ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    ЦСКП: Стенограмма совместного заседания ЦСКП и Фонда "Русский мир" на тему: "Государственный язык и культурное многообразие России."

    [21.02.2012]

    Никонов В.А. Глубокоуважаемый Сергей Евгеньевич, дорогие друзья, уважаемые коллеги! Сегодня День Родного языка, который с 2000 года отмечается по решению ЮНЕСКО, и для меня большая честь и большое удовольствие приветствовать столь представительное собрание в стенах Фонда «Русский мир».

             Если вспомнить, на политическом уровне вообще словосочетание «Русский мир» прозвучало в Послании Президента Российской Федерации Владимира Путина в 2007 году. Он тогда сказал буквально: «В этом году, объявленном Годом Русского языка, есть повод еще раз вспомнить, что русский – это язык исторического братства народов, язык действительно международного общения. Он является не просто хранителем целого пласта поистине мировых достижений, но и живым пространством многомиллионного русского мира, который, конечно, значительно шире, чем сама Россия».

    Язык – это основа генетического кода нации, его культуры, идентичности. Русский язык – один из великих мировых языков – сам по себе является наследием мировой цивилизации. Как писал Николай Гоголь, «Поэты и писатели российские сделали добро уже тем, что разнесли благозвучие, дотоле небывалое. Поэзия наша пробовала все аккорды, воспитывалась литературами всех народов, прислушивалась к лирам всех поэтов, добывала какой-то всемирный язык затем, чтобы приготовить всех к служенью более значительному». Благозвучие это разносил и сам Гоголь, блестящий, ироничный, порой сумрачный, и гений познания и самопознания души человеческой Федор Михайлович Достоевский, и глыбища Лев Толстой, который до сих пор, между прочим, является самым издаваемым писателем на планете, и проникновенная простота Чехова, чьи произведения по количеству экранизаций уступают только произведениям Шекспира.

    Русский язык – это язык великой культуры, но он и язык великой науки. Уместно вспомнить, что русский язык 50 лет назад стал первым, прозвучавшим в Космосе. Но нельзя не вспомнить, как в 90-е годы он оказался фактически наказанным за реальные и мнимые прегрешения советского, царского еще режимов, и за ту, к сожалению, немалую цивилизующую роль, которую играл для многих народов евразийского пространства. Отрадно, что сегодня ситуация меняется, и мы об этом поговорим. И то внимание, которое уделяется статусу русского языка в нашей стране и за рубежом, которое уделяют представители высшей государственной власти, всех политических сил России, ведущие ученые, которые собрались за этим столом, то внимание, которое вызывает эта тема просто у рядовых граждан, свидетельствует о том, что равнодушных к проблеме языка в нашей стране нет.

             Сейчас я хотел бы предоставить слово для того, чтобы начать нашу сегодняшнюю конференцию, Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Сергею Евгеньевичу Нарышкину.

             Нарышкин С.Е. Спасибо. Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Я хотел бы прежде всего от вашего имени поблагодарить Вячеслава Алексеевича Никонова и руководство «Русского мира» за инициативу, за приглашение нас на площадку Фонда для того, чтобы вместе обсудить вопросы, связанные с сохранением языкового и культурного разнообразия нашей страны и проблемой поддержки государственного языка. Тема и проблема актуальны, и это очевидно, и поэтому понятна необходимость такого экспертного обсуждения этих вопросов на различных площадках. И эти дискуссии являются характерной особенностью нашего настоящего времени, ну и мы, депутаты Государственной Думы, меня поддержит Владимир Владимирович Бортко, мы заинтересованы в самом широком привлечении экспертов для обсуждения этой темы.

    Я уже несколько дней назад говорил о том, что принял решение о создании при Председателе Государственной Думы Экспертного совета по развитию законодательства, который возглавит Первый заместитель Председателя Государственной Думы. И наша сегодняшняя встреча, я считаю, является началом работы в этом направлении. В обществе необходимо вести постоянный диалог, связанный с ценностями национальной культуры, духовности и родной речи. Одновременно с этим надо повышать уровень знаний и престиж государственного русского языка, который считают для себя родным около 160 миллионов человек во всем мире, а в повседневной жизни его используют 278 миллионов человек, живущих на нашей планете. И кроме того, русский язык является официальным языком и Организации объединенных наций, и ЮНЕСКО. Все это говорит о том, что русский язык оказывает огромное влияние на развитие всей человеческой цивилизации. И на нас с вами, как на носителях русского языка, лежит большая ответственность за его и сохранение, и развитие.

    Хотел бы также напомнить, что сегодня Международный день родного языка. В современном мире идет поиск оптимальной модели межкультурного взаимодействия. В разных странах ищут ответ на вопрос о том, как гармонично совместить национальные и общечеловеческие ценности. И в данном процессе, конечно же, особая роль принадлежит России. Наша страна всегда показывала миру уникальный пример взаимодействия различных культур и языков. При этом российскому обществу никогда не было свойственно утилитарное отношение к языку, а культурное и языковое разнообразие выступало фактором сплочения людей и скреплением того огромного пространства, которое из себя представляет Россия.

    Наконец, говоря о контексте евразийской интеграции, нельзя забывать, что русский язык является эффективным средством межнационального общения на всем постсоветском пространстве. Он остается мощным фактором объединения людей, проживающих в бывших союзных республиках. И прошедший несколько дней назад референдум в Латвии о придании русскому языку статуса второго государственного в полной мере показывает актуальность этой проблемы. И сама постановка такого вопроса, и дискуссия о статусе русского языка на пространстве бывшего Советского Союза закономерны и во многом оправданы.

    И еще один аспект, на который я хотел обратить ваше внимание. В наше время – время стремительной информатизации и массовой коммуникации – нам необходимо взять государственный язык под особую, если хотите, защиту. Ведь и технический прогресс немыслим без соответствующего культурного, гуманитарного развития, он не может отрываться от фундаментальных нравственных ценностей. И необходимые стратегии укрепления русского языка, государственного языка и языков народов Российской Федерации с учетом современных глобальных тенденций. В России уже, как известно, реализуется такая специальная федеральная программа «Русский язык». А 6 июня мы с вами вместе будем второй год подряд отмечать День русского языка, приуроченный к Дню рождения Александра Сергеевича Пушкина. И я сегодня хотел бы с вами обсудить и, может быть, услышать ваши предложения о том, в каких форматах можно было бы отметить этот праздник, этот день и на площадке Государственной Думы, и на других площадках, в том числе за пределами нашей страны.

