ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    Гражданин, гражданское общество и государство глазами консерваторов

    [11.12.2015]

     

    3 декабря 2015 года состоялся международный семинар Центра социально-консервативной политики и Фонда им. Конрада Аденауэра на тему: «Гражданин – гражданское общество – государство. Свобода и государство с консервативной точки зрения – определение понятий». Данное мероприятие продолжило начатый в декабре 2014 года диалог экспертов России и Германии в рамках международного экспертного проекта «Ценностный Диалог», реализуемого Центром социально-консервативной политики совместно представительством Фонда им. Конрада Аденауэра в Москве.

    Первая секция семинара была посвящена обсуждению понятия «свободный человек», дефиниции «свобода», предпосылок и условий свободы, баланса между личной свободой и ограничениями, налагаемыми обществом и законом. В рамках второй секции говорили о соотношении гражданина и государства, об ответственности государства за обеспечение прав человека, о правах и обязанностях гражданина, а также о том, как изменились отношения между гражданами и государством за последние сто лет. В дискуссии приняли участие ведущие эксперты, учёные-философы и политологи, специалисты в области аксиологии.

             В своем выступлении генеральный директор Центра социально-консервативной политики Людмила Шувалова отметила важность ценностного диалога как основы для формирования общего понимания современных международных вызовов и угроз. Л. Шувалова отметила, что «И Россия, и Германия вступают в предвыборный период, в связи с чем нам важно понимать, кто будет нашими политическими партнёрами на ближайшие пять лет». Она также предложила развивать ценностный диалог, вовлекая в него другие страны евразийского континента: «Движение по линии сотрудничества Берлин – Москва – Пекин становится важным фактором обеспечения континентальной безопасности».

    «Многие ценности являются едиными для наших стран и понимаются одинаково», - отметила в своем выступлении руководитель Представительства Фонда им. Конрада Аденауэра в России Клаудиа Кроуфорд, тем не менее, общее понимание между российскими и немецкими консерваторами пока не достигнуто.

    К.Кроуфорд затронула вопрос ответственности государства как гаранта свободы человека. По её мнению, задача государства – обеспечить реализацию тех прав, которыми обладают люди. Ограничение прав нужно чётко обосновывать: почему нужно вводить те или иные налоги, зачем нужно всеобщее школьное образование и прочее.

             С импульсным докладом о свободе выступил учёный-философ, учредитель интеллектуального альманаха «Метапарадигма» Никита Соловьёв. Парадокс свободы, по его словам, заключается в том, что мы никогда не можем говорить об абсолютной свободе. Если существует абсолютная свобода, то нельзя установить запрет и на существование диктатуры, если существует толерантность, то нельзя табуировать и борьбу с толерантностью. Оттолкнувшись от тезиса о свободе как познанной необходимости, Н.Соловьёв продолжил рассуждения об ограничениях, которые налагают на свободу человека законы природы и мироздания: например, человек не может быть свободным от закона всемирного тяготения. Для социума ограничителями свободы являются, в большей степени, законы морали и нравственности, которые также истинны, как и закон всемирного тяготения. По Евангелию, Бог есть Истина, и верующий человек должен следовать Истине, соблюдая нравственный закон.

             «Свобода – главный дар Бога человеку. Выбор за нами: следовать ли Истине», – подчеркнул учёный.

             Наука, по его словам, не до конца понимает феномен свободы человека: физика мозга находится в плену детерминистической картины мира, нейробиология считает мозг детерминистическим компьютером, психология не понимает феномена души. Но социальные науки – такие, как юриспруденция и политология, – не могут существовать без понятия свободы. Это противоречие является вызовом для современной науки.

    Н.Соловьёв считает, что понять феномен свободы и гармонизировать отношения государства и индивида можно только в том случае, когда индивид при осуществлении свободного выбора учитывает все уровни социальной иерархии: государство, нация, семья.

    По его мнению, на Западе акцент делают на индивидуальную свободу, ограниченную рациональным законом, а в России понимание свободы традиционно ближе к христианской интерпретации, где человек свободно отдаёт себя в рабство Богу, Истине и нравственному закону.

    Немецкий профессор философии современности Кристоф Бёр сказал о бинарной природе свободы: с одной стороны, свобода – это радость, с другой стороны – большая нагрузка и ответственность. «В ГДР до 1989 года стремились к свободе, а потом, когда обрели её, осознали, что это груз, тяжёлое бремя ответственности. Ещё Жан-Жак Руссо заметил, что человек рождается свободным, но повсюду он в оковах». К этому, напомнил профессор, апеллировали адепты марксистско-ленинской доктрины, призывая пролетариат к борьбе: пролетариям нечего терять, кроме своих цепей, однако в случае успеха они могут получить целый мир.

    К.Бёр согласился с парадоксом свободы: абсолютная свобода уничтожает свободу, – и назвал основные группы ограничений свободы: ограничения, связанные с физическими возможностями, ограничения со стороны морали (как правило, когда делаем что-либо плохое, мы осознаём это), ограничения, связанные с правами других людей (мы равны перед Богом, поэтому важно признавать право другого человека получать то же, что требуешь для себя).

    Кроме того, К.Бёр остановился на проблеме монопольного права государства на насилие и принуждение: «Законы определяют, где заканчивается моя свобода и начинается государственное принуждение».

    Учёный упомянул, что бывает два типа государства: патримониальное и либеральное. Патримониальное государство – государство-отец, стремящийся защитить, поддержать граждан. Либеральное государство предоставляет широкое пространство для свободы, в котором человек сам должен строить свою жизнь, сам всем себя обеспечивать, а государство только защищает его свободу и не признаёт минимальных стандартов социального обеспечения.

    Говоря о свободе слова, мнения, прессы, К.Бёр отметил, что ограничения допустимы только там, где свобода затрагивает человеческое достоинство.

    Трактовку понятия свободы в контексте девиза Великой французской революции «Свобода, равенство, братство» дал учёный-теолог, член Синодальной библейско-богословской комиссии Московского Патриархата Аркадий Малер: «Взаимообусловленные ценности свободы и равенства во времена Французской революции казались взаимозаменимыми, но на практике между ними существовало серьёзное противоречие, которое очень скоро дало о себе знать. Реальная свобода предполагает конкуренцию, поэтому свобода всегда будет ценностью для тех, кто может ею воспользоваться, это, по преимуществу, ценность «сильных». В отличие от свободы, равенство всегда нужно, по преимуществу, «маргиналам», не готовым вступить в конкуренцию. Поэтому эти ценности разошлись, сформировав параллельные идеологии Модерна – «правый» либерализм и «левый» социализм». Он обратился к теологическому аспекту: «Христианство не может существовать без свободы. Свобода человека в христианстве – неотъемлемая данность, так как человек создан по образу и подобию Божьему. Ограничение произошло из-за онтологической катастрофы – грехопадения. Свобода дана человеку, чтобы он сознательно предпочёл Бога, а не механически, не в условиях отсутствия выбора».

    Тезис о государстве как об институте, обладающем монополией на насилие и принуждение, А.Малер интерпретировал так: «Государственное принуждение нужно не для того, чтобы создать на земле рай, а чтобы не допустить ад. Потому что человек, если ничем не связан, скорее всего, всегда предпочтет зло, начнет творить беспредел». Вопрос ещё и в том, обратил внимание эксперт, что это за государство: либеральное – ночной сторож, защищающий нас от хулиганов, консервативное же имеет ещё и воспитательную функцию.

    С призывом не считать Россию исключительно христианской европейской страной выступил главный редактор телеканала для мусульман «Аль-ТВ» Рустам Арифджанов: «В России много мусульман. Россия – это не только Европа, у нас есть кавказские регионы, например». В части соотнесения религии со свободой он подчеркнул, что с позиции ислама поступки человека предопределены свыше: «Свободен только Бог. Человек не свободен».

    Касаясь вопроса о самоощущении русских людей, Р.Арифджанов отметил: «Для россиян раньше было характерно восприятие себя как подданных. Многие годы так было. Люди мало участвовали в жизни государства, отстранённо относились к общегосударственным вопросам. Государство традиционно воспринималось россиянами не как форма самоорганизации, а как политическая власть. Культура участия человека в делах государства сейчас нарождается. За последние сто лет отношение к государству изменилось. Мы начали осознавать, что мы не подданные, и признавать за собой, как налогоплательщиками, ряд законных прав».

    В рамках прений Эрик Ломматч, научный сотрудник Исторического института университета Мангейма, предложил порассуждать о том, кто определяет, что такое справедливость, добро, истина. Н.Соловьёв высказал убеждённость: «Тот, кто сотворил мир, то есть Бог, определяет, что есть добро и истина. Слово Божие даёт ответы на эти вопросы». К.Бёр согласился с этой точкой зрения: «Христос сказал: я путь к истине», однако отметил, что Конституция легитимирует наличие разных понятий истины и даёт право каждому человеку жить по своему убеждению в границах, не затрагивающих интересы другого человека.

    Комментируя вопрос о том, кто такой гражданин, и о мере участия человека в делах государства, Э.Ломматч напомнил, что в античное время гражданином считалась только экономически независимая личность, приверженная к определённому городу и могущая принимать решения. Не все жители автоматически причислялись к гражданам. Позже понятие было серьёзным образом трансформировано. В XIX веке подход к тому, кого считать гражданами, кардинально изменился.

    «В политическом поле вопрос «Что такое истина?» решает гражданское общество», - считает философ, эксперт Всемирного Русского Народного Собора Сергей Волобуев. Но при этом важно понимать, что гражданское общество – это не конгломерат разрозненных индивидов и НКО, а общность, единство, связанное культурой, корнями, ценностями. «Есть моральные и культурные авторитеты, учителя, опыт, предки, которым доверяет человек, причём даже человек, обладающий критическим мышлением», – сказал философ. Он подчеркнул, что гражданское общество состоит не столько из конкурирующих индивидов, сколько из индивидов связанных: «Это совокупность общин, семей, а значит, уже не «атомизированное», а «молекулярное» объединение».

    Взаимоотношения человека и государства нельзя рассматривать исключительно в рациональной плоскости, считает С. Волобуев: «Важен не только разум, но и чувства. Думая о своей Родине, я испытываю гордость или грусть, но всегда – живую и сердечную сопричастность к судьбе России». По его словам, предпринятые в XX веке попытки избавиться от социальной «органики»: семейной и родовой, территориальной и национальной, попытки построить всецело рациональные машинизированные тоталитарные системы привели к разрушению культурно-исторических оснований человеческой свободы и суверенности, которые сегодня подменяются вседозволенностью и анархией беспочвенных индивидов. А «беспочвенный» индивид, «идеальный потребитель» вряд ли может быть хорошим гражданином, вряд ли может быть по-настоящему свободным. Скорее он будет лёгкой добычей для создателей новых тоталитарных проектов.

    Соучредитель и координатор международных проектов ЦСКП Константин Тарасов напомнил: «В нынешнем году мы отмечаем сорок лет Совещанию по безопасности и сотрудничеству в Европе, на котором был подписан Хельсинский акт. Этот документ определил общий подход к ценностям, отрегулировал вопросы, связанные с фиксированием границ в Европе и миграцией, помог воссоединению семей. В 1975 году Европа была разделена барьерами. Акт во многом снял их, способствовав созданию на территории от Лиссабона до Владивостока единых пространств: социального, информационного, гуманитарного, экономического. Европа приблизилась к форме конфедерации. Сегодняшние взаимные санкции, к сожалению, снова установили барьеры».

    Современная ситуация, по мнению К.Тарасова, свидетельствует о том, что Концепция пространств не доработана, поэтому её реализация привела со временем фактически к столкновению цивилизаций.

    В заключение мероприятия К.Тарасов представил новую книгу «Сила России», подготовленную ЦСКП. «Сила России» – сборник интервью и статей известных людей, лидеров общественного мнения, экспертов в политических, социальных, духовных и культурологических вопросах. Планируется перевод этой книги на английский язык.

    Версия для печати