда в истории России религиозных войн не было, и это очень дорогого стоит. Наши прапрадеды смогли найти ту середину, благодаря которой мы сегодня состоялись как такое многонациональное и поликонфессиональное государство. Мы этим дорожим, и мы будем всячески поддерживать это наше единство. Спасибо.

    Железняк С.В. Спасибо большое.

    В продолжение разговора. У меня был некоторое время назад эфир часовой на «Эхе Москвы», где шло обсуждение того, существует ли вообще «оранжевый» сценарий, существует ли проект «оранжевых» революций и т.д. Вот сегодня уже упоминался фильм ВВС, который шел в выходные. Там открыто, демонстративно рассказывается о методике использования этих технологий для смены тех или иных неугодных режимов в странах, которые происходили последние несколько лет. В этой связи, я думаю, что Илья Евгеньевич Костунов, который у нас представляет Комитет по безопасности и противодействию коррупции, нам сможет более детально этот вопрос осветить.

    Костунов И.Е. Спасибо.

    Я начну с того, что был на всех митингах оппозиционных более-менее крупных – больше тысячи человек, которые проходили в Москве за последние полгода. И у меня в голове сейчас вертится фраза, которую сказал Владимир Владимирович в конце выступления, что битва за Россию продолжается. Потому что вообще биться за что бы то ни было, это весело и задорно, пока сильно не приложили лично. А с моей точки зрения, биться за свою страну, биться за Родину – это и почетно, и перед предками не стыдно.

    И второй момент. Если когда-то 500 лет назад крепость государства определялась крепостью крепостных стен, какими-то фортификационными сооружениями, то сейчас крепость государства определяется в первую очередь крепостью институтов и готовностью всех людей в эти институты играть, то есть именно в доверие. И здесь зацеплю еще раз выражения, которые уже цитировались, «правозащитное досье», «право на истину в последней инстанции». Если оно смещается от тех людей, которым легитимно передана власть, то это и создает ту трещину, через которую возможны разные технологии воздействия на общество, которые называют сейчас «оранжевые». Основная задача – это произвести раскол, разделить на своих и чужих, посеять недоверие в обществе.

    По поводу статьи Владимира Владимировича. Так как я с огромным уважением отношусь, и для меня Владимир Владимирович является авторитетом как политик, я не могу, собственно говоря, вспомнить ни одного его поступка, за который бы я его осудил. Вот этот набор статей вызывает уважение тем, что просто подтверждает, что человек мыслит нормально, картина мира совпадает с той, которая есть у меня и у остальных людей, и можно продолжать доверять ему как политическому лидеру. Но что бы я добавил в эту статью, предположим, если был бы лет на 40 постарше? Россия и меняющийся мир, по-моему, без Интернета эта статья все-таки немножко не полна. А Интернет сегодня – это как раз то информационное пространство, которое омывает как масло в двигателе общество. Дети начинают скачивать рефераты из Интернета и начинают доверять уже в этот момент. Они уже верят ему, они оттуда берут то, за что получают пятерки. Потом, соответственно, они обмениваются мгновенно сообщениями, и их доверие еще больше повышается. Они начинают оттуда узнавать первые вещи, которые раньше узнавали во дворах и на заборах, теперь все узнают из Интернета, не выходя из квартир. Степень доверия к этому окошку в мир колоссальная. И говорят, что СМИ – четвертая власть. Кроме газет сейчас еще есть и Интернет, и там простроена информационная архитектура. Интернет – это некий микроскоп. Вы через окошечко наводите на какую-то тему через поисковики и получаете некоторую картинку, составляете свое мнение и строите свои дальнейшие действия. Сегодня Интернет выстроен таким образом, что он увеличивает любую негативную информацию по отношению к власти. По сути, это ксерокс ненависти по отношению к каким-то официальным структурам.

    Простой пример, сейчас в Интернете такого стало много, когда простой пользователь выложил фотографию с объявлением из Новосибирского института о том, что 4 марта состоятся выборы Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Всем, кто пришел и проголосовал, прийти и отметиться у зама декана (и фамилия), у проректора (и фамилия). Кто не отметится на выборах Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, тот будет проходит трудовую практику в двойном объеме.

    Он с утра выкладывает эту фотографию, через час она в тройке топовых новостей дня, к вечеру ее уже видели 800 тысяч человек, опубликовали ведущие СМИ на своих Интернет-ресурсах (то есть не в печати), разместили в своих сетях «ум, честь и совесть нации» типа Матвея Ганапольского, который даже в профиле у себя пишет «ретвитт чужих документов невозможен», тем самым как бы подтверждая, что он только проверенную информацию распространяет. На следующее утро пользователь, причем пользователь без истории, абсолютно пустой пользователь, ник себе поставил Достоверкин, он отмечает, что, ребят, это был фейк. Ну, тогда уже Новосибирский институт написал, что мы переименованы несколько лет назад, и бланк уже совсем не такой. Сам факт – распространение продолжается. Люди продолжают в это верить. Что говорить про видео с Чулпан Хаматовой, но тут уже другое. Сегодня Интернет устроен так. В топе Ютуба вчера вечером висели фальсификации на выборах 4 марта, там набор кто-то украл из подпольной студии. Ну, там было написано, чтобы довести до абсурда ситуацию, когда из Интернета берут все, что попало. Это проблема. Наверняка есть причины, почему. Наверное, потому что не найдено еще решения этой проблемы, а Владимир Владимирович не тот человек, который демонстрирует беспомощность, но он также не может и вечную жизнь всем обеспечить. Наверное, сейчас нет решения.