    Спасибо! Вячеслав Алексеевич, я тогда попрошу вас выступить следующим и вести наш сегодняшний «круглый стол».

    Никонов В.А. Спасибо большое, Сергей Евгеньевич.

    Несколько слов вначале о русском языке в мире. У русского языка, безусловно, великое прошлое, непростое настоящее и, я уверен, огромное будущее.

    Начну с прошлого. В эти дни уместно вспомнить, сейчас отмечается 95-летие Февральской революции, что в то время в пределах Российской Империи, а это и был Русский мир, жило порядка 170 миллионов человек, что составляло 14% населения планеты. То есть каждый седьмой-восьмой землянин жил на этой земле. Затем был ХХ век трагический, были революции, гражданские войны, репрессии, Вторая мировая война, распад Союза. Сейчас население наше меньше, чем тогда, и 2% населения планеты, лишь каждый 50-ый. Но в то же время, количество людей, говорящих по-русски гораздо больше. По нашим оценкам, за пределами Российской Федерации живет больше людей, говорящих по-русски, лучше или хуже, чем внутри самой Российской Федерации. Мы одна из самых крупных в мире диаспоральных наций. При этом количество людей, говорящих по-русски, не просто сокращалось в последние десятилетия, а сокращалось драматически. Вот Сергей Евгеньевич назвал цифру 278 миллионов человек, которые говорят в мире по-русски. Но если это так, то количество русскоговорящих за последние 20 лет сократилось на 70 миллионов человек, потому что пик в конце 80-х приходился, когда был пик распространения русского языка, было порядка 350 миллионов. Практически все население тогдашнего Советского Союза, 290 миллионов, и русский был обязательным в Восточной Европе. Ни один язык не исчезал столь стремительно. У нас оценки менее пессимистичные, мы считаем, что где-то 40-50 миллионов сокращение, но оно произошло за счет старшего поколения, которое ушло. Ушло поколение сплошь русскоговорящее в бывшем Советском Союзе и в странах восточной Европы, пришло новое поколение, которое по-русски не очень-то говорит. Даже в СНГ в зоне наибольшего распространения русского языка он уходит за исключением Беларуси, где он продолжает жить, и некоторых других республик, где он еще поддерживается. Но на вопрос «На каком языке вы говорите дома?» только в Беларуси большинство ответило «На русском». В Казахстане еще больше ответило «На русском», чем «На казахском». Во всех остальных уже меньшинство населения говорит по-русски, а в Таджикистане, Азербайджане, Грузии, Армении, Литве по-русски дома говорят от 1 до 4% опрошенных.

    Но в это сложное настоящее я хочу внести и значительную долю оптимизма. Ситуация меняется, и явно, что в лучшую сторону. По нашим сведениям сегодня русский язык так или иначе преподается примерно в ста странах, 79 существуют академические и вузовские программы, в 54 он включен в программу школьного образования. Русский язык уже не преследуется на государственном уровне на Украине, как это было при предыдущей администрации. В Армении знание русского языка стало обязательным условием для поступления в высшее учебное заведение. В Прибалтике, мы сегодня об этом поговорим, но представители коренных национальностей вновь проявляют большой интерес к изучению русского языка, потому что он открывает жизненные перспективы. В Болгарии в 90-е годы русский язык стал 14-ым по количеству людей, которые его изучали. Сейчас он второй после английского. В Польше, где он был 16-ым после распада социалистического лагеря, тоже стал вторым – после английского и впереди немецкого, потому что это открывает жизненные перспективы. Успешно проходят у нас перекрестные годы, в прошлом году с Испанией, в этом году с Германией. Это свидетельствует о росте интереса к русскому языку. Недавно был проведен опрос Евробарометра, и выяснилось, что 6% жителей Европейского Союза, то есть Европы-27, заявили о том, что они знают русский язык. Не обязательно русские, но они знают русский язык. Это столько же, сколько людей, которые сказали, что они знают испанский язык. То есть в Европе есть община русскоговорящая размером с Испанию, уступая только английскому, немецкому и французскому.

    Если мы посмотрим, что происходит на курортах Турции, Египта, Таиланда, Индонезии, на китайском Хайнане, с вами обязательно будут говорить по-русски, как и в лучших магазинах на Бонд-стрит в Лондоне или Сант Оноре в Париже. На Кипре сегодня по-русски говорит уже каждый восьмой житель. Мы привыкли, что наши русскоязычные соотечественники – это такая дискриминируемая, забитая часть населения. но если мы посмотрим Соединенные Штаты Америки, то мы увидим совершенно удивительную картину. По последней переписи населения люди, которые сказали, что знают русский язык, а это было больше 4 миллионов человек, оказались наиболее обеспеченной этнической группой в Соединенных Штатах Америки, которая имеет уровень доходов в 1,5 раза выше, чем в среднем по Соединенным Штатам, гораздо выше, чем у белых англосаксонских протестантов. На промежуточных выборах в Конгресс в 2010 году впервые в штате Нью-Йорк избирательные бюллетени были напечатаны в том числе и на русском языке. Мы обнаружили по последним исследованиям в Соединенных Штатах 3 тысячи школ, где преподается русский, причем наибольшее количество, никогда не угадаете, в штате Техас. Ответа два – это нефть и Космос. Поэтому интерес достаточно большой. Я уж не говорю о том, что в Силиконовой долине, конечно, русский язык является одним из самых распространенных. Добивается успеха и русистика в Китае, где недавно отметили 300-летие изучения русского языка, там 300 тысяч школьников, 20 тысяч студентов учат русский. Конечно, капля в море китайском, но значительный прогресс по сравнению с тем, что был раньше.

    А почему я думаю, что у русского языка есть будущее, и будущее большое? В октябре прошлого года «Ромир» как раз по заказу Международного фонда гуманитарного сотрудничества провел опрос в странах СНГ, и задавался вопрос не «На каком языке вы говорите дома?», а задавался вопрос «Хотите ли вы, чтобы ваши дети выучили русский язык?». И результаты были потрясающие: Азербайджан – 90%, Армения – 99,6%, Беларусь – 99%, Казахстан – 97%, Киргизия – 98,5%, Молдавия – 87,2%, Узбекистан – 97%, Украина – 92,3%, Таджикистан – 99,8%, и – внимание! – Грузия – 96,8%. Так что, как говорил Александр Сергеевич Пушкин, жив, курилка. Александр Сергеевич тоже в свое время сильно переживал за состояние русского языка в мире, за его будущее, как и Фонд «Русский мир», который взял своим девизом слова, написанные Анной Ахматовой в тяжелом 1942 году в Ташкенте: «И мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово. Свободным и чистым тебя пронесем, и внукам дадим, и от плена спасем. Навеки». Спасибо.

             А сейчас, дав некий краткий обзор ситуации с положением дел в мире, я хотел бы предоставить слово Виде Юозовне Михальченко, которая является руководителем Научно-исследовательского центра по национально-языковым отношениям, заместителем директора Института языкознания РАН по науке и одним из авторов закона о языках.

             Михальченко В.Ю. Уважаемые коллеги, в современном мире лингвистический процесс развивается по двум тенденциями. С одной стороны, в связи с глобализацией идут процессы объединения языкового, лингвистического. С другой стороны, очень ценится и пропагандируется языковое и культурное разнообразие и языков мира, и культур мира. Поэтому следует сказать, что в России тоже наблюдаются эти процессы, и эти процессы обеспечиваются даже законами языка. Раньше в советское время не было принято юридически как-то организовывать языковую жизнь страны. Русский язык был языком межнационального общения. Предполагалось, и так было на самом деле, что всем людям выгодно знать язык большинства для того, чтобы совместно производить культурные и материальные ценности, а национальные языки развиваются на определенных территориях в той степени, в какой требуется тому или другому народу. Русский язык в настоящее время стал языком единения многонационального государства. когда мы говорим «объединение», имеется в виду не то, на каком языке русский будет общаться с якутом или на каком языке русский будет общаться с шорцем. Имеется в виду не только это, но и то, на каком языке якут договорится с шорцем или с даргинцем. Имеется в виду то, будет ли в стране единый язык, будут ли в стране созданы условия для языкового единения, для того, чтобы люди могли чувствовать себя гражданами одной страны. И надо сказать, что достигнуты большие успехи. По данным переписи населения уровень языкового единения многонациональной России больше 98%, то есть 98% граждан России знают русский язык. Те лакуны, которые имеются в области русского языка для въезжающих в страну, я думаю, будут восполнены при помощи того закона, который недавно принят в Думе, где говорится о том, что русский язык должны изучать все гастарбайтеры, все те, кто приезжает и собирается работать в России. Это трудно организовать, но возможно.

             Хочу обратить ваше внимание на то, что русский язык почти нигде не функционирует без контекста. В большинстве республик, во всех почти республиках Российской Федерации он функционирует в контексте национальных языков, родных языков разных народов и этносов нашей страны. Как раз день этих родных языков мы и празднуем. Поэтому в республиках имеются и другие языки. И наверное, наша страна – это единственная страна в мире, где государственными объявлены 34 языка, поскольку в республиках приняты законы о государственных языках республик, то русский язык в ряде республик сочетается с другими государственными языками. И должна сказать вам, что это создает юридическую основу для противостояния. Если наши политики не будут уметь управлять этими процессами, если они будут использовать языки в политических целях, то вполне возможно противостояние. Чтобы не быть голословной, я приведу пример, когда республики Марий-Эл и Башкортостан потребовали от кандидатов в президенты, когда были выборы в этих республиках, знания местного государственного языка. То есть они сказали, что не зарегистрируют того человека, который не будет знать башкирского языка или марийского языка. Тут депутат Никитин (я забыла имя-отчество) много поработал, много было публикаций. Я выступала в Конституционном Суде, который решал этот вопрос. тут конфликт был просто, потому что захотели использовать язык в политических целях. Язык создан человеческим обществом, чтобы общаться, чтобы достигать взаимопонимания, и его как политическое оружие использовать не стоит – опасно. Чтобы не быть опять же голословной, скажу вам, что конфликт в Сараево начался с языкового вопроса, с сербскохорватского языка. Мы с сараевскими учеными вместе писали работу «Язык в многонациональном государстве», проводили совместные консультации, совместные конференции. В Молдове тоже, Скрипниченко приезжал в Москву, в Академию наук советоваться о том, что там за закон принимается в Молдове. Три дня поработали мы с ним, и он сказал, все, пора на баррикады. И через неделю… Это была последняя капля. Уже через неделю Левобережье восстало, стало воевать. Конечно, я ни в коем случае не думаю, что язык может быть причиной конфликта. Он обычно последняя капля, последнее испытание, последний рубеж. В настоящее время наш Центр общается с многими странами мира, совместно пишет работы с Монголией, с Вьетнамом, с Канадой, с Японией, с Китаем конференцию вместе проводим. И мы имеем возможность наблюдать, как русский язык используется в этих странах реально, собственными глазами. Я должна сказать, что, по моим наблюдениям, у русского языка, который раньше был языком социалистического лагеря, появились другие основания для распространения. Не только русская культура, но и экономическое общение, и новые технологии. Все будет зависеть от того, насколько успешно Россия будет развивать новые технологии, экономику. Тогда для русского языка будут созданы хорошие условия для развития.

            Еще хочу обратить ваше внимание на то, что следует обращать внимание не столько на законы, сколько на фактический статус языка. Мы используем юридический статус языка, противопоставляем фактический. Да, в республиках Балтии не имеет русский язык статуса государственного, но он имеет реальное положение второго иностранного языка, который больше всего распространен. А в Литве получить хорошую работу в каком-нибудь ресторане, в каком-нибудь общественном месте вообще невозможно, об этом пишут литовские ученые в своих статьях. Пишут, что фактически без русского языка в Литве никуда не пойдешь. Значит, следует изучать не только то, что написано на бумаге, но и то, какой фактический статус, насколько сильна социальная потребность в этом языке.

    Я думаю, что будущее русского языка неплохое, но конкурировать с английским сложно. Здесь очень часто мы сами виноваты. Я на всемирных конгрессах видела не раз, как наши этнографы привозят свои материалы на английском и французском. Мы принципиально сидим по ночам и пишем русский текст, французский, английский. Если мы сами не несем русский язык на международный конгресс, то кто это сделает? Поэтому у нас нет ни одной книжечки, ни одних материалов, где не было бы русского языка. Может быть, он не будет объявлен даже рабочим языком на каких-то секциях, неважно. И свои доклады всегда начинали с нескольких слов, нескольких предложений на русском, а потом переходили на какие-то другие языки.

    В заключение хочу сказать, что я очень благодарна тем людям, которые организовали здесь это общение прекрасное. И я очень рада, что могу сообщить такую новость, для нас очень дорогую, что мы сейчас работаем над энциклопедией «Язык и общество». Большая очень работа, она будет почти такой величины, как Лингвистическая энциклопедия, получившая государственную премию, где русский язык будет показан в контексте всех языковых ситуаций, в сочетании, в софункционировании со всеми языками Российской Федерации. Благодарю за внимание.

    Никонов В.А. Спасибо большое. Ну, конечно, конкурировать сейчас сложно, даже английскому языку сложно конкурировать с китайским. Но есть еще большие теперь языки, которые русский уже вряд ли догонит, например, хинди или даже бенгальский язык, который уже сильно обошел русский. Испанский, который тоже уходит в отрыв. Тем не менее, русский остается одним из языков Организации объединенных наций, одним из великих языков и, безусловно, великим языком культуры. И я с большим удовольствием предоставляю слово сейчас Владимиру Владимировичу Бортко, который является заместителем председателя Комитета Государственной Думы по культуре и, без сомнения, нашим выдающимся современником.

    Бортко В.В. Спасибо большое за столь лестную оценку, мне очень приятно. Боюсь вас, правда, разочаровать своим выступлением, поскольку я не готовился, а решил поступить так, как советует Иисус Христос, который говорил, что если у вас есть что-то в сердце, вы скажете все правильно. Я посмотрю, как это получится, потому как тема для меня чрезвычайно важна, чрезвычайно интересна, как для каждого русского человека, как для каждого человека, живущего здесь, у нас, в Российской Федерации. Об этом говорит и чрезвычайно представительный состав нашего собрания. Но я бы хотел начать с несколько политической оценки русского языка. И вот, что мне пришло в голову. Что русский язык есть прежде всего средство идентификации русского народа, и это самая главная его функция. Русский народ же распространен на территории гораздо шире, чем есть Российская Федерация. Вспомним только первого русского писателя – летописца Нестора, который лежит в Киеве, в Лавре, на территории Украины. Тем не менее, это есть Русский мир, который был, есть и останется таковым, что бы ни происходило. Да, конечно, сейчас у нас есть независимая Украина, независимая Беларусь. Но, тем не менее, я настаиваю на этом, и я думаю, что я найду много сторонников в этих странах того, что есть единый Русский мир, о защите которого, о развитии которого мы должны все печься и максимально его сохранять, ибо это есть основа русской национальности, основа русской нации.

    Я хотел сказать еще вот что. Что мы должны сделать для сохранения этого мира, являясь самой мощной его частью, а Российская Федерация, безусловно, это самая мощная страна в границах существования Русского мира. Что бы мы должны были сделать, как мне кажется, хотя, может быть, я беру на себя слишком много, не являясь никем, кто может повлиять на это серьезно, хотя бы сказать свое слово, мне кажется, это важно. прежде всего, конечно же, культурные программы, которые мы должны осуществлять совместно на протяжении этого самого мира. В частности, пользуясь случаем, я хочу передать господину Нарышкину, который присуствует вместе с нами…

    Нарышкин С.Е. А почему «господин»?

    Бортко В.В. Простите, пожалуйста! Товарищу Нарышкину, мне так будет приятнее, я член КПРФ. Сергей Евгеньевич, я хочу передать вам обращение к вам Фонда «Духовная Украина», который поставил себе задачу противостоять деструктивным процессам разделения, разобщенности между нашими народами. И они предлагают нашим странам, с участием Беларуси, снять фильм о начале нашей государственности, о Владимире, он же Владимир Святой, он же Владимир Креститель, он же Владимир Ясно Солнышко. Поэтому я с удовольствием передаю вам это обращение к вам. Это одобрено Комитетом по культуре. И я надеюсь, что как-то мы можем посодействовать этому благому делу. Это первое, что я хотел сказать.

    Но, может быть, самое главное – не культурные проекты, а, как ни странно, законотворчество, которым мы с вами занимаемся, и в котором хотелось бы принять несколько законов по этому поводу, казалось бы, не имеющих прямого отношения к языку, и тем не менее, как говорили, древние римляне, чей язык того и власть. Мы с ними, конечно, не согласны, но они даром мало что говорили. И поэтому стоило бы сделать вот что, на мой взгляд. Принять несколько законов, в частности позволяющие украинским студентам свободно поступать в наши вузы. Я думаю, польза от этого будет несомненная. Я имею в виду не студентов, а учеников. И приравнять их свидетельства об окончании школы к нашим. Ведь это, извините, пожалуйста, наши люди! Деление на русских и украинцев, с моей точки зрения, может, оно и имеет смысл с точки зрения большой политики, но для меня оно чрезвычайно условно. Особенно если считать, что моя мать стопроцентная хохлушка, а отец мой стопроцентный русский с пятисотлетней историей происхождения русской фамилии. Простите, не хохлушка, украинка. Это чрезвычайно важно было бы.

    Что, на мой взгляд, было бы еще чрезвычайно важно? важно было бы благоприятствование в экономике, ибо только сделав интересным для местных элит сотрудничество с нами с экономической точки зрения, мы укрепим русский язык, русский мир. И здесь нужно делать первые шаги с нашей стороны как самой большой, самой мощной державе, которая может себе позволить не обращать внимания на иногда, я бы сказал, не сильно корректные высказывания наших друзей, но тем не менее делать шаги в этом направлении, ибо самое главное для нас – это сохранение этого самого русского мира, который является основой существования русского народа. И если «зеленые» поднимают дикие крики и вой по поводу уничтожения хомячка, который сейчас вымирает, а вот наш Премьер-министр нынче серьезно обеспокоен судьбой тигра, я так понимаю, то не следует ли нам всем обеспокоиться выживанием русского народа как такового и сделать все от нас зависящее, чтобы он жил, размножался, умножался на благо всех остальных, в том числе народов, проживающих на территории нашей страны. Вот что я хотел сказать.

    Никонов В.А. Спасибо большое, Владимир Владимирович. Я думаю, что политически вы абсолютно правильно все сказали. Сбережение народа – действительно задача, которую поставил еще Александр Исаевич Солженицын, она самая актуальная, которая перед страной нашей стоит. И вот что вы сказали об Украине. Сейчас действительно я несколько в смущении, потому что украинское руководство заявляет, что оно делает цивилизационный выбор в пользу Европейского Союза и т.д. Но я всегда считал как историк, что вообще-то цивилизационный выбор за нас делали наши предки. Цивилизационный выбор прежде всего связан с религиозной идентичностью. И как раз Великий Князь Владимир, собственно, и сделал цивилизационный выбор, приняв православие из Константинополя. Собственно, претензии современных политиков на возможность сделать цивилизационный выбор мне представляются очень сильным преувеличением своей роли в истории, поскольку цивилизация – это что-то, что длится на протяжении тысячелетий. Поэтому этот ваш фильм про Владимира может оказаться действительно полезным и просветительским в этом смысле.

    Дорогие друзья, сейчас мы переходим к фазе нашего «круглого стола», которая называется обсуждение, и для нее установлен регламент в три минуты, поэтому большая просьба всем этот регламент выдерживать. Я, конечно, не буду сразу свистеть и включать таймер, который будет неприятно пищать через три минуты, но тем не менее какие-то знаки и звуки я буду подавать, когда уже очевидно будет регламент превышаться. Пожалуйста, кто хотел бы выступить, мы не ограничиваем ничем, но вот такая поставленная на попа табличка будет свидетельствовать, что у вас есть такое желание выступить. Поэтому всех милости просим. Александр Александрович Агеев уже выразил желание, он является первым заместителем председателя Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству. Пожалуйста, Александр Александрович.

    Агеев А.А. Спасибо. Я думаю, что от всех нас я выражу благодарность за то, что все-таки работа Государственной Думы Шестого созыва начинается с таких важных «круглых столов», таких важных совещаний, как сохранение русского языка, межнациональных языков народов России. Все-таки это важно и для нашей культуры. Мы все подчеркнули, что есть проблемы сегодня в развитии, чистоте русского языка, но в целом хотелось бы сказать, что за последние годы сделано немало для сохранения, определенные шаги по совершенствованию законодательства и самого русского языка, но этого еще недостаточно.

    Я недавно прочитал такую статистику, что специалисты оценивают, что за последующие сто лет могут исчезнуть с лица земли 90% всех языков. Это на самом деле является проблемой, но это и развитие цивилизации, от которой деться сегодня просто уже никуда нельзя. Но маргинализация угрожает не только языкам малых народов, но и таким мировым языкам как русскому языку. В этой связи я подготовил несколько предложений. Хотелось бы, чтобы Государственная Дума Шестого созыва вошла также в историю как Дума, которая предприняла максимум усилий для сохранения и развития нашего языка. Притом я посмотрел, что еще в 2007 году был внесен закон в Госдуму, который обязывал бы Правительство делать ежегодный отчет о состоянии русского языка. На мой взгляд, чиновники, особенно Правительство, просто обязаны знать и следить за состоянием, и уж отчет здесь, мне кажется, одним из пунктов отчет Правительства можно было бы рекомендовать включить. Притом, что если мы подчеркиваем, что за последующие 20 лет, как говорят специалисты, сократится число русскоговорящих уже до 200 миллионов человек. Это уже является проблемой. Хотя, еще раз говорю, что для тех, кто отдыхает на курортах, является фактом, что многие уже в сервисе говорят на русском языке, но этого все-таки недостаточно. Хотелось бы заниматься его развитием, популяризацией, продвижением, и на постсоветском пространстве, мне кажется важным, как вот сейчас идет в Прибалтике процесс, уже говорили об этом, на мой взгляд, вторым было бы предложением.

    Нельзя недооценивать еще одну угрозу. Культурное многообразие, которое отличает Россию можно легко потерять, если не возродить систему поддержки культуры и языков народов России. Мы помним такую положительную практику как введение национально-регионального компонента в законе «Об образовании», принятого еще в 1992 году, но в 2007 году это понятие было исключено из закона. И сегодня школьники оказались между сложным выбором, некорректным даже выбором – или изучение родного языка, или федеральный компонент стандарта, то есть русский язык. То есть сохранение языков народностей России, мне кажется, в этой связи нужно вернуться к этому вопросу.

    Целесообразно ввести федеральные стандарты финансирования этнокультурного развития. И, на мой взгляд, необходимо ратифицировать все-таки Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств, хотя это потребует определенных затрат от государства, но на мой взгляд это важно. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо большое, Александр Александрович, особенно за то, что вы напомнили о проблеме языков малых народов. Действительно, это проблема очень большая. И сегодня ведь отмечается День родного языка, по-английски это Motherۥs language day – День языка матери. Всего в мире существует где-то от пяти до шести тысяч языков, точно никто не знает, потому что трудно отделять языки от диалектов. И сегодня мы может поздравить носителей всех этих пяти-шести тысяч языков, действительно выразив обеспокоенность их судьбой, потому что каждые две недели на планете умирает один язык. Быстрее, чем редкие виды птиц и животных. И действительно большая часть языков может исчезнуть на протяжении жизни следующих двух-трех поколений. Это большая проблема, которая существует, кстати, и в нашей стране. За последние 20 лет мы потеряли три языка коренных народов Российской Федерации, хотя языки эти, слава богу, в научном плане сохранились – есть словари и т.д., но это уже не живые языки. Поэтому надо думать о том, как сохранять и языковое многообразие, поддерживая «великий могучий», которому все-таки грозит гораздо меньше проблем, чем большинству языков, существующих на планете.

    Сейчас я хотел бы предоставить слово заместителю министра культуры Российской Федерации Андрею Евгеньевичу Бусыгину, который проблемам языка всегда уделял очень большое внимание.

    Бусыгин А.Е. Спасибо, Вячеслав Алексеевич.

    Дмитрий Сергеевич Лихачев как-то заметил, что язык – это краткое алгебраическое выражение культуры народа, на котором он говорит. Вот здесь мне хотелось бы отметить такую мысль, вот сейчас и Вячеслав Алексеевич сказал о том, что даже хинди, китайский больше распространены Но я хотел бы подчеркнуть, что важное, когда речь идет о языке, о его распространенности, связано не только с тем, сколько миллионов говорят на этом языке, а связано и с тем, как язык выражает культуру, которую люди должны знать и должны пользоваться этой культурой. Короче говоря, важно не только, сколько людей говорит на этом языке, но и то, интересен ли этот язык мировым элитам в области культуры, искусства, науки и всех других сфер интеллектуальной деятельности. Поэтому если на хинди будет говорить много миллиардов людей, но это не будет языком ООН, и он не будет использоваться в научных конференциях или в политических дебатах, это не так важно. Мне кажется, этот вопрос ясен.

    Кроме того, хотелось бы сказать о том, что сейчас мы стоим перед двумя вопросами: во-первых, роль русского языка в мире, и во-вторых, сохранение и развитие русского языка внутри страны. Здесь есть очень много объективных проблем. Скажем, даже лет 30 назад, когда молодой человек уходил в армию, ему хотя бы раз в неделю нужно было взять ручку и написать письмо, а сейчас достаточно послать смс-ку, где абсолютно все безграмотно, слова полностью не прописываются, то есть функциональная грамотность теряется. Поэтому, естественно, все учителя равны, и физики, и химии, и русского языка, но, может быть, следовало бы Государственной Думе подумать, каким образом поднять престиж преподавателя русского языка, что, несомненно, важно.

    И второе, поскольку за три минуты много не скажешь. Одно из немногих мест, где сохраняется, используется во всем богатстве и красоте русский язык – это русский театр. Кино уже отошло от этого. Вы помните, например, такие фильмы как «Высота», «Девчата». Там все говорили таким языком, которым рабочий класс никогда в жизни не разговаривал, но это было в то же время естественно, это было интересно, и это служило каким-то примером. Сейчас таким примером ни телевидение, ни кино, к сожалению, уже не являются, остается только театр. И поэтому, конечно, Министерство культуры России изыскивает средства для того, чтобы организовывать гастроли русскоязычных театров за рубежом и приглашать русскоязычные театры из стран СНГ в Россию, но думается, что нужно уделить этому гораздо больше внимания. В частности, «Золотая маска». Мы сейчас изыскиваем средства найти им возможность провести гастроли в Беларуси. Это не первичная подготовка спектакля, но гастроли, гастрольная деятельность чрезвычайно важна. Поэтому развитие языка зависит в целом от развития русской культуры, от интересов ее людей. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо большое. Абсолютно правильно, надо повышать престиж преподавателя русского языка, но надо и повышать престиж преподавателя, помимо русского языка. Что касается театра, абсолютно согласен. Кстати, спектакль «Вишневый сад», который идет в Киевском драматическом русском театре, он поставлен благодаря гранту Фонда «Русский мир». Это бывает, кстати, и в других странах тоже.

    Алексей Валентинович Митрофанов, который сейчас является членом Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, «Справедливая Россия».

    Митрофанов А.В. Уважаемые друзья, сегодняшнее мероприятие очень важное, потому что сегодня День родного языка. В ноябре 1999 года Генконференция ЮНЕСКО определила этот день как мировой праздник, по сути дела. И я хочу коротко какие-то вещи дискуссионные предложить.

    Прежде всего, прошло 20 лет с момента изменений у нас в стране, но мы во многом идем по старой матрице. Как не изучали, допустим, языки народов России и СССР бывшего в центре, так и сейчас не изучают, и никто не понимает этой проблемы. То есть, я считаю, что в центре, в ключевых вузах, включая, допустим, Институт международных отношений, Институт иностранных языков Мориса Тореза и других ключевых вузах, в МГУ, конечно, должны изучать языки народов России и СНГ, выпускать специалистов по культуре и по языку, причем не обязательно той национальности, которая изучает. У нас получилось так, что все национальные языки варятся в собственном котле – чеченцы изучают чеченский у себя, эрзя – эрзя-мордовский и т.д., большие языки – татарский, башкирский, но сами у себя, в центре это никого вообще не интересует. Это очень странно, надо выпускать в год по три-четыре-пять хотя бы на такую страну специалистов-культурологов в центре в ключевых вузах. И никогда это не делалось. Какие только загадочные языки мы ни изучали в МГИМО, но в отношении языков своих соседей никогда это не делалось. Мне кажется¸ что сейчас нужно пересмотреть эту ситуацию совершенно. Может быть, здесь и поможет «Русский мир» как организация, которая может это сделать. Давайте, чтобы у нас в год выпускалось пять специалистов татарского, башкирского и так далее по списку, даже самые небольшие языки. Чтобы люди ездили туда, знали, были бы полноценными специалистами по этим вопросам. К сожалению, этого у нас нет. И по кавказским языкам надо иметь специалистов, помимо носителей, вот в чем вопрос.

    Второе. Пропаганда русского языка как языка космического общения. Понятно, что в определенных аудиториях вспоминаешь, что это один из двух языков, на которых ведется деятельность на Международной космической станции, вообще космическая деятельность ведется. И в этом смысле у России есть, можно сказать, наравне с английским, свои преимущества. Мне кажется, что это вообще один из важных мировых брендов русского языка для продвижения его – постоянно подчеркивать, что космическая деятельность с 61-го года ведется на русском и потом на английском языках, и сейчас это язык общения в Космосе. Мне кажется, что здесь тоже «Русский мир» мог бы развивать эту программу, это было бы достаточно интересно. Вот, собственно, все. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо большое, Алексей Валентинович. Абсолютно правильное замечание о необходимости готовить специалистов по соседям, которых мы раньше как соседей не воспринимали, и, по-моему, еще продолжаем не воспринимать. И действительно, это направление, где, может быть, и Фонд может свою лепту внести.

    Александр Валентинович Соколов, член Общественной палаты, председатель клуба «Многонациональная Россия», пожалуйста.

    Соколов А.В. Добрый день. Я хотел бы обратить внимание на два аспекта. Один аспект – это продвижение русского языка за рубежом, и здесь Вячеслав Алексеевич уже говорил о продвижении русского языка через межгосударственные организации. Но есть еще один аспект, о котором многие присутствующие здесь знают, все там работают, это продвижение языка через то, чтобы он становился официальным языком международных общественных организаций. В частности, Вячеслав Алексеевич прекрасно знает организацию МАИСИ, Ассоциацию социально-экономических комитетов и структур, куда входит Общественная палата. И мы уже сейчас поставили там вопрос о том, чтобы русский язык там был рабочим, официальным языком. И таких общественных организаций, куда входят российские структуры, гораздо больше, чем межгосударственных. И следовательно, людей, которые в этом участвуют, для которых знание английского или французского языков является некоторой преградой для того, чтобы участвовать в международной деятельности, особенно в пространстве бывшего Советского Союза, если в этих международных организациях русский язык будет рабочим или официальным, безусловно, будут дополнительно простимулированы. Причем в этих организациях участвуют элиты, те, которые имеют возможность выходить за пределы своих стран, и экономические, и культурные, и политические.

    Второй момент связан с постсоветским пространством. Мне кажется, интересным предложение приравнивать студентов Украины к россиянам. Хотелось бы поставить вопрос, почему только Украины в таком случае?

    Бортко В.В. Я сказал как пример.

    Соколов А.В. Да. Но в данном случае можно было бы обсудить и провести отдельное слушание, исследование, связанное с интеграцией на евроазиатском пространстве, образования как способа этой интеграции. Потому что, когда элиты постсоветских стран поучились здесь. Точнее говоря, сейчас ездят сюда по программам как по квотам, которые сейчас есть, люди, которые как-то связаны с властью в этих странах. Но мы могли бы сделать таким образом. Мы могли бы сами искать талантливых, интересных молодых людей, которые в дальнейшем были бы нашими союзниками на постсоветском пространстве, а без людей интеграции быть не может. Невозможно только политическими постановлениями решить вопросы, вот Фонд по гуманитарному сотрудничеству об этом прекрасно знает и этим занимается.

    Следующий аспект связан с внутренней нашей деятельностью, деятельностью внутри России. В справочных материалах, которые у вас у всех есть на руках, на 8-ой странице обозначен документ, который называется Европейская хартия региональных языков, языков национальных языков, которая действительно была подписана Россией при вступлении. Практически при вступлении в Совет Европы Россия подписала все, что там было, не очень сильно разбираясь, что нужно было, а что не нужно. Слава богу, этот документ пока не ратифицирован, и, надеюсь, не будет ратифицирован в том виде, в котором он есть, поскольку этот документ рассчитан или на мононациональное государство, или на государство, где три-четыре языка, такое как Швейцария. Для России это просто нереально. Исследования, которые сейчас проходили в течение двух лет внутри страны вместе с Советом Европы, говорят о том, что у нас языки национальных меньшинств, региональные языки защищены значительно больше, чем по этой Хартии. И вместе с тем постоянно вот это лоббирование принятия этого документ рядом этнических организаций внутри нашей страны и внешними силами несколько будоражит общественное мнение. В связи с этим у меня есть предложение, и мы об этом говорили и с Министерством иностранных дел, подумать о том, чтобы Россия выступила инициатором подписания нового документа, связанного с языками, который бы больше отвечал ситуации сегодняшних реалий, где общества стали более мультикультурными, соответственно, многоязычными. И это будет неким инструментом в том числе российской внешней политики для поддержки русского языка за рубежом, там, где представители русскоязычного населения составляют приличный процент, например, в странах Балтии.

    Никонов В.А. Спасибо большое. Там, кстати, в МАИСИ уже решили, Россия по какой квоте идет, по Азии или Европе?

    Соколов А.А. Мы поставили этот вопрос, Генеральная Ассамблея в июне будет рассматривать его.

    Никонов В.А. Хорошо.

    Андрей Борисович Красноглазов, директор Института Пушкина, секретарь Координационного совета российских соотечественников Эстонии и руководитель центра Фонда «Русский мир» в Эстонии.

    Красноглазов А.Б. Спасибо, Вячеслав Алексеевич. Добрый день всем! На самом деле Фонд «Русский мир», который является одним из инициаторов сегодняшнего собрания, активно работает с зарубежными русскими общинами, представителем одной из них – эстонской – я, собственно говоря, и являюсь.

    Если брать Прибалтику в целом, то у нас, как в любой зарубежной русской общине, русский язык представлен в трех основных качествах – как родной, как иностранный и последнее качество, появившееся недавно, русский семейный или для детей соотечественников. Как с родным – все понятно, как с иностранным – вроде, более-менее тоже, имиджевая составляющая, безусловно, и прагматический аспект очень сильный. А что касается детей соотечественников, то вот здесь я бы, конечно, остановился, потому что это касается такой важной сферы как воспроизведение интеллектуальной русской элиты за рубежом. Дело в том, что все больше и больше ребят идет в национальные школы, я имею в виду школы с государственным языком обучения. Тенденция, я буду говорить об Эстонии, она достаточно устойчивая на увеличение, тем более с последними изменениями, реформами и т.д. Проблема в том, что такие ребята при том, что внешне являются совершенно русскими, говорят как мы с вами, они не пишут, не читают нормально, не имеют никакого культурного бэкграунда, то есть речевые, устойчивые фразы из фильмов и т.д. не знакомы. То есть они теряют то, что называется солью, национальную идентификацию. А между тем, собственно говоря, это те самые, кто будет потом представлять историческую родину за ее рубежами. И с этим надо работать, для них нужны специальные учебники, программы. Наш Институт издал, заметьте, сколько лет прошло, а сейчас существует в Эстонии, например, только один подобный учебник русского языка для таких детей, кстати, изданный на грант Фонда. И это не пустые слова, потому что, я вам скажу честно, начинал со своих детей. То есть вопрос стоял, в какую школу их отдать. Долго думали, отдали в эстонскую школу. Первые годы боролись за эстонский язык. Я как филолог вам скажу, что язык не самый простой, и битва была мощной. Где-то после четвертого-пятого начали биться за русский. А ведь другие родители, они не филологи, они не понимают, что дети начнут изучать русский язык в школах с алфавита. А что им алфавит? Им не интересно. А их по три-четыре в классе. Учитель их отпускает. Ну и потом в результате, опять-таки, жизненный пример. Русский мальчик, приходим к ним в гости, ну, День рождения, мы им открытку. А парень дает открытку маме: мама, прочитай. Он по-русски не читает. Русский парень. И кем он после этого вырастает? Я уж не говорю, что они истории не знают, конечно. Это один момент.

    И второй, который я хотел сказать, немножко другой, это то, что насильно мил не будешь. Язык не терпит насилия. Вот на Ассамблее один американский коллега очень интересную мысль высказал. Он сказал, что американцы изучают русский и вкладывают в него деньги для того, чтобы потом эти деньги к ним вернулись. Они как народ прагматический это понимают. А как они могут вернуться? Либо работая с языком, соответственно, работая со страной. Чем сильнее экономически страна, тем сильнее будет интерес к этому языку. В Эстонии, например, в публичном секторе работы без русского языка практически не найти. То есть, понятно, государственный само собой, а туризм, возьмите банковский сектор. Более того, у русских ребят даже есть предпочтение, потому что они учат государственный с младых ногтей, а русский у них родной, поэтому билингвизм у многих ребят очень сильный и способствует тому, что они карьеру делают неплохо.

    Наверное, за три минуты много не сказать, это все, спасибо за внимание.

    Нарышкин С.Е. Можно короткий вопрос? А как принимающее государство – Эстония относится к вашей деятельности?

    Красноглазов А.Б. Я не постесняюсь сказать, что, например, в Межгосударственном договоре между Россией и Эстонией по культуре, который, наверное, будет продлеваться, наш Институт прописан отдельной строкой. Кстати, это было предложение эстонской стороны. Я замечу, что мы относимся к языку не как к предмету политических манипуляций, а прагматически и как к средству общения, и это многое определяет.

    Никонов В.А. Спасибо.

    Владимир Алексеевич Иосифов, замдиректора Департамента международных организаций.

    Иосифов В.А. С учетом регламента я хотел бы коротко остановиться на положении дел с русским языком в международных организациях. Во всех международных организациях, в ООН в том числе, русский язык является одним из шести официальных языков. И мы очень внимательно следим за обеспечением как финансовым, так и кадровым составом русскоязычных секций во всех организациях, не допускаем никакой дискриминации. По указанию министра в течение пяти лет дважды в год все наши представительства при международных организациях докладывают о состоянии дел и положении с русским языком в той или иной международной организации. Несколько лет назад в связи с нашим вступлением в ФАО – сельскохозяйственную организацию, туда был введен русский язык в качестве официального языка. Да, на первом этапе мы платили из нашего бюджета в переходный период с тем, чтобы было полномасштабное применение русского языка.

    В последнее время наблюдается тенденция со стороны целого ряда групп государств сократить финансирование языков, и главным образом русского языка, так как говорят, что есть только одна страна. А с учетом экономической ситуации и принимая во внимание то, что языковые службы каждой международной организации занимают от 18 до 22% всего бюджета. Для примера могу сказать, что в Евросоюзе бюджет языковой порядка 10 млрд. евро. В этой связи Россией вместе с другими странами, это франкоговорящие, наши китайские коллеги, испаноговорящие, был принят целый ряд резолюций о многоязычии, о недискриминационном отношении ко всем языкам в части, касающейся ООН, это шести официальных языков. Более того, для того, чтобы поднять качество перевода в международных организациях на русский язык целый ряд вузов России заключил соглашения с Секретариатом ООН о подготовке кадров. Это и в Москве, и в Санкт-Петербурге, также заключили по русскому языку и с белорусскими коллегами. Эти студенты проходят стажировку в ООН и в других организациях системы ООН, и если они показали себя достойными и адекватное знание языка, их переводят в штат. Вот коротко. Благодарю.

    Никонов В.А. Спасибо. В контексте вашего выступления хочу сказать, что сейчас «Русский мир» финансирует переход на русский язык, вернее, использование русского языка в Международной федерации Красного креста, то есть мы тоже со своей стороны продвигаем. Если платишь ты, то проблемы не возникает, если это не из чьего-то бюджета. То есть сама страна, если она будет это поддерживать, она может это делать там, где это возможно. И китайцы, кстати, на это достаточно охотно идут, гораздо более охотно, чем мы. Я уверен, что если бы в МАИСИ мы сказали, что мы там будем платить за русский язык, то он бы там возник.

    Алексей Викторович Лобанов является председателем Всемирного координационного совета российских соотечественников, сам он из Казахстана. Пожалуйста.

    Лобанов А.В. Да, я из Казахстана. