ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    ЦСКП: Стенограмма совместного заседания Центра социально-консервативной политики и социально-консервативного клуба «Гражданская платформа» на тему: «Задачи социального государства»

    [06.02.2012]

    Шувалов Ю.Е. Уважаемые друзья, я предлагаю начать, потому что главный наш человек пришел, и мы в данной ситуации можем действовать. У нас идет тяжелая неделя пленарных заседаний, но тем не менее мы собрались для того, чтобы обсудить статью Владимира Владимировича.

    Эта статья, ожидаемая в Центре социально-консервативной политики, но я хочу сказать и свою точку зрения, что она превзошла даже наши ожидания, потому что она оказалась значительно глубже и, так сказать, значимей относительно того, что можно было представить. Я имею в виду в первую очередь взгляд на социальное государство, как на государство активных граждан, на общество, которое представляет собой уже абсолютно сформировавшееся гражданское общество, которое имеет право контролировать те решения, которые принимаются на всех уровнях власти, которое имеет возможность проводить решения, собственно, самоорганизуя свои различные организации и выходя с инициативами.

    Безусловно, мы видим предложения, которые чрезвычайно близки нам, Центру социально-консервативной политики, «Гражданской платформе», социальным клубам партии. И я считаю, что именно в этом составе, в составе людей, которые и в Госдуме занимаются социальной политикой, и социологи, и политологи, которые неоднократно здесь обсуждали, нам будет интересно обсудить те инициативы, которые есть.

    Со своей стороны я бы хотел обратить внимание, что меняется статус Общественной палаты, меняется форма формирования в назначаемой части Общественной палаты. Для нас, безусловно, это повышение роли парламента, а также возвращаются, по сути дела, возможности по формированию Счетной палаты, как подотчетного органа Государственной Думе, занимающегося контролем исполнения бюджетных расходов.

    В этом смысле вопросы парламентского контроля приобретают весьма серьезные инструментарии. И что касается Общественной палаты, как института, призванного организовывать общественную экспертизу, то логика в том, что инициатива по формированию нового состава Общественной палаты переходит к парламенту. Эта инициатива, безусловно, должна обсуждаться и как-то законодательно оформляться. Но сама идея мною лично абсолютно разделяется. Я считаю, что вообще у направления, связанного с формированием общества и органов местного самоуправления и становления органов местного самоуправления в России, могут появиться новые возможности, если депутатский корпус воспримет идеи, которые предложены Владимиром Владимировичем, и законодательно обеспечит их внесение и принятие в Государственной Думе.

    Со своей стороны хочу сказать, что в «Единой России» существует очень мощное представительство, которое занимается именно социальными инициативами, и мы уже сегодня говорим о формировании платформ в партии. Я считаю, что сегодня мы могли бы в том числе говорить, но может быть, не столько на этом мероприятии, сколько вообще, о некоей социально-консервативной платформе, которая позволит объединить интересы не только активистов «Единой России», сколько и тех союзнических организаций, которые в инициативах Владимира Владимировича видят новые возможности, которые можно реализовывать, объединившись в большую платформу партийных и беспартийных, и вместе, мне кажется, уже формировать новые форматы взаимоотношения общества и власти.

    Я хотел бы предоставить слово Алексею Константиновичу. Пожалуйста.

    Исаев А.К. Спасибо, Юрий Евгеньевич.

    Мне кажется, что сегодняшнее событие очень важное. Оно будет иметь такое же переломное, историческое значение, как и митинг на Поклонной горе. Могу сказать, что, мы как, Социально-консервативный клуб, ждали статьи Владимира Владимировича Путина, поскольку было сказано, что про социальные изменения экономики он скажет в своей следующей публикации.

    Но, объективно говоря, мы ждали немножко другого. Мы предполагали, что это будет обсуждение вопросов социальной защиты, вопросов оплаты труда и так далее. Статья, которая сейчас опубликована, оказалась для всех неожиданностью и не только для нас, но и для организаторов других площадок. Но опубликована она, как никогда, вовремя. Она опубликована сразу после того, что произошло на Поклонной горе, когда десятки тысяч (явно больше ста тысяч людей) вышли для того, чтобы защитить свое право быть народом, решающим в России разного рода вопросы, начиная от формирования верховной власти и кончая местным самоуправлением.

    И то, что Путин сегодня ответил на эти чаяния, и то, что он предложил сегодня показывает, реально говоря, что бы ни говорили наши враги, равного ему политика сегодня в России не существует.

    За что борются наши оппоненты? Они борются за то, чтобы сменить Чурова и поставить «Дурова». Они борются за то, чтобы «Единой России» было меньше в парламенте, а оппонентов больше. Условно говоря, за то, чтобы Карелова и Исаева заменили Немцов и Рыжков. Вот это смысл той борьбы, которую он сейчас разворачивает.

    По сути дела, оппозиция борется за то, чтобы ее номенклатура получила некие «куски», как они сейчас считают, несправедливо распределенные между представителями «Единой России». Именно за это. Именно таким образом они пытаются использовать тот протест, который проявился на Болотной площади, протест против того, что государство отстало от состояния гражданского общества.

    Что предлагают они? Разрешить регистрацию партий, провести другие выборы, отдать власть нам – нам, законным представителям данной группы людей, которые собрались на Болотной площади. Их не смущает, что Болотная площадь на это их не уполномочивала. Они тем не менее заявляют, что они готовы вести переговоры, проводить какие-то «круглые столы», требовать изменения Конституции. Кто дал им эти полномочия? Они даже сейчас, рискуя потерять общественную поддержку, тем не менее настаивают именно на этом.

    Путин показывает, что повестка дня другая, что она глубже, чем запрос, в том числе на Болотной площади. В чем этот запрос? Этот запрос в постоянном участии активных граждан в формировании политики. Запрос в том, о чем говорила наша партия, но говорила робко и больше лозунгами – в демократии участия. Не того хотят, выходящие на митинги сегодня, как на Поклонной и на Болотной люди, чтобы одни фамилии сменили другие фамилии, и дальше за них партии принимали те или иные решения.

    Путин говорит: «Это важно. Это нормальный институт. Это парламентская демократия. Пока ничего лучшего не изобретено». Это так, но реальная сегодняшняя демократия не может быть сведена к тому, чтобы люди приходили и кидали бюллетени в урну. Это самое главное, что сегодня сказано. Необходимо выстроить систему механизмов, которые позволили бы активным гражданам, заинтересованным людям участвовать каждый день независимо от того, кто сегодня представляет собой парламентское большинство, независимо от того, кто сегодня стал Президентом или губернатором. Он дает очень важный ответ на вопрос. Это самое главное.

    Путин предложил в демократии участие для граждан, систему механизмов, которые позволили бы гражданам независимо от их партийной принадлежности, от их участия в тех или иных общественно-политических организациях участвовать в решении вопросов, которые затрагивают непосредственно самостоятельно и сейчас.

    Но возникает вопрос, о котором нам постоянно говорят. Путин уже 12 лет у власти, то Президент, то премьер. Почему он раньше этого не делал? Он отвечает на этот вопрос. И отвечает предельно четко, ясно и откровенно: «Для каждого овоща свое время». Одни и те же механизмы могут быть полезны и вредны для общества в зависимости от того, когда они задействуются. Когда механизмы свободной демократии, выборов губернатора, неограниченного регистрирования любых блоков и партий были задействованы в 90-е годы, когда народ был в нищете, когда народ не знал, как пользоваться этой свободой, он не понимал, что есть некая собственная самостоятельность, он верил любому красиво обещающему человеку. Это было использовано с прямо противоположной целью.

    Власть фактически захватили при абсолютной свободе. Мы же все это помним. 90-е годы, выборность губернаторов. Сколько хочешь блоков регистрируй. Власть захватили олигархические группировки. Они захватили центральные телеканалы, они захватили основные экономические потоки, они ставили своих ставленников в качестве губернаторов, решали свои вопросы. Эту демократию народ отторг, и потребовалось чистилище 2000-х годов, когда произошла концентрация власти для того, чтобы навести элементарный порядок, для того, чтобы вышвырнуть из власти криминал, чтобы олигархи перестали быть олигархами в прямом смысле этого слова. Я напомню, у нас сейчас олигархом называется любой богатый человек. Но изначально олигарх – это власть и богатство. Это не просто богатый человек, это богатый человек, который ударом ноги открывает дверь в кабинет премьера и президента и говорит: «Вот так-то надо решить». И это было в 90-е годы.

    Чтобы от этого избавиться, понадобились 2000-е. Путин говорит (при этом для него это важно, значимо), что политика, которая проводилась жестко, централизованно, все равно была политика, сверяемая с интересами большинства. И это подтверждалось на выборах, и это подтверждалось социологическими опросами. Это было нужно в тот момент. В тот момент нельзя было собрать Россию, действуя с политической системой 90-х. Но точно так же говорит Путин. Гражданское общество вызрело. Вызрел средний класс. Он очень хорошие слова подобрал: раньше средний класс занимался только собой: мне построить дачу, мне решить проблему машины, чтобы у меня дети были хорошо устроены, чтобы меня лечили, это было для меня главное, а все остальное, да, пускай, как оно будет.

    Сейчас (и Болотная это показала) средний класс вышел из этой скорлупы. Он хочет большего, но это результат 2000-х годов. Это результат того, что средний класс «не коси не косой», как это происходило в 90-е. Сначала в 91-м – советский средний класс, потом в 93-м, потом в 98-м уже новый, наросший, казалось бы, рыночный средний класс – полностью выкосили косой. С 2000 года, 12 лет не было такого покоса, 12 лет средний класс существовал в тепличных условиях, и даже кризис 2008 года не затронул его настолько, чтобы он опять ушел в свою скорлупу. Это значит, что общество созрело для другого государства, иного государства чем то, которое было необходимо в 2000-е годы для решения вопросов, которые были актуальны тогда.

    И Путин говорит, что другое государство в отличие от того, что предлагают оппозиционеры, это не то, что «Единую Россию» сменит партия с другим названием и с другим составом, но которая будет управлять точно так же, нет. Это создание широкой системы, которая позволит гражданам участвовать в выборах, не только в выборах, в жизни. Он говорит о демократии участия и называет несколько механизмов.

    Во-первых, это общегражданское обсуждение законопроектов, решение программ. Это начиналось уже в предыдущие годы. Сейчас это будет введено в систему, когда граждане имеют возможность обсуждать, тестировать любые законопроекты. Очень важно. Это как простые инициативные граждане, которые разобрались и высказали свою точку зрения, так и общественные объединения (как раз пришел Михаил Витальевич Шмаков), которые заинтересованы в решении того или иного вопроса. Теперь без их тестирования, без тестирования этих организаций ни один законопроект приниматься не будет. Это крайне важно.

    Второй момент, который на самом деле абсолютно правильный и очень значимый, – он говорит об улучшении языка законов и решений. Казалось бы, почему он ставит это на второе место? Язык – это что-то второстепенное. Нет, это важно и значимо.

    Я помню, в 2005 году была дискуссия между Андреем Дементьевым и Жириновским по поводу 122-го закона. Я Андрея Дементьева спросил: «А вы вообще читали этот закон?» Он отвечает: «Читал, читал. Там лекарства отменяют и прочее…» Он, конечно, его не читал. Андрей Дементьев в данном случае солгал. Во-первых, там про лекарства ничего не было вообще. Во-вторых, 122-й закон нормальный психически здоровый человек прочесть не мог, потому что там было написано, что в пункте таком-то статьи такой-то после запятой поставить такие-то слова. И вот из этого состоял 122-й закон.

    Для того чтобы его прочесть, нужно было положить несколько томов других законов и внимательно вчитываться. Он не был текстуальным, это было «о внесении изменений», перестановка запятых, устранение пунктов, изъятие отдельных прилагательных и так далее. Из этого состоял 122-й закон, который вызвал такие протесты и возмущение. А ведь на самом деле закон, который касался темы в деньгах или в натуральных льготах получать, наверное, должен был быть прописан текстом, чтобы все его могли понять, все могли понять свои права и что на что меняется. Этого не было сделано.

    Поэтому на самом деле тема, которую поставил Путин о том, что законы и решения должны быть написаны человеческим языком, это крайне важная тема.

    Третье, что он предлагает. Он предлагает развивать систему саморегулируемых организаций. Абсолютно правильная вещь. Общество усложняется. Государство, как бы оно ни хотело, не может контролировать всё происходящее в этом обществе. И в этой ситуации саморегулируемые организации, то есть объединения основных производителей, основных представителей услуг должны быть заинтересованы, как это ни парадоксально. Это спираль.

    Я напомню вам, что представляли собой ремесленные цеха в средние века, когда государство тоже было слабым, его практически не было. Именно они регулировали качество, и попробуй ты, будучи пекарем, не соблюсти стандарт, установленный пекарным цехом. Таких выводили на рыночную площадь и били палками за то, что они опозорили звание пекаря.

    Ремесленные цеха регулировали и устанавливали основные стандарты качества. И это работало тогда. Мы возвращаемся к этому на новом витке истории, возвращаемся к тому, что саморегулируемые организации должны сами устанавливать, контролировать и больше, чем государство, бороться за предоставление качества определенных видов товаров и услуг. Это крайне важно и это необходимо сделать.

    Дальше. Владимир Путин предлагает для меня неожиданную от него идею, потому что мы знаем, что Дмитрий Медведев, человек, который увлекается Интернетом, а Владимир Владимирович не так увлекается Интернетом, прямо скажем. И вдруг он говорит о том, что в Интернете обсуждаются законы, а давайте дадим право интернет-сообществу законодательной инициативы. Поначалу, когда я это дело прочитал, я подумал: «Господи, и он туда же». Но он самом деле предложил очень ясный механизм. Он предложил не анонимному интернет-сообществу, а открытому, ясному и обозначенному. Сегодня у нас в Интернете господствуют анонимы. Мы можем читать кучу гадостей, наездов, оскорблений, провокаций, за которые никто никогда в жизни не отвечает, и именно из-за этого складывается наше впечатление об Интернете.

    Еще недавно Сергей Марков, мною глубокоуважаемый, говорил замечательные слова о том, что наше внутреннее хамство друг против друга проявляется в двух ипостасях: в дорожном движении и в Интернете. Сейчас в дорожном движении стало гораздо лучше: пешеходов пропускают, вежливость соблюдается, а в Интернете как было, так и остается.

    Путин не предлагает уничтожать анонимный Интернет, но он предлагает вещь, которая резко понизит его значимость. Если вы не анонимный человек в Интернете, вы зарегистрировались под своим ником, вы можете активно участвовать в политике. Не болтать о политике, а активно в ней участвовать. Вы собрали 100 тысяч таких же не анонимных подписей – парламент обязан среагировать на эту инициативу. Вы высказали свое предложение по закону или решению, обязаны власти среагировать на это предложение. Таким образом, он предлагает реальную сильную альтернативу. Вы хотите себя реализовать не в «пустоговорильне», не в обсуждении на кухне в виде Интернета, а в реальных предложениях власти и государства, делайте это. Одно условие – открыто, не анонимно, как гражданин Российской Федерации. Очень важное предложение.

    Очень важная идея – использование референдумов на местном и на региональном уровне. Мы привыкли к тому, что референдум это что-то такое большое, раз, взяли, государство было республикой, стало монархией. Нет. Это волнует на самом деле опять-таки те же самые элиты, ту же самую номенклатуру. Людей волнует другое, людей волнует правильно или неправильно распределяются системы управляющих компаний по ЖКХ в этом районе. Правильно или неправильно принимаются решения о том, чтобы вот здесь срубить рощу и построить новую дорогу. Что важнее: сохранить рощу или построить дорогу? Для людей это важно.

    Этот инструмент у нас не задействован практически. Я уверен, что если бы вокруг Химкинского леса был проведен референдум, я знаю, что 90% высказалось бы за строительство трассы. Но это был бы референдум – местный, который прошел бы в Химкинском районе, и, опираясь на который, мы могли бы покончить со всеми спекуляциями на данную тему. Это было бы правильно, хорошо и значимо. Этот механизм практически не используется, он предлагает использовать его активно. Референдумы по всем значимым для данной территории вопросов, референдумы опроса.

    Дальше. Он предлагает изменить структуру общественных советов. Сейчас при каждом исполнительном ведомстве, исполнительном органе есть свой общественный совет. Ну и что? Как правило, министры набирают туда маститых людей, значимых, как правило, ветеранов той же самой службы, которые радостно собираются раз в полгода и что-то такое одобряют. Он предлагает сделать нормальный общественный совет, куда входили бы люди, может быть, по конкурсу, представляющие реальный интерес, и определить, что ряд решений, приказов министра, постановлений соответствующих ведомств не может быть принят до обсуждения их на общественном совете. Это очень важный момент.

    Отдельная тема – развитие «электронного правительства». И об этом говорилось очень много, даже не хочу заходить в эти дебри. Но тем не менее совершенно очевидно и Путин говорит о том, что необходимо от формальных сайтов, на которые вроде бы можно зайти и что-то обсудить, перейти к тому, чтобы это были реальные, дружественные, как он говорит, интерфейсы, которые бы радовались приходящим людям и не отталкивали их, как можно дальше назад.

    Местное самоуправление. Этому уделено очень большое внимание в статье, и говорится, что действительно реальны и школы демократии, и то, что сейчас местное самоуправление получит дополнительный финансовый источник. Очень правильная идея, на мой взгляд, очень содержательная идея. Все налоги малого бизнеса отдать местному самоуправлению.

    Зачем отдавать налоги малого бизнеса региону? Он что, им занимается, он разбирается в том, какой малый бизнес где нужен? Зачем? Если отдать это местному самоуправлению, у мэра, у муниципалитета появляется живой и реальный интерес в том, чтобы этого малого бизнеса было как можно больше, для того чтобы создавать для него возможности. Это нормальное и правильное решение. Об этом говорит Владимир Владимирович Путин.

    Он говорит о развитии федерализма, о конкурентоспособности государственного аппарата. Очень важная тема. Мы пришли к состоянию, когда… Я просто общался с Профсоюзом госслужащих недавно, они говорят об одной вещи: оттого, что мы государственные служащие, мы уже должны оправдываться. Как будто мы, я не знаю, проститутками работаем. Каждый раз, когда я говорю, что государственный служащий, я уже с самого начала нахожусь в презумпции виновности – «чинуша», подлец, коррупционер и тому подобное. Таким образом, мы никогда в жизни не создадим нормального государственного аппарата, никогда, потому что туда будут идти только те, кто действительно реально хочет быть коррупционерами, потому что такой имидж существует, а все приличные люди будут постоянно от этого отказываться.

    И он обращается к СМИ (кстати говоря, это практически первый раз, когда он обращается к СМИ в этой статье) и просит: «Ну, давайте переломим ситуацию. Давайте будем добивать коррупционеров, реальных коррупционеров, но давайте не будем шельмовать людей, которые просто работают на государство».

    Он вспоминает о том, что в 90-е годы, возможно (ситуация абсолютного разора, который был), мы выжили только благодаря тому, что в госаппарате, в местном самоуправлении были приличные люди. И ведь кто-то же продолжал заниматься решением вопросов строительства детских садов, распределения путевок, кто-то продолжал заниматься решением вопросов, чтобы тепло подавалось вовремя, чтобы улицы чистились. Благодаря этим людям мы выжили. Сегодня их превратили в мишень для истребления. Надо остановиться. И нужно дать государственным служащим (и это, несомненно, важное решение) четкие социальные гарантии и в виде нормальной заработной платы.

    Вот эта идея, что давайте посадим государственных служащих на минимальный размер оплаты труда, которая постоянно высказывается, «шариковская» идея – она тупая и губительная. Должна быть нормальная зарплата для того, чтобы люди шли не только в бизнес, но и сюда. Должны быть нормальные социальные гарантии, включая государственные пенсии, но при этом государственные служащие должны раскрыться.

    Сегодня уже государственный служащий имеет ряд ограничений. Я вам просто скажу из своего общения с моим любимым профсоюзом, в котором я состою, профсоюзом госслужащим. Нет права на коллективный трудовой спор, нет выходных. Если вас вызвали в субботу и в воскресенье – никаких дополнительных оплат. Это просто вас вызвали в субботу и в воскресенье. Отзыв из отпуска в любую минуту и в любое время. Это то, что существует сегодня. Завтра Путин предлагает еще и раскрывать информацию о своих расходах. Сделаем это, пускай госслужащие будут абсолютно прозрачны. Давайте перестанем после этого их третировать и будем считаться с тем, что у них должна быть нормальная зарплата и нормальный социальный пакет. Это крайне важный момент, который темой оговаривается.

    Отдельная тема – это победа над коррупцией. Путин признает, что, конечно же, фактически важный момент, что в период его пребывания на посту Президента и премьера, эту проблему побороть не удалось. Это так. Но мы все об этом знаем, и мы все об этом говорим. Это так. Но он приводит хороший исторический разговор Николая I с Бенкендорфом, когда Николай I сказал: «Каленым железом выжгу мздоимство». А Бенкендорф ответил ему: «А с кем останетесь, государь?»

    К сожалению, коррупция превратилась в системообразующий элемент российского общества. Не сейчас, не при Путине и даже не при Ельцине. Она была как таковой многие годы, с того времени, когда Иван Грозный стал отдавать в кормление те территории… «Какое жалование? У тебя территория большая. Ты и так свои вопросы решишь». Вот с этого времени она действовала, когда жалование чиновников при том же Николае I было ничтожно малым: это были 18-19 рублей. Мы читали про Акакия Акакиевича. Это изначально их подталкивало к тому, чтобы они брали. У тебя есть место, на нем и зарабатывай. Это выработавшаяся годами традиция, которую невозможно победить в течение 12 лет. Но ее можно победить, если настроить на это общество, если поставить такую задачу и если создать жесткий критерий. Честный чиновник получает почет, уважение и очень серьезный достаток, чиновник, который нарушает эти элементы, естественно, уходит, дисквалифицируется. Предложен был, кстати говоря, такой механизм, как дисквалификация, лишение права занимать определенную должность в течение определенного времени. Это не решение уголовного суда, это может быть решение, связанное с тем, что очень серьезные подозрения лежат на том или ином человеке.

    Очень важное предложение о том, что гражданин может обратиться в административный суд против чиновника, и тогда бремя доказывания лежит на государстве, на чиновнике и на государственном органе, против которого выступает гражданин.

    Еще одна идея, которую Михаил Викторович поддержит, профсоюзы будут ей аплодировать. На мой взгляд, важнейшая идея, которая изменит нашу судебную систему – общественные объединения получат право подавать иски в защиту своих участников.

    Шмаков М.В. В защиту неопределенного круга лиц, если говорить юридически.

    Исаев А.К. Да. Я думаю, что этим воспользуются многие организации, для профсоюзов это крайне важный момент. Мы понимаем, что очень часто работники прижаты работодателем. Они боятся подать иск сами, когда речь идет о том, что один человек должен опротестовывать действия работодателя, особенно когда он не уволен. Когда уволен – опротестовывает. А пока он еще работает, в этой ситуации предоставить профсоюзам, как общественному объединению, право выступать за своих членов в суде, отстаивать их права. Это качественно переломит ситуацию.

    Во-первых, открыть целый пласт, целый канал, по которому могут разрешаться возникающие трудовые споры, не забастовочным, не конфликтным путем, через суд. Во-вторых, это по-другому настроит суды. Одно дело, когда человек пытается биться против махины, другое дело, когда есть общественные объединения, которые сами по себе, если не махина, то сила, которая будет последовательно отстаивать тот или иной интерес. Это заставит суды глядеть в данном случае на истцов совершенно по-другому.

    Одним словом, хочу сказать, что это, по сути дела, серьезнейший манифест по развитию реальной демократии – демократии участия. Ни один из кандидатов, которых мы сейчас видим, ни несистемная оппозиция, которая не представила своих кандидатов, не предложили столь глубоких реформ, которые затронули бы самые глубинные пласты и которые бы обеспечили главное – участие граждан, повседневное участие в принятии государственных решений. На мой взгляд, это самое главное, что есть в этой статье. Спасибо.

    Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, Юрий Евгеньевич оперативно должен был присоединиться в работе к Председателю, поэтому работаем без него. Возможно, он освободится и успеет подойти к окончанию нашего заседания, подведению итогов.

    Михаил Викторович уже вступил в разговор, по сути дела, поэтому мы предлагаем, если вы не против, вам выступить.

    Шмаков М.В. Добрый день, уважаемые коллеги! Я бы сделал только маленькую реплику. И я, конечно, не буду так продолжителен в своем выступлении, как Андрей Константинович, поскольку он уже практически все сказал и дал достаточно полную характеристику последней статье, с которой выступил Владимир Путин.

    Но по элементам, возвращаясь, права выступать от лица неопределенного круга лиц, как это звучит на юридическом языке, мы добиваемся уже давно. И, к сожалению, все наши попытки это законодательство так повернуть, чтобы профсоюзам дать право выступать от лица неопределенного круга лиц, наталкиваются на определенную стену, стену из представлений разного уровня руководителей нашей страны, в том числе и части Государственной Думы, что с этим можно погодить.

    Но сейчас это уже гораздо в более широком плане предлагается обществу, и я считаю это позитивным моментом, потому что это тогда резко повышает значимость общественных объединений.

    Но могу сказать, что вообще-то на этом пути уже одна промежуточная победа была одержана, когда примерно год назад было принято дополнение к законодательству, когда прокуратуре было дано право, в отличие от той ситуации, которая существовала ранее, выступать от имени неопределенного круга лиц в защиту интересов граждан Российской Федерации. И это был хороший шаг на пути того, что сейчас предлагается. Это крайне важно.

    Более общие моменты по этой статье. Хочу сказать следующее. Во-первых, конечно, эта статья – это большая ретроспектива, это программа будущего Президента, в каком направлении он считает необходимо реформировать и государственное управление, и законодательство для того, чтобы было реальное развитие демократии, о чем в этой статье говорится достаточно подробно, и чтобы само государство, конечно, после проведения преобразований было более обращено лицом к каждому гражданину, а не замыкалось само на себе.

    При этом я думаю, что это не одномоментный процесс. Это не значит, что, скажем, 4 марта мы выберем Президентом Владимира Путина, и это немедленно восторжествует в повседневной практике. Нет. Для этого надо будет принимать соответствующие изменения в законодательстве, для этого надо будет определенным образом и само гражданское общество адаптировать к тому, чтобы общество смогло воспользоваться всеми предложениями и нововведениями, которые должны быть сделаны и в законодательстве, и в практике деятельности государства.

    И я не согласен с теми голосами, которые сегодня уже начали звучать, что это ответ Путина на требования Болотной площади. Ничего подобного. И что это ответ среднему классу. Ну, сколько у нас среднего класса? По всем оптимистическим оценкам, при этом еще даже никто не описал, что это такое в условиях России, это 20%. Еще 5% – это чиновники, это олигархи и члены их семей и так далее. Я так увеличиваю эту цифру, говорю еще 5%. А 75% граждан России должны быть также адаптированы и иметь возможность воспользоваться всеми изменениями, которые будут.

    И накладывая это на предыдущие предложения, скажем, по изменению партийной структуры страны, по изменению закона о партиях, о том, что давайте в сто раз уменьшим численность партий, которая необходима для того, чтобы ее зарегистрировали, что это может быть сделано сообществом из пятисот человек. Но это полный перегиб. Я воздержусь от более резких выражений, это перегиб. Зачем сразу в сто раз уменьшать численность критического членства в партии для того, чтобы она была зарегистрирована? Давайте хотя бы в десять раз уменьшим, для начала до 5 тысяч человек. Потому что 500 человек партия – это завтра у нас будет 2 тысячи, 5 тысяч партий, которые тут же будут скуплены олигархами, не говоря уже о том, что олигархами высокого полета, будут скуплены местными олигархами «а-ля Кущёвка». И дальше будет абсолютный хаос в нашей политической жизни, поэтому ко всему надо относиться взвешенно.

    И в статье говорится о том, что последние предложения по совершенствованию законодательства о партиях должны быть сделаны. Да, должны, но какие? И здесь большая ответственность лежит на депутатах Государственной Думы. Кто бы ни хотел и ни предлагал, хотя на самом деле это, безусловно, с моей точки зрения, не случиться и не должно случиться, что давайте заставим Госдуму принять выгодные для кого-то законы и после этого ее распустим. Это тоже бред.

    Есть статья о принуждении человека к самоубийству. А здесь к самоубийству подталкивают или хотят подтолкнуть целую партию и целый парламент. Это тоже перегиб, который пытаются отдельные исторические или полуисторические личности внедрить в деятельность Российской Федерации. Это тоже неправильно. Поэтому парламент должен довольно критически относиться ко всем предложениям для того, чтобы принимать такие законы, которые бы реально работали в нашем обществе и в нашем государстве, а не ради красного словца были произнесены и потом привели бы, в случае тупого выполнения этих предложений, к гибели государства и всей партийной системы.

    Для чего мы двадцать лет развивали партийную систему? Да, конечно, где-то с ошибками, где-то с перегибами. Сегодня мы видим, что некоторые рецепты не сработали, давайте сделаем шаг назад, но не 10 шагов назад. И в этом смысле, я считаю, что обсуждение в ЦСКП всяких достаточно сложных и острых вариантов – это очень правильная вещь.

    Хочу сказать о том, о чем еще написано в этой статье по поводу того, что граждане, профессиональное сообщество, вообще, гражданское общество должно принимать более деятельное участие в обсуждении законов, которые предлагаются, или в формулировании своих предложений, если они предложены 100 тысячами человек в Интернете, но не анонимными, как было здесь совершенно точно еще раз указано, а теми людьми, теми гражданами, которые работают через Интернет, но не скрывают ни своих интересов, ни своих предложений, ни своих фамилий. Поэтому это хорошее предложение.

    Но могу сказать, в Российской Федерации уже на протяжении двадцати лет совершенствуется с каждым годом и работает Российская трехсторонняя комиссия по регулированию социально-трудовых отношений. И когда я читал вот эту часть этой статьи, я увидел, что это на 90% списано с деятельности РТК, особенно в последнее время, поскольку за последние три года уже существует принятый Регламент Государственный Думы, в котором записано, что все законы, которые затрагивают социально-трудовые отношения, должны приходить в парламент только после обсуждения их на РТК и принятия там решения.

    Не всегда на заседаниях РТК принимается единогласное решение, скажем, в поддержку закона или против него. Между прочим, против закона, затрагивающего трудовые отношения, чаще консолидируются все три стороны, чем за те законы, которые «за», хотя таких законов тоже много, за которые консолидированно выступают все три стороны Российской трехсторонней комиссии. Но тем не менее, приходя в парламент, такой законопроект приходит с запиской о том, что это обсуждено на заседании Российской трехсторонней комиссии, мнение стороны профсоюзов – такое, мнение стороны Правительства – такое, мнение стороны предпринимателей такое. И уже здесь, обладая этим материалом, депутаты более взвешенно могут принимать решения по принятию этого закона, по внесению туда каких-то изменений между первым и вторым чтениями и т.д. То есть это реально работающий механизм пока в узком таком секторе общественных отношений.

    Конечно, если это распространить вообще на все секторы общественных отношений, на все возможные инициативы граждан – я считаю, что это будет только в плюс, и это, кстати, ложится на уже подготовленную отработанную почву, и при этом мы сможем (мы как общество, мы как партия, мы как парламент) достаточно эффективно использовать.

    Последнее, что хочу сказать. С моей точки тоже очень важный момент: предложение, которое направлено на повышение роли местного самоуправления. Это как бы обычная критика властей, прежде всего, властей финансовых Российской Федерации о том, что местное самоуправление при всей декларативности его поддержки, тем не менее финансово никак не обеспечено. И здесь совершенно правильно, с моей точки зрения, делается упор на финансовую самостоятельность через механизм оставления налога от малого бизнеса, через другие механизмы – в некоторых муниципальных образованиях даже отчисления от малого бизнеса не решат проблему наполнения бюджета муниципального образования. Но это очень важно, потому что нам надо менять… Здесь этого не говорится, но в предыдущей статье, где говорится об экономике, а здесь это опосредованно говорится. Нам, конечно, необходимо не пересматривать, но корректировать всю налоговую систему, воздвигнутую на протяжении 12 лет господином Кудриным. Вот эта налоговая система во многом задушила не только малый бизнес, это относится и к среднему бизнесу, и к крупному бизнесу, и к гражданам, потому что все эти налоговые инициативы, которые продавливал Минфин, в целом играли против государства, против демократии, против управления, в том числе вызывали и вызывают (потому что они действуют, несмотря на то, что автор перекрасился в другие цвета, надел на себя тогу мученика и выступает за различные перемены). Знаем мы эти перемены от Кудрина, ничего хорошего они не принесут!

    Поэтому я считаю, что российское обществу должно сказать уже Кудрину: «До свидания и уходи!» и больше никогда не приглашать ни на какую серьезную должность, особенно связанную с деньгами.

    Но реальная поддержка местного самоуправления, чтобы это самоуправление могло действительно реально решать проблемы в своем муниципалитете, на своей территории – это очень важная тема, которую, безусловно, необходимо проводить. И наш с вами кандидат в Президенты Владимир Владимирович Путин, мы не сомневаемся в его победе в первом туре. И это программная статья, которую следует поддержать.

    Исаев А.К. А можно маленькую реплику? Просто я хотел бы сказать, что мы могли бы выдвинуть от ЦСКП Алексея Леонидовича Кудрина на пост руководителя Международного валютного фонда, поскольку он гораздо более морально устойчив, чем Стросс-Кан, мы в этом убеждены, и американцы его больше любят. (Оживление в зале.)

    Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, началось обсуждение отдельной темы, но давайте вернемся к основной.

    Сейчас я попрошу взять слово Сергея Александровича Попова. Пожалуйста.

    Попов С.А. Спасибо большое.

    Уважаемые коллеги, я думаю, оценивая важность статьи, которую мы все сегодня читаем и, наверное, пока еще вчитываемся, для меня очень важна системность и масштабность вопросов, проблем, которые поднял Владимир Владимирович. Я читал сегодня достаточно подробные отклики, комментарии в Интернете. Хочу сказать, что при всем желании преуменьшить роль и значение многими критическими авторами, они не могут отказать Владимиру Владимировичу ни в одной поднятой проблеме в важности, а самое главное в путях решения, которые он предлагает. Единственная оговорка их: почему он сейчас их публикует?

    Я думаю, ответ для нас очевиден: он публикует сегодня и именно сейчас, потому что он подходит системно, в целом ко всем проблемам развития страны, и он идет шаг за шагом, показав внешнюю ситуации в России, показав возможные направления развития экономического, и сейчас вопросы демократии более уже углубленно, именно на уровне гражданского общества.

    Очень многие вещи, которые нашли там свое отражение, выкристаллизовывались на самом деле на протяжении последних двух лет. Если мы посмотрим с вами стенограммы последних заседаний, например, Комиссии по проблемам гражданского общества при Президенте, очень многие вопросы там звучали в той или иной постановке. Я, например, как участник рабочей группы при Президенте по совершенствованию законодательства по вопросам гражданского общества знаю, что очень многие вопросы, в том числе и право профсоюзов и общественных объединений отстаивать интересы неограниченного круга лиц, проект этого закона (Шмаков знает) был готов еще год назад. И мы мыкались с этим законом по разным инстанциям для того, чтобы как бы поднять вопрос о возможности и роли профсоюзов и общественных, и прочих…

    Поэтому на самом деле очень многие вопросы звучали. Другое дело, кто их услышал? Кто их собрал? Кто объединил и выстроил определенный системный подход и предложения, как дальше развивать наше гражданское общество и поднимать инициативу с самого низа?

    Точно так же вопросы местного самоуправления. Кстати, сегодня в комментариях звучит вопрос, что уже критикуют Путина за то, что он не расписал все механизмы. То есть, поддерживая в целом и постановку вопросов, и направления – а где механизмы, Владимир Владимирович? Тебе нужно было бы еще одну книжку выпустить сразу, чтобы ты уже все детали, все проекты законов написал!

    То есть я хочу сказать о том, что действительно отмахнуться от статей Владимира Владимировича не удастся никому по большому счету. И то, что он вбрасывает в повестку сегодняшнего дня эти самые важные, самые актуальные темы, самые злободневные – это огромная заслуга Путина. Он заставляет общество, заставляет и оппонентов, и сторонников серьезно задуматься и вместе включиться в работу именно по разработке теперь уже механизмов.

    Мои некоторые коллеги, которые уже внимательно посмотрели статью, подсчитали, что потребуется более сорока проектов законов для реализации только тех предложений, тех механизмов, которые указаны сегодня. Может быть, даже больше. Например, мы стали смотреть ситуацию по госслужбе. Там же надо внести изменения в четыре закона сразу! О госслужбе, муниципальной службе и дальше. То есть на самом деле это большая цепочка, где для нас – депутатов предстоит очень большая и серьезная работа.

    Но что меня тревожит, это то, что определенные вещи могут встретить сопротивление со стороны бюрократии. Потому что хотим мы того или не хотим, но, Андрей Константинович, легко сказать, чтобы у нас каждый чиновник был прозрачным. А мне что-то слабо верится, что они все так хотят. Путин ведь не случайно в своей статье говорит, что у нас сегодня новый вариант кормления родился в стране. Ну и как ты от кормушки будешь отрывать? Просто одномоментно человек перестроится и перекрасится? Это очень сложная, очень болезненная, очень сложная психологически перестройка должна произойти в сознании. И здесь действительно роль всего общества… Другое дело, что если поставить в определенные рамки, тогда да, чиновник уже никуда деться не сможет. То есть, если он хочет работать, если он хочет получать достойное вознаграждение за свой труд и иметь тот же самый социальный пакет, о котором вы сказали, тогда действительно потеря уважения и престижа будет, как в Штатах, как в Европе, равносильна смерти, потому что ты станешь изгоем и тебя никуда не возьмут, тебя никуда не примут, со своим отрицательным реноме ты уже будешь никому не нужен. Вот если мы такую формулу воспитаем, тогда эта система должна заработать.

    С другой стороны, я думаю, что очень важен побудительный момент с точки зрения обращения ко всем инициативным группам гражданского общества, которые сегодня находятся в состоянии, может быть, спячки, поскольку продолжат считать, что от них многое не зависит. Вот Путин напрямую обращается к ним и говорит: от вас зависит всё, в ваших руках реальное изменение и улучшение жизни к лучшему в каждом селе, поселке, небольшом городе и проч. Вот здесь очень важный момент, потому что, как правило, такие вещи обсуждаются только на уровне элит. Они ведь у нас имеют право обсуждать?! Вот здесь Путин напрямую обращается, он говорит: давайте вместе решать. Потому что он понимает, что есть определенное засилье, есть определенные прослойки, которые могут быть тормозом (они и сегодня тормозом являются). И он просит поддержки снизу. Я не знаю, обратили вы на это внимание или нет, но для меня его психологический контекст подачи этого материала, я считаю это очень важным, и это особенность нынешнего Путина, это новый Путин, если хотите, это новое его качество, лидера, который меняется. Вот все говорят: Путин не меняется! Нет, он меняется, он не только меняется, он, как очень мощный аккумулятор впитывает в себя и дает максимальный вольтовый разряд для того, чтобы встряхнуть всех и всё.

    Заканчивая, я хотел бы сказать о том, что предстоит огромная коллективная работа, потому что очень наивно рассчитывать, что Путин станет Президентом, и всё автоматом получится. Нет, здесь должны быть усилия всех слоев, и не только элиты, как мы понимаем, всех партийных групп, социальных групп.

    Не случайно он проводит сегодня еще две вещи, мы почему-то мало на это внимания обращаем. Но ведь в каждой статье у него тема общественного гражданского контроля проходит красной нитью (вы обратите внимание). Или роль и значение крупных социальных групп. Он нашел новое выражение, и сегодня очень активно его выводит. То есть должны быть социальные группы, которые объединены определенными экономическими, идеологическими, политическими интересами, именно они имеют право выражать волю определенного уровня и требовать от власти решения тех или иных задач.

    Для меня эта статья принципиально важная, заставляющая много над чем подумать, в том числе критически отнестись и к нам, с точки зрения работы партийной, поскольку многие вещи у нас как бы есть в заделе, лежат в Государственной Думе, и мы им пока такого мощного импульса не давали. Я думаю, что сейчас настало время, когда мы должны дать дополнительные импульсы. Спасибо.

    Игошин И.Н. Короткий комментарий Татьяны Владимировны.

    Яковлева Т.В. Я попросила Игоря Николаевича, чтобы он все-таки дал мне слово. Я не хотела выступать, вы все знаете, что я «социальщик», я профессионал в здравоохранении, ну и думала, что «Задачи социального государства», статья Путина. А знаете, что мне дала статья Путина? Я бы ее с удовольствием перенесла и на социальную сферу. Потому что он говорит о демократии, об адресности, о человеке, о человеческой личности, об ее инициативе, активности и ответственности. Наконец-то мы говорим о формировании гражданского общества, которое должно отвечать и за социальную сферу. Не только государство, но и гражданское общество, и каждый отдельно взятый человек. Потому что ни одно государство мира не может обеспечить своему гражданину достойный уровень жизни без активного участия самой личности.

    И вот я все-таки не утерпела и взяла. И хочу сказать, что за время советской власти (я сама застала это время), к сожалению, у людей сформировалось устойчивое представление, что их благосостояние зависит именно от социальных гарантий, которые дает государство. И на этом принципе строилась вся социальная политика. И вот эта статья мне, наконец-то, дает возможность говорить о том, что теперь личность сама тоже должна участвовать. И мы должны с вами сформировать, особенно у граждан, особенно у молодежи, что свои проблемы они должны решать и через взаимные обязательства государства и гражданина. У нас, посмотрите, у нас все уверены (я много встречаюсь с молодежью, в вузах со студентами) в том, что государство должно сделать их здоровыми. А сам человек должен заботиться о своем здоровье? У него есть такая обязанность?

    Я еще хочу привести пример. Например, в Конституции Российской Федерации есть стать 37 «Право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию», но я считаю, что каждый человек просто обязан заботиться о получении трудового дохода на удовлетворение своих потребностей. Обязан! Кстати, в законе «Об охране здоровья» мы наконец-то написали, что каждый человек обязан заботиться о своем здоровье. Вот эта тоже инициатива личности, которая была погублена в советское время. Вот об этом хотела сказать.

    Мы говорим об адресности. Действительно, мы должны знать, кому мы даем социальные льготы? Петрову, Иванову, Сидорову. У нас, например, может быть, я скажу какую-то крамолу, но посмотрите материнский капитал. Если у нас олигарх родил второго ребенка и тоже получил материнский капитал. А он ему нужен, скажите, пожалуйста, по сравнению с тем, что он имеет? То есть адресность социальных льгот я бы тоже отметила.

    О социальном равенстве. Государство действительно должно сделать социальное равенство. Это мы говорим о самоуправлении в этой статье. Действительно, надо предусмотреть налоговую политику. Мы говорим, что должно быть социальное равенство в получении образования, медицинских услуг и т.д. А мы понимаем с вами, что в зависимости от наполнения региональных бюджетов у нас социальное равенство не выполняется. Может быть, это как раз и даст нам возможность создать это социальное равенство.

    И еще. Эта статья дает право общественным организациям, в том числе и Национальной врачебной палате, и учительскому сообществу все-таки активно участвовать в формировании законодательной базы и формировании доступности и качества образовательных услуг, медицинских услуг. Я считаю, что нужно вводить еще и нормы стимулирования, индивидуальной активности и ответственности. Действительно, единороссам предлагают принять такой проект, который бы стимулировал ответственность работодателя за здоровье своих работников, чтобы они именно страховали. А что сам работник берег еще свое здоровье, в зависимости от того, имеет он вредные привычки или не имеет, должна быть и цена страховки. Это тоже важно. Посмотрите сейчас социальные контракты, наконец, пилотные проекты пошли по социальным контрактам, что это такое. Чтобы не раздавать деньги, а человек должен заботиться и отвечать, может быть, и на одном уровне с государством.

    Социальный контракт – это когда вызывают и говорят, что каждому члену по тысяче рублей, и вы должны устроиться на работу, не пить. Вот такие пилотные проекты идут. И уже пошли отказы от этих социальных контрактов. Мы много выступаем, на митинги ходим, а вот, чтобы поработать – не хотят. Чтобы самому заработать и быть активной личностью – не хотят. Отказываются даже от денег.

    Вот я все равно не смогла смолчать и не сказать об этом. А я думаю, что на статью Путина действительно ложится и модернизация социальной политики. Спасибо.

    Игошин И.Н. Спасибо.

    Владимир Алексеевич, пожалуйста.

    Жидких В.А. Добрый день, высокое собрание! Меня зовут Владимир Александрович Жидких – я член Совета Федерации и первый заместитель председателя Комитета по социальной политики, а до этого я был депутатом Государственной Думы.

    С чего начну? На самом деле спасибо выборам, мы ждем этих статей от руководителя Правительства, от Владимира Путина. И это уже февральские пошли тезисы. И что интересно, мне кажется, что в конце выборной кампании они, наверное, достигнут уровня Рузвельтовских радиообращений в период депрессии в Америке. Почему? Потому что мы ждем ответов на вопросы, которые нас волнуют. А нас всех волнуют разные вопросы. Но мы ждем ответов.

    Я буду о совсем маленьком блоке говорить – о местном самоуправлении. По большому счету Путин открывает дискуссию по демократии малых пространств, там принимаются решения, там человеку либо нравится, либо не нравится жить, там либо хорошо, либо плохо учат его детей, там либо хорошо, либо плохо его лечат, там либо хорошо, либо плохо к нему относятся люди, к которым он обращается – чиновники, врачи и учителя. И вот эта тема, которую премьер поднимает, мне кажется, одна из самых главных в этой выборной кампании. В целом вроде бы все хорошо: бюджет наполняется, золотовалютный резерв, кризис вроде бы не так тяжело переживаем, как все остальные, а есть недовольство. Начало недовольства от места жизни человека, от того, где он сегодня живет, работает либо учится, либо находится на пенсии. И это большая дискуссия.

    Обратили ли вы внимание, что Путин сказал, что следующие тезисы будут посвящены социальной политике? Но они, получается, будут следующими. Почему? Потому что, наверное, социальная политика – это вообще самый сложный вопрос. Это самый сложный вопрос для нас – членов российского парламента, для Правительства, для премьера, для нашего кандидата.

    И все ли довольны этой политикой? Конечно, не все. Но все ресурсы парламента и местного самоуправления, региональной власти мы использовали для того, чтобы эту самую социальную политику сделать социальной политикой? Тоже вопрос.

    Мне кажется, что сейчас уже нужно говорить о следующем этапе, о том, что будет после 4 марта целых шесть лет. Безусловно, сделать это шестилетие развитием прозвучавших тезисов крайне важно для российской власти, для российского парламента.

    Я немного отвлекусь и скажу для Андрея Константиновича. Андрей Константинович, нам надо быть готовыми к тому, что количество инициатив будет таково, что 24-часовая работа депутатов на пленарке не справится с этой горой инициатив. Надо думать о других механизмах прохождения инициатив. Роль комитетов тут повышается, это однозначно.

    Исаев А.К. Может быть, даже совместное заседание комитетов двух палат.

    Жидких В.А. Как вариант. Может быть, даже в превентивном порядке, до ожидания этих самых инициатив. Может быть, в общество нам нужно выдвигать просто конструкцию законопроекта, а общество будет давать нам на него свою общественную экспертизу. Над этим надо сейчас думать.

    Мне кажется, не только для человека, который придет за бюллетенем и проголосует сегодня, такой период интересный жизненный, для российского парламента наступает один из самых интересных периодов его жизни, и об этом на самом деле надо нам всем вместе говорить.

    Я не хочу долго говорить, хотя хотелось бы. Я о чем хочу сказать? У нас дискуссионная площадка. Михаил Викторович, у меня иная точка зрения на роль личности Кудрина в том, что произошло в нашей стране. Я иначе его воспринимаю. Мне кажется, что у Алексея Леонидовича перед страной есть заслуги, и одна из этих заслуг – создание Резервного фонда нашей страны, который стал реальный «подушкой», реально дал возможность платить вовремя пенсии, не опаздывая ни на один день, реально снял очень много проблем, которые могли бы возникнуть, если бы общество и политики были бы не готовы. Нам легко было в свое время психологически сопротивляться кризису, потому что у нас была эта самая «подушка». Первые, кто заколебался в Греции – это парламент и правительство, а последствия вы видите.

    Спасибо за внимание.

    Шмаков М.В. Одну реплику, если можно?

    Игошин И.Н. Уважаемые коллеги, Михаил Викторович, огромная просьба, давайте мы тему Кудрина просто сейчас упустим на отдельное обсуждение.

    А у нас два выступления.

    Карелова Г.Н. Игорь Николаевич, можно предложение в этой части? Не выступление, а предложение.

    Знаете, сколько бы мы ни говорили, действительно статья очень интересная, мне кажется, она идет в связке с социальной политикой, потому что эффективная социальная политика только тогда, когда в ней участвуют сами люди, и когда она строится снизу вверх, а не так, как экономическая политика и всё остальное – сверху вниз.

    И в этой связи у меня предложение. Мы сейчас начинаем над таким законопроектом как закон о социальном обслуживании населения. Андрей Константинович, я предлагаю вместе с Комитетом по социальной политике Совета Федерации организовать просто иначе его подготовку и обсуждение, в том числе задействовав широко сообщество Интернета. Я думаю, если мы покажем пример, попробуем… Может быть, это будет первая шишка или еще что-то, но давайте попробуем. Спасибо.

    Исаев А.К. Согласен.

    Игошин И.Н. Спасибо.

    Уважаемые коллеги, в рамках демократических процедур, которые сейчас особенно ценятся, у нас записались на выступление двое – Ольга Юрьевна Баталина и Виктор Валерьевич Калинин. Я предлагаю даме дать первой слово. Виктор Валерьевич, с вашего позволения.

    Баталина О.Ю. Спасибо.

    Уважаемые коллеги, я являюсь заместителем председателя Комитета по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления, поэтому угол моего зрения определяется спецификой тех вопросов, которые мы рассматриваем.

    Мне кажется, один из главных итогов статьи, что после этой статьи уж точно мы ставим точку в дискуссии, которая велась в последнее время, а именно дискуссии на тему: а слышит ли Путин новые требования активной части гражданского общества? Потому что нам пытаются навязать миф, что нет, не слышит, что общество существует само по себе, и все протесты, которые сегодня выходят в информационное пространство, никакой поддержки и отзвука не находят. Но, мне кажется, каждой статьей Путин системно и методично напротив не только демонстрирует то, что он слышит, более того, он задает этой дискуссии все более сложную повестку. Ведь то, о чем он говорит сегодня в статье, этого еще нет в гражданском обществе, это еще не те инициативы, которые в нем рождаются, но это то, что в нем будет обсуждаться сегодня и завтра. На мой взгляд, тот протест, который сегодня вышел в уличное пространство, неоднороден, и надо, как минимум, разделять политический протест… Он достаточно стандартен, и, честно говоря, за последнее время и за последние годы он не сильно изменился. То есть набор требований там один: захват и удержание власти и набор тезисов, с которым этот захват планируется осуществить, сильно не меняется.

    Но есть и второй протест, о котором в статье говорить Путин – это гражданский протест. И в этом смысле люди, которые сегодня озабочены в рамках гражданского протеста вопросом уважения, вопросом идентификации себя как гражданина, они ему, судя по статье, сторонники. Потому что сегодня без развитых форм общественного контроля государственная политика не эффективна. Если государственное решение не дополняется контролем саморегулируемой организации на месте, не дополняется контролем общественных организаций, да просто инициативой граждан, во многом они не срабатывают. Это то самое, что мы видим сегодня, например, в жилищно-коммунальном хозяйстве. Ведь никак наши граждане не могут осознать, что второй стороной в контракте о жилищно-коммунальном хозяйстве давно является не государство, и давно является не муниципалитет. Но привычка – вторая натура, мы все время свои ожидания, свои проблемы связываем только с решениями госвласти, хотя власти в этих взаимоотношениях нет, это обычные гражданско-правовые отношения, которые, конечно, должны в том числе регулироваться и силами общественного контроля. Ведь мы же сегодня, когда приобретаем товары в магазине, не просим государство помочь в обмене этого товара? А ведь, вспомните, когда мы только вступали в рыночную экономику и Закон о защите прав потребителей не работал, было именно так, все наши местные администрации в муниципалитетах были завалены жалобами, и все горящие линии обрывались. Но сегодня этого нет. А почему? Потому что не только заработал Закон о защите прав потребителей, но и появилась достаточно активное развитое гражданское сообщество, которое эти процессы контролирует, и общественные организации, которые эти процессы регулируют. Поэтому мы остроту проблемы сняли.

    Мы говорим сегодня: нужно ли нам сегодня коренным образом менять курс? Но подождите, именно тот политический и экономический курс, которым мы шли все последние годы, и привел нас к появлению в структуре гражданского общества вот того самого класса активных горожан, которые готовы сегодня на что-то большее, готовы не только брать, но готовы отдавать.

    Но наши проблемы сегодня в другом, что дальше крупных городов пока формирование этого класса в стране не пошло. Поэтому вместо того, чтобы думать о том, в каком сегодня ключе, на какие 90 градусов поворачивать, нам нужно напротив двигаться путем, который приведет нас к формированию такого же класса в меньших городах, там, где сегодня социально-экономические проблемы не решены, там, где сегодня все еще превалируют личные экономические потребности каждого отдельного человека, там, где люди еще к такой реализации и к таким потребностям еще не готовы, они не созрели к этому, у них действительно финансово-экономическое положение тяжелее, они эти проблемы еще для себя не решили. И именно поэтому для меня очень значим блок, который касается федеративного устройства и местного самоуправления, потому что сегодня местное самоуправление существует как финансово-зависимый придаток региональной власти. И до той поры, пока он будет таким оставаться, у нас в средних и малых городах не появится аналогичные активные группы горожан, которые тоже могли бы менять общественный градус, общественные настроения на месте. И наша задача сегодня в этом. Правильно сегодня говорят, что настроения, скажем, аграрной России отрываются от настроений крупных городов. А что для этого нужно сделать? Не пытаться их как-то скрестить, напротив, постараться обеспечить финансовую независимость и автономность муниципалитетов, и не ввергнуть их в возможность опять попасть в зависимость от региональных губернаторов. Потому что сегодня именно финансовые инструменты прежде всего и являются инструментами давления и влияния со стороны губернаторов на органы местного самоуправления. Это не секрет! В условиях, когда все бюджеты критично дотационны, когда налоговая система сформирована таким образом, что только четвертая, а то и пятая часть собираемых на месте налогов достается собственному муниципалитету, естественно, такая зависимость никогда не приведет к росту инициативы на месте, она просто сама по себе ее убивает. Убивает как в органе местного самоуправления, так и среди населения этой территории.

    Другой вопрос, что проблема финансового обеспечения местного самоуправления сейчас не только в том, какой объем финансовых ресурсов передать, но и в создании достаточно автономной системы. Ведь самый простой путь – обеспечить фиксированный размер дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности, но это не позволяет развиваться инициативе на месте. Поэтому сегодня этот процесс идет и обсуждается еще и в рамках децентрализации полномочий.

    Единственное, что мне не нравится пока в обсуждении процесса децентрализации (пока я не вижу в этом вопросе понимания), что с точки зрения финансов обсуждение идет на уровне: вот на тебе боже, что нам не гоже. То есть сегодня анализируются, собственно, те финансовые источники, которые есть, и анализируется: а что из этого не жалко отдать вниз? Но это не подход. Таким путем мы точно ни о какой финансовой независимости муниципалитетов говорить не сможем ни через год, ни через два, ни через три. Поэтому мы должны идти, на мой взгляд, от противного, мы должны идти снизу.

    Какую задачу мы хотим решить? Вот если сегодня у нас в структуре муниципалитета, скажем с некоторой иронией, два ведущих подразделения: юридическая служба и пиар-служба. А почему? Да потому что у нас обеспеченность бюджета среднего города для исполнения полномочий где-то 50-60%. Это максимум. Поэтому юридическая служба (ключевая) нужна, чтобы бесконечно отбиваться от судебных исков горожан и от предписаний прокуратуры. А пиар-служба для того, чтобы объяснять, почему собственно вся работа муниципалитета сводится к работе именно в этом правовом пространстве. Это сегодня так!

    Поэтому мы должны понять: мы что хотим получить завтра на уровне местного самоуправления? И каковы должны быть условия для того, чтобы та система децентрализации привела не просто к финансовому наполнению местного самоуправления, а чтобы она привела к формированию вот этого класса активных горожан. Каким должно быть местное самоуправление, чтобы там динамика этой общественной активности была пусть не такой же, но хотя сопоставимой с тем, что сегодня проходит в крупных городах. Только тогда у нас будет хотя бы какое-то видение единства развития страны, вне независимости от территории, от ее удаленности от федерального центра. Спасибо.

    Игошин И.Н. Спасибо.

    Виктор Валерьевич, пожалуйста, вам слово.

    Калинин В.В. Спасибо, Игорь Николаевич, что мне предоставили слово именно сейчас.

    Уважаемые коллеги, я бы хотел в первую очередь отметить тот позитивный опыт, который за два года накопила такая отдельная площадка для общественного обсуждения – «Гражданская платформа», которая была создана при Социально-консервативном клубе «Единой России». И она была не единственной, мы знаем об эффективной работе Центра социальных инноваций, который создала и в течение всего прошлого созыва возглавляла Галина Николаевна Карелова.

    Но в ходе работы этих двух институций по сути выявились следующие проблемы. Очень быстро представители общественных организаций, некоммерческих организаций заявляют о своем недовольстве какой-либо ситуацией, очень быстро говорят о тех проблемах, с которыми они сталкиваются порой, имеющие частный характер, не образующие собой систему. Но при этом, когда встает вопрос о том, что мы даем им возможность высказаться по этой проблеме и предлагаем им в конструктивном диалоге попробовать выработать механизмы решения этих проблем, вдруг выясняется, что конкретного ответа на то, как решить эту проблему, не возникает. Здесь в большей степени проявляется тот самый патернализм, к которому даже представители общественных организаций привыкли во взаимодействии с государством.

    При этом те механизмы, которые на сегодняшний день запущены, в том числе благодаря инициативам премьера (а четыре года назад Президентом), связанных с формированием общественных советов, Общественной палаты, должным образом не реализуются, поскольку представители общественных организаций, получая определенный статус, начинают использовать эти площадки лишь только для некоторого пиара, в том числе и для выражения своего недовольства.

    Здесь Галина Николаевна отметила очень важный законопроект, который будет внесен, – основы законодательства социального обслуживания. Я хотел бы обратить внимание, что этот законопроект в течение последних трех месяцев обсуждался как на сайте Минздравсоцразвития, так и на сайте Общественной палаты. Если этот законопроект будет внесен без результатов этих обсуждений, не очень понятно, зачем тогда эти органы инициировали это обсуждение? В то время, как у Минздравсоцразвития есть такой же действенный инструмент – общественный совет, который может свои рекомендации дать по результатам этого обсуждения, а у Общественной палаты есть право, установленное законодательством, предоставить общественную экспертизу по результатам общественного обсуждения такого законопроекта. Если это не будет сформулировано этими двумя институциями, то тогда действительно встает вопрос о необходимости реформирования, как предложено Владимиром Владимировичем этих двух площадок для обсуждения законопроектов.

    На мой взгляд, облегчится работа и в Совете Федерации, и в Государственной Думе, если первоначально, прежде чем вносить соответствующие законодательные инициативы, а у нас как вы помните, только министерства отвечают за формирование правовой политики (в компетенции их сферы деятельности), будут проходить соответствующие общественные обсуждения, результаты которых будут отдельно обобщаться для того, чтобы можно было сформировать представление о том, кто из общественных некоммерческих организаций может выступить экспертом, формирующим позицию именно гражданского общества.

    Если говорить о муниципальных образованиях, не надо забывать, что местное самоуправление – это часть гражданского общества, местное самоуправление не относится к органам государственной власти, и местное самоуправление во многом формирует гражданское общество в регионах, на территориях.

    Опять же, приводя пример "Гражданской платформы", с Екатериной Ивановной Кузьмичевой мы обсуждали вопрос фондов местных сообществ. Уникальный инструмент, благодаря в том числе деятельности Екатерины Ивановны, в городе Тольятти, который может формировать то самое независимое мнение, в том числе о состоянии социальной политики на территории муниципалитета и вырабатывать пути решения, при этом не перекладывая ответственность, а наоборот давая возможность инициативным людям взять на себя ответственность за решение той или иной социальной проблемы.

    Была ли услышана эта инициатива? Услышана была. Имела ли она развитие в виде соответствующих предложений? К сожалению, мы не услышали от инициаторов этого обсуждения продолжения взаимодействия на площадке, предположим, комитета по местному самоуправлению или по делам общественных объединений в Государственной Думе прошлого созыва.

    Во многом это связано, безусловно, с тем, что многие представители, выходя на эти площадки, ждут возможности получения госфинансирования, финансирования из бюджетов. И здесь мы возвращаемся к вопросу о возможности формирования инструмента для государственного заказа на социальные услуги. Дать возможность представителям некоммерческих организаций наравне с государственными социальными учреждениями оказывать услуги в тех секторах социальной сферы общества, где это не грозит жизни и здоровью человека. Например, безусловно, речь идет о социальном сиротстве, реабилитации инвалидов (мы говорим не о медицинской помощи, а о способах социализации инвалидов, где порой некоммерческие организации эффективнее способны работать, чем органы социальной защиты).

    Подобного рода законодательные инициативы до сих пор не сформулированы, и понятно, что в ряде случаев некоммерческие организации боятся артикулировать эти инициативы, опасаясь, что столкнутся с активным противодействием со стороны органов государственной власти, в первую очередь, Министерства финансов, которое формирует соответствующую политику.

    То, что касается предложений о передаче органам местного самоуправления налогов с малого бизнеса, безусловно, речь идет о специальных налоговых режимах. Это достаточно оправданная ситуация в том случае, если в муниципалитете понимают свою ответственность за формирование среды для развития соответствующих организаций, которые способны осуществлять такую деятельность. И в данном случае, наверное, немаловажная инициатива, связанная с давно уже обсуждаемой практикой социального предпринимательства, которая решает как вопросы самозанятости, особенно на тех территориях, где достаточно большое количество людей вынуждены искать себе работу в отсутствии достаточного количества предложений и находиться на социальном пособии по безработице. Но и такие сферы социального предпринимательства как оказание социальных услуг некоммерческими организациями. Это очень важная инициатива и в ряде обсуждений в Центре социальных инноваций, в которых участвовала Галина Николаевна, это очевидно… Мы помним с вами специальные костюмы для детей с ДЦП, которые по сути являются примером социального предпринимательства.

    И если на это не обращать внимания, то, к сожалению, мы сталкиваемся с тем, что результаты этого обсуждения (как мне представляется по практике работы "Гражданский платформы"), некоммерческий сектор ожидает, в частности, от депутатов Государственной Думы, что они проникнутся этой идеей и возьмутся с удовольствием ее реализовывать доступными им средствами. Но мы прекрасно понимаем, что все люди ограничены своими ресурсами, и проблемы с работой в регионах порой не дают возможности сесть и обдумать предложенную инициативу. Если мы все вместе не попытаемся институциализировать эти инициативы, предложить гражданскому обществу выходить именно с механизмами решения поставленных проблем… Пусть они будут не до конца проработаны, пусть будет речь идти о некой одержимости идеей, но если запуская этот механизм некоммерческие организации выступят партнерами, то я думаю, что и экспертные площадки при комитетах будут более эффективным механизмом анализа и подготовки соответствующих предложений для последующего внесения по инициативе депутатов для рассмотрения Государственной Думой в текущем созыве.

    Поэтому, подводя итог, я бы депутатам текущего созыва предложил внимательнее отнестись к этим двум инициативным площадкам, которые обсуждают предложения общественных и некоммерческих организаций, представителям общественных и некоммерческих организаций активнее вносить свои предложения.

    Координатором "Гражданской платформы", в частности, является Игорь Николаевич Игошин, а руководителем Центра социальных инноваций Галина Николаевна Карелова. И мы готовы максимально оказывать содействие в том, чтобы находить способы продвижения этих инициатив, если действительно некоммерческие организации способны и в дальнейшем оказывать общественную поддержку подобного рода инициативам, устанавливая диалог между третьим сектором (то есть некоммерческими организациями) и органами государственной власти.

    Спасибо большое за то, что на этой площадке действительно прозвучали очень конструктивные предложения. Завершая свое выступление, хотел бы отметить, что Владимир Владимирович, призывая нас улучшать язык правотворчества, при этом заставляет нас задуматься и о тех технологиях, которые мы используем. И в данном случае я бы хотел сказать о том, что демократия – это не власть народа, демократия – это власть "демоса", а "демос", согласно римскому праву, это была отдельная часть римского общества, которая формулировала запрос к власти. Народ же, согласно канонам римского права, образовывал "охлос". И это была охлократия – власть толпы. Вот сейчас у нас нет представления о том, где у нас "демос", где та самая элита общества, которая способна отвечать на запросы "охлоса". И то, что было на Болотной, и все остальные проявления, скорее были свидетельством того, что у нас формируется охлократия, а вот демократия пока еще не до конца у нас сформирована.

    Спасибо большое.

    Игошин И.Н. Спасибо.

    Буквально короткая ремарка. Для того чтобы понимать нам объемы работы, которые предстоят в этом созыве… Я согласен, что работы будет больше, и она будет более эмоциональной, и не всегда будет удаваться находить компромиссное решение.

    Знаете, в рамках "Гражданской платформы" мы обсуждали многие из инициатив, которые сегодня четко обозначены в статье, и искали пути решения. В частности, по инициативе общественных организаций. Надо сказать, что мы только по инициативе общественных организаций, и только с конкретными текстами поправок в закон или проекты новых законов обсуждаем. Был вопрос по обязательному видеонаблюдению и по обязательной фиксации всех решений гражданских судов и уголовных судов. И тогда один из наших коллег, Владимир Николаевич Плигин, сказал, что не совсем еще судебная система в полной мере готова, и смог убедить наших инициаторов двигаться постепенными шагами, шаг за шагом. Уже сегодня на электронной почте "Гражданской платформы" повторно лежал законопроект доработанный, видимо, сразу после прочтения статьи в "Коммерсанте", с настойчивым требованием внесения немедленно со ссылкой на слова Владимира Путина. И мы конечно просто в рабочем режиме пройдем. У нас к полудню уже было четыре законопроекта, которые мы раньше рассматривали: и по декларации и контролю расходов госслужащих, и по контролю в судах и публичному реестру всех судебных решений (аналогично тому, как это делается сейчас в арбитраже), и по выборности в муниципальных образований (не только глав муниципальных образований) – инициатива широкая, предлагается выбирать и начальника милиции муниципального и т.д. Нам это тоже предстоит обсуждать. Мы не просто не сможем, и у нас нет такой цели отмахнуться, но наша задача теперь выйти с этими поправками уже конкретно на рабочее решение.

    Также у нас есть достаточно простая поправка о том, что 100 тысяч подписей за общественную инициативу, собранных в Интернете… Просто люди повторили то, что написано в статье, им хватило два-три часа. Уже все это поставлено в повестку дня, задают вопрос: когда конкретно мы можем провести обсуждение? Будем его готовить в ближайшее время. То есть я думаю, что эти наши публичные обсуждения по инициативе общественных организаций будут более интенсивными, и у нас, наверное, будет больше моральных прав выводить их на конкретные конечные результаты. Больше возможностей, но будет и больше ответственности. Поэтому, Виктор Валерьевич, как один из активных участников этого процесса, приготовьтесь здесь дневать и ночевать.

    У нас один оставшийся выступающий в записи – Агапов Платон Валерьевич. Пожалуйста.

    Агапов П.В. Во-первых, я выскажу несколько критических замечаний, потому что получилось так, что выступали депутаты, и мы убеждаем сами себя в том, что Владимир Владимирович высказал правильные идеи. (Оживление в зале.)

    Тут очень много различных идей, но мне близка позиция Михаила Викторовича Шмакова, нужно прежде всего увеличивать роль профсоюзов и профессиональных организаций. Что получилось? Получилось, что профессиональные организации высказывали свое мнение, но их никто не слушал. Мы знаем, как профессиональное сообщество относится к целому ряду министров. К Голиковой 99% врачей относится крайне отрицательно. Высказывались. Как только профессиональное сообщество высказалось, надо сказать честно, Владимир Владимирович этого не услышал. В результате чего профессиональное сообщество, не все профессиональное сообщество, а отдельные люди начали уходить. Куда? Их выдавливают из нормального гражданского процесса. Нормальный гражданский процесс – это работа в профессиональных организациях

    Мне, например, как преподавателю, который работает в университете, работает в школе, мне некогда ходить на митинги, я не занимаюсь этим, я занимаюсь своим профессиональным делом: учу студентов, учу учеников, пишу книги, статьи. Но что получается? Когда мы высказываем свое мнение, нас снова не слышат. Я вам скажу, в профессиональном сообществе к Министру образования, мягко сказать, отрицательное отношение. И Владимир Владимирович это прекрасно знает. И снова в профессиональном сообществе это мнение есть, и его никто не слышит. В результате что получается? Получается, кто у нас занимается реформой образования? Один вуз. А кто дал право этому одному вузу заниматься образованием? Почему не слышится с мест? У нас существует региональная высшая школа, региональное образование. У нас занимается стандартами и всеми реформами один вуз, вы сами знаете какой, и кто там работает. Это та, я ее так называю, это такая моя реплика, которая не раз звучала, "либерально-тоталитарная секта". И с Кудриным вы ничего не сделаете.

    Игошин И.Н. Платон Валерьевич, на этой стадии, когда вы упомянули фамилию, давайте остановимся. У меня предложение такое: в рабочем формате выносите на отдельное обсуждение. Единственное, без личностей, а конкретные предложения, поправки на "Гражданскую платформу", на наши клубы. Обсудим, внесем, вместе сделаем, будем авторами совместно.

    Я несколько людей до этого остановил выступающих, когда был переход на личности конкретно.

    Агапов П.В. Я о Кудрине больше ничего не скажу. Ради бога!

    Я просто еще хочу сказать, очень часто интернет-сообщество, и то, что происходит, мы подменяем. Это не гражданское общество, и не гражданская инициатива те интернет-технологии, которые позволяют мобилизовывать людей. Болотная площадь – это не гражданское общество, это однозначно. Это мобилизованное технологически. Политологам и социологам это все хорошо известно.

    Другой очень важный вопрос затронули о муниципалитетах. Это тоже очень, и это палка о двух концах. Когда начали говорить о финансовой независимости муниципалитетов, я вам так скажу: а "Кущевку" номер два и номер три тоже можно получить. Кто войдет в эти муниципалитеты? И кто будет там финансово распоряжаться? У нас не выстроена система правоохранительных органов, мы получим "Кущевку" номер два и номер три. Поэтому к насыщению объема полномочий муниципалитетов здесь тоже нужно подойти осторожно. У нас существует организованная преступность, которая окрашена самыми различными цветами (не будем говорить какими). Она в том числе и этническая. Когда в нашей системе правоохранительных органов только начинают наводить порядок, я, честно говоря, очень осторожно отношусь к идеям, которые связаны с насыщением муниципалитетов властью. Согласитесь!

    Игошин И.Н. Платон Валерьевич, с вашего позволения, предложения в рабочем режиме. Потому что мы сейчас пойдем повторно по тому же кругу тем, которые подняты в статье. Я предлагаю сейчас в силу того, что мы всегда договариваемся в определенном формате временном нашего взаимодействия, дальше все переводим в рабочий режим.

    Я даю слово Андрею Константиновичу для того, чтобы подвести итоги нашей встречи. И дальше уже в рабочем режиме по конкретным вопросам работаем, как мы очень делаем. Хорошо?

    Исаев А.К. Спасибо. Уважаемые коллеги, я не хочу даже подводить итогов, потому что мне кажется, что каждое из высказанных здесь мнений крайне ценно и вряд ли стоит его как-то обобщать и сводить к неким общим фразам.

    Я хотел бы сказать об одном событии, которое произошло в субботу вечером, уже после митингов, и к которому статья Путина, как это ни странно, косвенно имеет отношение. В субботу вечером по "Эхо Москвы" вышла программа госпожи Латыниной, в которой она назвала людей, собравшихся на Поклонной горе, быдлом и анчоусами. Было сказано, что "анчоусов" больше, чем людей.

    Я хочу напомнить, что в организации мероприятии на Поклонной горе принимали участие многие люди, многие общественные организации, в том числе Ассоциация героев России и Советского Союза. Именно к ним адресовано высказывание госпожи Латыниной, что они "быдло и анчоусы".

    Наверное, не стоит характеризовать госпожу Латынину тем словом, которого она заслуживает, потому что она все-таки дама. Хотелось бы сказать, что эти существа почему-то возомнили себя сверхчеловеками, которые имеют право говорить от имени всех и чье мнение является единственно верным. Вот они собрались (это замечательно), они собрались поменьше (но это мороз), а вот тут собралось много, но что им мороз, это же быдло и анчоусы, для анчоусов и быдла мороз не имеет значения.

    Кстати, хотел бы сказать госпоже Латыниной и ее союзникам, что вообще мороз в России не первым таким деятелям мешает, он уже в 1812 году помешал, в 1941 году. И вот сейчас в 2012 году помешал именно мороз. Ну, как сказал уже Булгаков: "У нас такой уж морозный Бог".

    Если говорить в целом, мне кажется, что публикация, которая сегодня опубликована именно в "Коммерсанте" (думаю, что не случайно в "Коммерсанте"), дает ясный и однозначный ответ: если вы, господа, считаете, что вы получили некое моральное право от имени общества диктовать и командовать, вы такого права не получили. Никаких переговоров с вами, никаких "круглых столов" с вами, даже при посредничестве Алексея Леонидовича Кудрина, не будет. Будет длительная работа для того, чтобы сделать демократию реальной. А это демократия всех, и тех, кто выходил на Болотную, и тех, кто выходил на Поклонную (их значительно больше), и тех, кто никуда не выходил, потому что, как Платон Валерьевич занимается работой, но тем не менее имеет много суждений и предложений для того совершенствовать государство и местное самоуправление. С ними мы будем последовательно работать.

    А те, кто считает людей анчоусами или быдлом, сами заслуживают соответствующих оценок. Мне кажется, что 4-го они проиграли, от этого такая злость. А сегодня в "могилу" их снобизма вбит "осиновый кол". Спасибо.

    Игошин И.Н. Всем большое спасибо.

    Версия для печати