    Следующий момент, который хотел бы отметить, уже из собственных наблюдений, про досье на честность, право на последнюю инстанцию. Есть большая государственная машина выборов. Насколько я понимаю, порядка 1,5 миллионов человек вовлечено в них – это учителя, врачи, те люди, которым мы ежедневно доверяем свою жизнь. И сегодня поставлено под сомнение доверие всей этой системе. Причем кто забирает на себя право? Какие-то организации, наблюдатели за выборами. Их сейчас порядка 12-ти, которые я насчитал, достаточно крупные, которые ставят вопрос не о том, что они будут сообщать о нарушениях, а о том, что они будут признавать выборы легитимными или нелегитимными. Вчера я прошел порядка 1,5 километров по Садовому кольцу, разговаривал с людьми, они все с белыми ленточками. Задавал примерно один и тот же вопрос: как вы поймете, что выборы были честными? Через одного говорили, что выборы честными быть не могут, потому что все равно где-нибудь хотя бы одно нарушение будет, значит, выборы заведомо нечестные. Это означает, что человек более-менее адекватный и с ним как-то можно говорить. Какое-то количество демшизы было. Но люди задумывались о том, что получается, что они заведомо идут искать нарушения. Как рыбаки – изловить рыбу. Кто рыбу не поймал, может рассказать о том, что он ее поймал. Кто рыбу не поймал и не рассказал, тот рыбак-неудачник, а неудачниками быть никто не хочет.

    У меня есть такое предложение. Посетила идея, с друзьями соберемся, приглашаю всех, кто здесь присутствует. Давайте создадим организацию наблюдателей за наблюдателями. Потому что неизвестно, чем они руководствуются. Это все-таки рыбаки, им надо будет показывать улов, рассказывать про улов, сытого кота продемонстрировать. Кто кот, непонятно, но вот такой момент. Там есть три проблемы. Первое, непонятно, как они организованы, прозрачности никакой нет. Как будут проходить каналы коммуникаций, передаваться информация о нарушениях – непонятно. Второе, с какого момента выборы будут признаны легитимными или нелегитимными. И третий момент, на мой взгляд, самый важный. Все говорят про волшебника Чурова. А кто у них коллективный Чуров? Покажите этого человека, двух, трех, которому мы должны заведомо доверять лучше, чем всей системе с контролем прокуратуры, МВД, органов, системой заявлений. Кто тот коллективный Чуров?

    Поляков Л.В. Это математик Гаусс.

    Костунов И.Е. Да-да, который неожиданно почему-то решил, что выбор человека случаен, и после этого сумма случайных величин… Ну это же вранье, любой математик это понимает.

    Собственно говоря, ассоциацию наблюдателей за наблюдателями, я так понимаю, на этих выборах не успеем развернуть, но судя по развитию общественных институтов и доверия, это будет очень востребованная специальность на следующих выборах. Предлагается на днях провести форум, я постараюсь оповестить, и там сформировать некоторый набор рекомендаций к честной системе наблюдений за выборами, в которой невозможны фальсификации. Вот такая идея мне пришла.

    А по поводу Владимира Владимировича, мне очень нравится, что он, несмотря на все соблазны, никого не обвиняет в наших бедах, их констатирует и предлагает решать. Что ему стоило сказать, что во всем виновата Америка, как сейчас говорят людям, что вы живете плохо, потому что кто-то у вас все украл.

    Считаю, что предложение прозвучало, прошу присоединиться к какой-то организации, пока не знаю, как назовем, наблюдателей за наблюдателями, чтобы выборы были действительно честными.

    Железняк С.В. Ну, я уже могу предугадать крики про «кровавую гэбню», которая начинает брать реванш. (Оживление в зале.) Ну, посмотрим. Интересная, по крайней мере, инициатива.

    Поляков Л.В. Сергей Владимирович, а можно два вопроса? Очень интересная тема, тем более законодатель. Это очень будет резонансно для всего общества. Илья Евгеньевич, вот вы, как член Комитета по безопасности, вы про Интернет очень много и правильно говорили. Самая чувствительная тема, особенно в молодежных кругах. Как вы думаете, что значит обеспечить безопасность в Интернете? Как это законодательно может быть урегулировано, и самое главное, сама идея какого-то контроля в Интернете не будет ли воспринята как вариант цензуры, как покушение на прежде всего духовную свободу?

    И второе, это просто реплика на вашу идею. Я бы видел перспективу не в том, чтобы создавать иерархию наблюдателей, а в том, чтобы следующие выборы не нуждались ни в каких наблюдателях. Чтобы институты, о которых вы говорили, заработали так, что нам не нужно подтверждений, что выборы честные. Спасибо.

    Костунов И.Е. Я со второго начну. На мой взгляд, я тоже считаю, что суп уже пересолен, и еще больше его досаливать особого смысла нет. Тем более, после беспрецедентного введения камер. По крайней мере, так презентовал по телевидению Щеголев. Кстати, был бы идеальный сисадмин. Министр в облике сисадмина, и это позитивно восприняла аудитория. Это добавит значительно прозрачности людям, которые сомневались.

    Что касается Интернета, я еще до того, как стал законодателем, в профессиональном сообществе огласил идею, что нужно сделать добровольную неанонимность в Интернете. Чтобы была разница, когда человек просто свободно что-то говорит, и все должны знать, что какой-то человек это сказал. И второй вариант – статус заявления. Позволяют сегодня технические моменты, когда человек подписывается. Собственно говоря, разница в уровне накала в Фэйсбуке, где анонимности меньше, там люди, как правило, дорожат своей репутацией, и на форумах в ЖЖ, где ники очень редко совпадают с фамилиями, она очевидна. Для того, чтобы было понятно, что вот это статус заявления, а это статус – просто написали на заборе и убежали. И отсюда все правовые последствия. Потому что сегодня, к сожалению, государство честь и достоинство личности в Интернете не защищает ни на сколько, и любые попытки защитить встречают противодействие, в том числе и от обладателей досье на права человека.

    Поляков Л.В. То есть неподписанная информация в Интернете заведомо всеми пользователями воспринимается как недостоверная, да? Отличная идея, согласен.

    Коган З.Л. Можно реплику? Я предлагаю, 3-го я в синагоге молюсь у себя на Поклонной горе, а 4-го давайте, кто сможет, с утра посидим здесь, какая-то рабочая группа, что ли.

    Костунов И.Е. Лучше 5-го, 4-го пускай голосуют.

    Коган З.Л. Ну, 5-го само собой. А не поздно будет?

    Костунов И.Е. Если будет поздно 5-го, значит, было поздно 4-го. (Смех в зале.)

    Железняк С.В. Ирина Константиновна Роднина, прошу.

    Роднина И.К. Позвольте очень коротко.

    Во-первых, я хочу сказать спасибо Клубу, потому что здесь когда обмениваемся своими мнениями, я не так часто здесь, к сожалению, появляюсь, но во многом получаешь поддержку каких-то своих мыслей и своих взглядов. Но самое главное, еще и идет этот обмен. Вот это я считаю самым главным и замечательным.

    Если говорить конкретно о статье. Вы знаете, я, может быть, из того советского времени, когда мы четко знали, что есть внутренняя политика, есть внешняя политика государства, и старшее поколение к этому привыкло. Вот последние 20 лет мы в этом метались. Очень часто слышали как раз и со стороны наших соотечественников, и особенно внутри страны, и особенно большая группа людей, проживающих в наших ближайших странах-соседях, которые говорили: вы определитесь, что внутри, что снаружи. Видно, уже наступил тот момент, когда мы действительно стали открыто говорить, потому что было долгое время самовыживания, самоопределения и какого-то, может быть, по-своему шараханья. Это первая ситуация.

    Вторая ситуация. Я совершенно согласна с Интернетом. Какие-то годы я прожила и проработала в Америке, и совершенно четко могу сказать, что Америка считает, что именно благодаря Интернету и молодежи состоялись вот такие положительные выборы президента Обамы, потому что основная масса всех людей еще была не готова к таким изменениям. Мы здесь тоже должны понимать, что с молодежью надо работать. И на сегодняшний день мы констатируем, что это упущенная ситуация абсолютно, учитывая громадность нашей страны, учитывая большое количество временных рубежей и разобщенность где-то. Потому что если раньше были институты, которые работали с детьми, с молодежью, были институты подготовки кадров, последние годы, 15-20 лет, у нас этого не было. И это оказалось то самое сообщество, которое самоорганизовалось, людей одиноких, как выясняется, очень много. Людей с не совсем своими самостоятельными взглядами, но со своими ошибками и со своей болью, вот здесь они как раз все вместе и собираются. Мне кажется, зная и на себе почувствовав, потому что я эти годы многие была в Соединенных Штатах Америки, вы знаете, как было здорово воспринято, что распалась вот эта империя. Я выступала за эту страну, и я прекрасно знала, что у меня за спиной та мощь, которая меня и поддержит, она могла меня и пристукнуть, но все равно это мощь, которую мы все очень чувствовали. И как только мы стали в такой ситуации, слушайте, мы стали такими любимыми. Русское уже стало не ругательное и не отрицательное понятие. Как только стала страна вставать на ноги, и особенно, я-то помню реакцию после Мюнхена, когда выступал Владимир Владимирович. Вы знаете, это, наверное, первый раз мы как страна уже показали свои зубы. И зубы не в том плане, что мы хотим кого-то кусать, а мы хотим иметь свою здоровую ситуацию, свою здоровую политику, как это многим не нравится и это многих не устраивает. И самое главное, наверное, не устраивает то, что мы уже перестали в своих позициях разбираться, мы уже находим общий язык с нашими ближайшими соседями, которые были членами и гражданами нашего государства, но мы уже начинаем на международную политику тоже снова иметь свой взгляд и свою позицию. Поэтому, наверное, идет такая очень болезненная реакция, которая, к сожалению, ребят молодых, которые, может быть, не имеют такого жизненного опыта, и самое еще ужасное, ничего не знают, знают только все отрицательное, что говорилось о Советском Союзе, или что отрицательное говорится о России.

    Потому что вот у меня дочка, которая сейчас работает на Российском телевидении, Арти Америка. Уже она изучала в институте, это было где-то 5-7 лет назад, идет колоссальная программа «Постсоветское пространство». У нас таких программ внутри страны нет, и у нас ребята не знают не только что происходит в стране, мы ничего не знаем о наших ближайших соседях, которые были тоже гражданами нашей большой страны, и мы очень плохо понимаем вообще, какая позиция страны во всем мире.

    Поляков Л.В. То есть в школе ноль на эту тему.

    Роднина И.К. В школах и в институтах абсолютно. Если даже брать Евросоюз, то, по крайней мере, у них в школах уже есть изучение всех 27 государств, которые вошли и являются членами Евросоюза. Мы здесь катастрофически отстаем. Мы все меняем нашу систему образования, мы закопались, обсуждая ЕГЭ, нужен он нам или не нужен. Но, наверное, самое главное, что мы даем ерничать нашей прессе когда, во-первых, они не понимают, что физическая культура – это в первую очередь здоровье и обороноспособность страны, что ОБЖ – это мы спасаем, потому что мы буквально на первых местах находимся по суициду, по детскому травматизму, по детской смертности. И такое же ерничество вызывает такая программа как «Россия в мире». Нас хотят почему-то все время, даже наша пресса…

    И показатель того, что Интернет занимает сейчас такое громадное месте, это показатель того, что телевидение стало проигрывать, они заигрались. Вот буквально заигрались. Основной канал, который берется на всей территории страны, первых два канала, если Первый канал себя позиционирует как развлекательный канал, который на сегодняшний день в большей степени находится на наши же средства. Если такую же позицию начинать, ну, хватит уже развлекать людей. Один канал запугивает, остальные развлекают, а Интернет забирает умы, и при этом совершенно непроверенные факты. Очень озлобленные, потому что действительно анонимно накидывается какая-то стая волков на тех, которые имеют позицию, которые удачливы, которые успешны в жизни, и у которых есть взгляд, который они имеют право отстаивать. Почему-то оппозиция взяла и тянет на себя это одеяло. Вы знаете, я тоже за честные выборы. Мне очень обидно. Я проработала честно, выбиралась честно. И когда меня обвиняют в том, что у нас нечестные выборы, просто, понимаете, какое-то они взяли на себя такое право обсуждать всех, учитывая, что количество этих людей все равно меньший процент, чем есть нормальных здравомыслящих людей в стране.

    Я могу еще последнее что добавить, так как я теперь представляю Комитет по связям с СНГ и соотечественниками. В какую страну ближайшую ни приедешь – и Казахстан, и Белоруссия особенно, и Украина, они смотрят на нас. Насколько мы четче будем выражаться свою политику внутри страны и внешнюю политику, нашу позицию, настолько они себя тоже ориентируют. И забывать вот эту аудиторию тоже совершенно нельзя.

    Железняк С.В. Спасибо большое.

    Я хотел одну цитату привести, она в выходные прозвучала от Дмитрия Рогозина, мне кажется, она очень наглядная, про том, что у нас политика должна быть как стальной кулак в лайковой перчатке. Действительно, очень наглядно. И вот это понимание, что мы можем вести независимую свою внешнюю политику пока мы сильны, пока мы едины, оно очень важно. И в этом смысле добровольчество и все, что связано с общественным движением в поддержку того, что делает страна, это, по сути, ключ к успеху и неуспеху и наших внутренних преобразований, и нашей внешней политики. Это я комментирую то, что Ирина Константиновка сказала по то, что мы в Мюнхене первый раз показали зубы. Несомненно, нужно уметь и предлагать решения, и отстаивать свою позицию. Без этого, конечно, мы не сможем состояться ни в каком из процессов, а нам обязательно и очень важно состояться во всех процессах, которые сейчас происходят в мире.

    Адальби Шхагошев, прошу.

             Шхагошев А.Л. Спасибо, Сергей Владимирович.

             Уважаемые коллеги, на самом деле сегодня мы обсуждаем очень важную статью. Но, видимо, мы можем себе позволить сегодня рассказать немного, вспомнить обо всех статьях, которые мы имели возможность обсуждать, наблюдать за последние месяц-два. И обязательно стоит отметить, что такие заявления глубокие может делать человек, который реально стремится стать, и мы сами знаем и понимаем, станет обязательно Президентом страны. Но, с другой стороны, надо отметить, что обычно острые вопросы ставить реальным кандидатам, будь он депутат, будь он кандидат на должность Президента, очень сложно, потому что придется потом все-таки выполнять, а это самое, может быть, главное и очень важное, что, по нашим наблюдениям, мы можем сказать, что удавалось выполнить не всякому президенту, не всякому кандидату. А если посмотреть, начиная со второй статьи, например, я имею право тоже выделить, видимо, самые главные статьи, на мой взгляд, из этих семи статей, это «Россия: национальный вопрос» и сегодняшняя статья, которая посвящается международной проблематике. Вообще в такой огромной многонациональной и с точки зрения географии мощной стране для того, чтобы заняться серьезной и умной экономикой, и вопросами культуры, и разными другими вопросами, в обязательном порядке мы должны осознать, что мы живем в многонациональной стране, раз, и что обязательно должны влиять в хорошем смысле этого слова на все, что происходит за пределами нашей страны.

    Сегодня много говорилось о том, что у нас международный авторитет достаточно достойный сегодня, безусловно, сегодня да, но мы только возвращаемся к этому. И надо ли нам возвращаться именно к той империи, о которой говорила Ирина Константиновна, или же надо нам чуть-чуть по-другому сейчас уже строить свой международный авторитет и свое влияние, это, конечно, вопрос очень сложный. На мой взгляд, мы должны строить по-новому, потому что Ирина Константиновна, если вы заметили, сказала: империя, которая меня могла защитить в любое время, и которая могла пристукнуть. Так вот я очень хотел бы, чтобы у нас была даже не империя, а такая достойная страна, которая смогла бы всегда защитить, но не пристукнуть, если это не заслуженно.

             Далее, о чем я хотел бы сказать. Я так думаю, что эта статья последняя в «Московских новостях» могла бы даже не появиться сейчас, если бы мы не видели ту картину, которая сегодня просматривается на Ближнем Востоке, в арабском мире. Это на самом деле называется, вроде бы живя в 21 веке, что мы практически пользуемся приемами первобытного строя. Об этом в статье, кстати говоря, Путин тоже говорит. Я, например, не могу до сих пор поверить тому, каким образом три дня как на выставке весь народ Ливии издевался над телом Каддафи, кем бы он ни был. В 21 веке! И когда говорят о том, что Америка не вмешивается во внутренние дела разных стран, я готов поверить, что это было внутри, что это была революция, что народ на самом деле встал, определенная часть. В конце концов, когда они нам доказывали, что они не имеют никакого отношения ко всему, что происходит, а мы видели, какая операция была при задержании Каддафи, и я всегда на разных площадках отстаивал такое мнение, что это задуманная, преднамеренная операция была. И я убежден до сих пор, что Америка точно смогла бы, учитывая ее влияние в Ливии сейчас, связи с оппозиционными силами, чтобы этого не было акта – три дня издеваться над телом. Это просто зверство! Мы ни в коем случае не можем допускать, чтобы в 21 веке было такое. И сегодня для меня особо примечательно, что эта статья появилась после статьи касательно национальной безопасности, потому что призывы не помогают, дорогие друзья. И не помогут, к большому сожалению. Вот такое правило, кто сильнее, тот и побеждает. Сегодня преимущественно действуют такие правила. Поэтому, если мы будем сильны, я имею в виду оборону нашу, если мы будем четко и последовательно придерживаться позиции того, что мы как страна мощная обязаны реагировать на все, что происходит в мире, и вот та самая резкость в оценках Владимира Владимировича, одновременно эволюционность в мыслях, которая прослеживается, для того, чтобы решать все эти проблемы, связанные с тем, что происходит в мире, это очень важно. Конечно, Мюнхенская речь была неким переломным моментом. Конечно, то, что сейчас в Сирии, мы, я очень надеюсь, что остановили. Дай Бог, чтобы это не было временной остановкой, чтобы сценарий Ливии в Сирии не повторился. Это уже заслуга нашей страны. И мы смогли заявить, все равно придется считаться с нашей страной. Это то, что сказано сегодня всему мировому сообществу. И, кстати говоря, то, что мы видим, это на канале НТВ мы же смотрим сейчас вот этот документальный фильм ВВС? Даже они не смогли испортить каким-то образом картинку, что Россия такой монстр, и посмотрите, что они делают. Все равно, кто бы ни посмотрел, это эксперты разные – российские эксперты, зарубежные эксперты, ближневосточные эксперты, они все равно видят, что мы отстаиваем свою позицию. И это сегодня самое главное. И мы всему миру объяснили, мы с мощной культурой страна тысячи лет. И у нас многонациональная страна. Мы им объяснили, что вот этот провал мультикультурализма в Европе и эти параллели, которые строятся касательно мультикультурализма, никаким образом нас не касаются. Тут нет пришлых, тут нет мигрантов. Те люди, о которых они часто говорят, что они мигранты. Я сейчас не говорю о внутренних противоречиях, о том, каким образом национальный вопрос обсуждаем. Я говорю о европейских экспертах. Те люди, о которых они говорят, это национальности, которые 400-500 лет назад присоединившись к России, живут в этой стране. И ни в коем случае это не мигранты. Поэтому и есть Россия как многонациональная страна. Уверен, что если мы этих позиций будем придерживаться, я оптимист большой, лет через 10-15, ну, может быть, 20 все-таки мы будем самой мощной державой в этом мире. Спасибо большое.

             Железняк С.В. Спасибо большое.

             Я прошу Руслана Гаттарова выступить. И прошу прощения, мы с Адальби Люлевичем должны сейчас выдвинуться на совещание, оно у нас в 3 часа будет в другом месте. Но я очень надеюсь, что сегодняшняя дискуссия всем нам очень полезна, и уверен, что на следующей неделе мы очередную нашу дискуссию, в том числе и по итогам дня голосования, которое пройдет 4-го числа, обязательно проведет. Спасибо большое!

             Гаттаров Р.У. Спасибо большое, Сергей Владимирович.

             Я бы хотел немножко с другой стороны посмотреть. Мне кажется, что Владимир Владимирович в своей статье когда говорит о том, что мы не дорабатываем в нашей работе с международным сообществом, что касается средств массовой информации. А именно, мне кажется, что, здесь можно образ такой подобрать, в нашу сторону направлены большие динамики, и они прокачивают свои интерпретации того, что происходит в мире, того, что происходит в нашей стране. А от нас в их сторону такие маленькие пищалочки. Мы что-то говорим, но это практически никто не слышит, только тот, кто очень хочет услышать, тот, наверное, может услышать. Я просто очень внимательно смотрю то, что говорят о наших выборах в средствах массовой информации, в центральных газетах Германии, Франции, Великобритании, США. Мы внимательно мониторим действительно, из первоисточников, а не то, что наши в итоге переводят. Но интерпретации очень вольные. Самая адекватные интерпретации того, что происходит у нас, это Германия и Франция. Традиционно почему-то так происходит. Самые ужасные интерпретации – это Великобритания и Соединенные Штаты. Они выхватывают все, что хотят, из контекста, переворачивают и представляют так, как надо. Что очень важно, в нашей стране, как ни в какой другой, наверное, очень внимательно прислушиваются к тому, как наши события интерпретируют западные СМИ. И потом их начинают обсуждать в блогосфере, об этом активно говорил Илья. Но я хотел бы добавить, что именно вот эти сливы, которые ничего под собой не имеют, которые распространяются с левых аккаунтов и являются полной фальшивкой…

             Поляков Л.В. Левых – не в смысле коммунистов. (Оживление в зале.)

             Гаттаров Р.У. Да, абсолютно. Они потом точно так же обсуждаются в центральных газетах на Западе. В центральных новостях. И это говорит, наверное, об объективности их, но я ставлю это под большое сомнение. Ну, например, я понимаю, что напишут сегодня, даже можно не открывать, но я это сделаю, что они напишут про сегодняшнюю статью и про сегодняшнее заявление Первого канала о том, что раскрыто покушение на Владимира Владимировича Путина. Но ведь посмотрите, что говорят наши журналисты. Я сегодня со многими общался, в твиттере переписывался. Они говорят: «Фу! Это неправда». А то, что Первый канал это сделал, так это еще подтверждение этого. Вот если бы западные СМИ или какой-нибудь блоггер, особенно оппозиционный, которые за 10 тыс. долларов что угодно разместит, вот тогда это было бы супер! Тогда это было бы новостью и тогда бы доверие к этому было. ну, коллеги, зачем это все так передергивать?.. Представляю им антитезис. Хорошо, ребята, вы говорите, что это неправда. Но вспомните, что было с камнем шпионским, как ржали все. А сейчас все те, кто ржал и писал всякую чушь, посыпали голову пеплом и говорят, что они… не буду говорит слово. Все об этом написали. Ну и что? Кто об этом помнит? А семь лет стебали этот момент. И ничего не нашли. «Ну, вот, Первый канал! Вот если бы кто-то другой, то тогда…». Ну, коллеги, не надо самим-то уже такие вещи делать. А это причем ведущие журналисты ведущих либеральных изданий в нашей стране, не побоюсь этого слова. И вот они там как бабушки на завалинке все сплетни собрали и обсуждают.

             Что касается нашего слабого голоса вовне. Мне кажется, именно об этом говорит Владимир Владимирович, потому что, еще раз, мы с вами обсуждаем, но кто нас услышит на Западе? Его статью очень сильно интерпретируют и представят так, что Путин вернулся и вот, мы же вам говорили. Вы привели этот пример – фильм ВВС. Ну, вот и будут говорить: мы же говорили! Вот, все. Он сейчас нами займется, он нам еще покажет.

             Пример простой. Сейчас попытался найти, нашел твиттер нашего МИДа, 25 тысяч у него читателей. У нас очень у многих депутатов Государственной Думы больше читают. У твиттера Госдепа значительно больше читателей. Я думаю, в Фэйсбуке у них миллионы. Может быть, ошибаюсь. Посмотрите твиттер нашего министра или его какой-то другой акканут. Может быть, он его даже пускай сам не ведет, но пускай у него пресс-служба ведет так, чтобы его хотелось читать, как внутри страны, так и вовне. Мне кажется, он в первую очередь должен вовне вещать и нашу позицию объяснять. И наш твиттер МИДовский, что характерно, он на русском сделан. Нафиг он на русском-то нужен? нет, ну, наверное, нужен, но в первую очередь он на английском должен быть. Я считаю, что очень хороший пример «Раша тудэй». Хороший канал. Там есть истерики по поводу него, обвиняют его в какой-то пропаганде. Нам нужно создавать такие ресурсы. Хороший пример – Рогозин. У него под сто тысяч читателей, и очень многие из них – это западные читатели, и они его читали, он очень активно вел еще и на английском. На русском и на английском, у него один аккаунт был. Но ввел в поисковик твиттер кого-нибудь из наших посланников за рубежом – ни одного не нашел. О чем мы говорим? Если мы немые, то как мы будем говорить? У нас, грубо говоря, языка нет, если мы не будем этого делать. Нужно начинать с себя. Вон, Макфол в твиттере прекрасно себя чувствует, переписывается со всеми нашими оппозиционерами, транслирует позицию, обвиняет «Раша тудэй», что они что-то там солгали в отношении него. И это здесь, у нас все в итоге выходит в средства массовой информации и минимум на целый день повод информационный. Почему мы-то этого не делаем? Ничего здесь нового нет. Я некую практическую часть в этом увидел. Я надеюсь, что это будет сигнал нашему в первую очередь МИДу, всем, кто занимается международной политикой. Я ей не занимаюсь, но вижу, что мы здесь очень сильно недорабатываем. Я был в нескольких посольствах России за рубежом. Может быть, они великие профессионалы, но с точки зрения информационной открытости, с точки зрения готовности бороться на этих открытых площадках, я этого не увидел. И мне кажется, эти люди просто не про это. мне кажется, что если мы хотим, чтобы Россия в мире была услышана и наша позиция прозвучала, нам нужно очень внимательно эту стратегию прорабатывать на государственном уровне, и в том числе в первую очередь, наверное, с МИДом. Спасибо.

             Попов С.А. Спасибо большое, Руслан Усманович. Вы затронули еще одну тему, хотя она вскользь прозвучала, но мне кажется тоже очень важной, это тема ответственности наших собственных СМИ вообще. Потому что когда мы говорим «они – мы», то очень интересно, а какое вообще место и роль занимают наши собственные СМИ и как они отражают? Под каким углом зрения? Насколько равноудалено хотя бы, объективно и независимо, или все же угол зрения понятен, или он задан, как вектор. Не знаю, удалось ли вам вчера посмотреть Ньюс.ру, был комментарий, и очень много Ньюс.ком, и Евроньюс, прямая трансляция с Садового кольца, и интервью из студии главных оппозиционеров России, как их назвали, Каспарова, Рыжкова, Удальцова. Не видели?

             Поляков Л.В. На телеканале «Дождь»?

             Попов С.А. Нет, это Евроньюс. Это уже как бы европейский стандарт. Что «Дождь»? «Дождь» кто видит? А вот Евроньюс – это уже видят капитально. Какие оценки там звучали, какие комментарии, отношение к власти. И мне очень интересно было, а дальше какая реакция наших СМИ и прочих. Я почему провожу параллель с Ньюс.ру. Ньюс.ру – это не наше Интернет-агентство. Оно оттуда, и оно запрограммировано таким образом, чтобы транслировать и комментировать то, что у нас происходит, под их углом зрения. А я хочу узнать, а какие у нас, чтобы наши комментировали так же. Есть ли у нас достаточное количество журналистов, которые могут смело, беспристрастно, ответственно делать такие комментарии. Вот в связи с этим я хотел бы поддержать позицию Венедиктова, который достаточно смело сделал комментарий по поводу одного из лозунгов оппозиции «Путин, уходи!». Сказал, что если мы так уж за честные выборы, почему мы отказываем гражданину в праве быть избранным? То есть, если уж мы говорим о правах человека, то они должны быть в полном объеме для всех, для любого гражданина. И то, что он такую полемику начал и на достаточно высокой ноте вот это все прозвучало, я думаю, это очень важно. но почему он один-то? а еще-то кто? Примеры? Да, есть Леонтьев, есть Шевченко. Но все равно, я вот посмотрел на конструкцию, что не так много у нас действительно независимых, действительно самостоятельных, авторитетных представителей СМИ, которые могут делать оценки, заявления и т.п. Я поддерживаю полностью вот эту ситуацию с фильмом, и в связи с камнем семилетней давности, потому что я комментировал эту ситуацию семь лет назад, как раз и на Первом канале, и в передаче Мамонтова. Только я очень хорошо помню, что потом развернулось вокруг этого, как нас вообще склоняли, поливали. Его в большей степени, меня в меньшей, но какая разница? Мы получили, что называется, по полной программе. И помню, кто этим занимался. Ну хоть бы кто-нибудь из них сегодня сказал бы: мы ошиблись, да, вот мы поддались общему психозу, настроению, не разобрались, выдали псевдоинформацию. Ни у какой такой смелости не прозвучало.

             Вот Путин как раз показывает нам ту смелость, которая у нас должна быть. Я думаю, и этой статье тоже. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы еще присоединиться перед тем, как будем завершать?

             Крганов А.Р. Вот в продолжение темы Руслана Усмановича. Западный эксперт один уважаемый недавно мне заявляет. Говорит, уважаемый муфтий, как банально, мы по миру воюем с радикальным исламом, а в России мы вынуждены защищать ислам, чтобы вас не давили. Я говорю, слушай, уважаемый, это ты где видел, чтобы нас унижали-то? У нас 8 тысяч мечетей построено за последние 20 лет, 100 учебных заведений, Фонд поддержки исламских науки и образования. Это именно о том, что вы сейчас говорили. Как говорят мудрецы, даже по-простому, если человека назвать 40 раз свиньей, он захрюкает. Если ему сказать 40 раз, что он больной, ему начнет казаться, что он больной. Если действительно наши средства массовой информации в поддержку тех будут работать, то тогда о чем говорить? Действительно, тут их культура, их нравственная ответственность журналистов должна быть обязательно подчеркнута. Она должна быть не разрушающая, а созидающая внутри страны. И это очень важно, в том числе по религиозной полемике. Я знаю, в сети позволяют такое, чтобы втравить нас. Это же очень опасная тенденция, потому что здесь должны быть очень понятные и ясные вещи. И мне слова Суркова очень понравились, который сказал, что кто не говорит, тот слушает, а кто слушает, тот слушается уже. Поэтому мы действительно должны научиться говорить миру, не стелиться, а вот действительно, мы – россияне, мы живем, и слава Богу, и не стесняться этого. и действительно Роднина права, что не должны наши каналы превращаться в каналы веселья. Надо говорить об актуальных вещах. Сейчас, например, закрыли «Радио Свобода» татарскую трансляцию. Почему? потому что журналисты, которые там писали…

             Поляков Л.В. Кто закрыл?

             Крганов А.Р. Ну, организаторы, кто ее создавал в свое время. сами закрыли, потому что говорят, что ваша мотивация, о чем вы сегодня пишете, не сходится с тем заказом, который им дан. То есть проблем нет, говорят, что там все нормально, вот, мы живем, неплохо. И не понравилось. Мы здесь должны это понимать и средства массовой информации – это очень важное направление. Оно должно поддерживать как главу государства, и его взгляды должны дойти до народа, чтобы народ понимал внутри страны, и чтобы и в мире понимали действительно ясную нашу позицию, с которой мы сегодня идем к миру. Она трудная, мы не заигрываем ни с кем. Вот даже по Сирии, мы же говорим о чем? Мы за то, чтобы сам сирийский народ выбрал себе путь, по которому он будет развиваться. Не нравится это разным сторонам. Тем не менее, это говорить нужно. И действительно позиция Владимира Владимировича очень смелая. Хочу сказать, что умные люди в мире это понимают, в том числе в арабском мире понимают, что это достойный лидер великого государства.

             Коган З.Л.Можно фразу? Ну, раз у нас не верят своим СМИ, своему телевидению, ну, тогда наши олигархи должны покупать не Челси, не какие-то клубы, а покупать их газеты, их телевидение.

             Поляков Л.В. CNN надо купить (смеется).

             Коган З.Л. А почему нет? Или, может быть, скажут, что они не продадут. Ну, гранты устанавливать за объективную информацию, поощрять кого надо. Короче говоря, это, по-моему, решаемая проблема должна быть, чтобы люди верили.

             Поляков Л.В. Очень продуктивное заседание сегодня. Я уважаемому муфтию очень благодарен. Вот ту проблему, которая меня заинтересовала в статье, - соотношение суверенитета и прав человека. Мне кажется, что формула такая может родиться, и она может выражать даже нашу какую-то позицию консолидированную, и всех институтов власти, законодателей, религиозных деятелей. Права человека универсальны, а каждый человек конкретен. Муфтий говорил об этом очень убедительно, когда говорил о том, что дерево без корней засохнет и превратится в бревно. Вот это стремление «сбрить» все специфические культурные традиции, обезличить каждый народ под предлогом защиты прав человека универсальны, это новая политика. Это более страшное оружие, чем то, о чем Сергей говорил, soft power – мягкая власть. Это еще более страшная вещь. Это, по сути дела, попытка такой ментальной кастрации. Потому что когда идет псевдокультура универсальная якобы универсальных прав человека, в том числе через СМИ, то выхолащивается все то богатство, все то историческое, что каждый народ и каждого человека характеризует уникальную особь. И вот если такой разворот нашей международной политики, в том числе если все вы законодатели будете поддерживать, в каждом комитете, потому что я не думаю, что это только ответственность Алексея Константинович нынче. Я так прочитал статью, что Путин предлагает всем органам власти консолидироваться на общей платформе. Не он один будет выходить в Мюнхене и в следующий раз показывать зубы. Зиновий Львович правильно сказал, власть или есть, или ее нет, независимо от выборов. А это как раз, если угодно, господа законодатели, наше простых мирян вам послание. Читайте эту статью как руководство к вашему действию, пожалуйста.

             Попов С.А. Ну, я думаю, здесь на самом деле ничего странного и удивительного нет, что против нас именно в таком контексте ведется мягкая работа и мягкая обработка. То есть по-другому Россию взять нельзя. Тут вариант-то какой? Бомбами не запугаешь, ядерными взрывами не запугаешь. Чем? Только размыть. Другого у них варианта нет. Они все попробовали. Они же все попробовали за эти 20 лет! Втихую запускали один вариант, второй, третий, четвертый. Они все попробовали, и нащупали этот момент, который единственный, как они считают, возможный для того, чтобы максимально ослабить Россию или развалить. Поэтому здесь ничего удивительного нет. Но если мы все вместе не встанем рядом с Путиным и не покажем нашу общую силу, то тогда эту тенденцию мы вряд ли исправим, я здесь абсолютно с вами солидарен. Именно поэтому битва продолжается.

             Коллеги, кто еще хотел как-то поучаствовать? Пожалуйста.

             Чаусов М.Л. Представитель Росвоенцентра Чаусов Михаил Лавринович, заведующий отделом мемориальной музейной работы. Я и последние два вечера смотрел этот кинофильм, о котором сегодня много речь шла, показанный по каналам телевидения. Естественно, читал статьи, опубликованные Владимиром Владимировичем последние месяцы. Проверял себя, солидарен ли я с тем, что он пишет, наш лидер, в этих статьях, или нет. Солидарен ли я с тем, что сегодня вы говорили на этой конференции, я бы сказал так. удивительное единодушие возникает, удивительное стремление продолжить на практических делах ту линию, которая декларируется в выступлениях Путина. Я думаю, что эти его статьи опубликованные, они имеют не только информационно-пропагандистское значение, не только работают на него как на кандидата в Президента, но и играют огромную мобилизующую роль, способствуют единению нации на каких-то общих принципах. И в этом смысле мне представляется, что хорошо бы, чтобы эти статьи пошли в народ дальше и, объединенные в единый сборник, были изданы миллионным тиражом без преувеличения. Издается Суворова и прочая нечисть такими тиражами, почему эти основополагающие материалы нашего ведущего государственного деятеля не могут быть также изданы. Наверное, это еще в большей степени способствовало и сплочению нации, и наконец, представляло собой какую-то основу для преподавания обществоведения в учебных заведениях, начиная от начальных и заканчивая высшими. В самом деле, последняя статья воспринимается как мощный манифест крупного государственного деятеля, за которым стоит могучее государство. Он не скрывает своих позиций, считает возможным говорить не только о том, что Россия не собирается изолироваться от других государств, от культурного наследия, от экономических взаимоотношений и прочих с другими государствами, но и говорит о том, что мы при этом собираемся отстаивать свои собственные национальные интересы. Говорит о том, что иначе Российское Государство, защищающее интересы своего народа, и не может себя вести. Эта откровенность, смелость, как уже было здесь сказано, вызывает чувство симпатии, вызывает желание. Наконец-то государственный лидер Российской Федерации говорит так, как хотелось бы каждому из граждан, уважающих себя, сказать то, что он думает. На меня сильное впечатление произвели аналитические выводы Владимира Владимировича. В частности как он оценивает достаточно критично наши отношения с Соединенным Штатами Америки, что принципиальных каких-то изменений в наших отношениях не произошло. Это нужно тоже набраться смелости и мужества, чтобы такие вещи сказать. И в то же время удивительно актуально прозвучали его тезисы о наших взаимоотношениях с Китаем, что успехи китайской экономики – это ветер в наши паруса. Китайский ветер в наш парус. Действительно, ведь до сих пор о Китае чаще вспоминают, что это опасность с юга, опасность с севера, запада и т.д. И трудно было разобраться, где действительно первоочередная опасность, а где что-то второстепенное или, может быть, совсем безопасное. Мне кажется, по Китаю Владимир Владимирович очень мудрую мысль сформулировал. Мы сегодня намереваемся с этой страной дальше укреплять и развивать отношения. Эту мысль всячески нужно пропагандировать, поддерживать и развивать.

             В последней части его статьи говорится о культуре как о проводнике, авангарде продвижения наших ценностей к соседям. Жаль только, что там сказано о культуре вообще, потому что не каждая культура может играть позитивную роль. Скажем, римэйки с западной культуры, которые сейчас на 80-90% заполнили нашу культуру, кинематограф, эстраду и т.д., едва ли они могут там на Западе сыграть потом положительную роль в пользу России. Мы должны развивать и поддерживать свою собственную национальную культуру, о чем муфтий совершенно правильно говорил, и только тогда это вызовет интерес. Вот прошел фестиваль, Швыдкой, кажется, его вел, когда из нескольких десятков наших регионов, из республик показали по телевидению то, чем богата Россия, несмотря ни на что, на сегодняшний день. И это прозвучало настолько оригинально, настолько свежо, неподражаемо, что действительно, опираясь на такие достижения национальной культуры, можно надеяться, что это вызовет интерес и во Франции, и в Германии, и в других государствах.

             Ну и коль скоро статья называется «Битва за Россию продолжается», мне кажется, очень актуально в этом плане звучит то, чем занимается моя организация – Росвоенцентр при Правительстве Российской Федерации, организация патриотического воспитания граждан Российской Федерации. Мы реализуем сейчас третью программу патриотического воспитания. Многое сделано, даже невозможно представить себе было лет 10-15 назад, когда ерничали по поводу самого слова «патриотизм» в средствах массовой информации и на различного рода совещаниях, что сейчас ситуация может измениться до такой степени, но она изменилась. Мне кажется, главный недостаток пока что этой работы, может быть, в масштабах России заключается в том, что мы недостаточно активно связываем работу по патриотическому воспитанию с решением актуальных задач сегодняшних, которые России предстоят, - борьба с коррупцией, борьба за укрепление своего международного авторитета, борьба за решение других каких-то социально-экономических проблем. Почему-то главным образом мы ведем эту работу, опираясь только на исторические примеры. Этого недостаточно. Надо сегодня. Быть патриотом – это значит не только защищать свою страну в плане теоретическом, но и в плане практическом, с кем-то надо бороться. И вот если мы выйдем с помощью, может быть, партии «Единая Россия» на такие принципы взаимоотношений с населением в решении этой проблемы, эффективность работы нашей, безусловно, повысится. Ну а закончить я бы хотел тем, с чего начал. Я солидарен с вашими оценками, дорогие товарищи, и последней статьи Путина, и вообще его последних выступлений, солидарен со всеми теми государственными посылками и призывами, с которыми он обращается к народу. Спасибо за внимание.

             Попов С.А. Спасибо большое. Будет завершать, уважаемые коллеги? Я думаю, сегодня состоялся достаточно продуктивный разговор. Клуб продолжает свою работу. Если получится, может быть, мы действительно соберемся 5-го. В любом случае, я думаю, мы никто не забудем, что 4-го выборы и мы должны свой гражданский долг выполнить. Я не буду говорить, кто за кого будет голосовать, я думаю, это очевидно. Но мы должны быть на выборах и заодно, может быть, начать создавать корпус наблюдателей за наблюдателями. Вот как раз 4-го давайте посмотрим, а как наблюдатели будут работать. Потому что они будут выкладывать свое видение, свои недостатки в Интернете, надо же посмотреть, как и наблюдатели будут себя вести. Мне, например, тоже очень интересно, как представители разных сил будут себя вести, и что потом будет появляться.

             Спасибо большое всем за участие. Всего доброго!

    Версия для печати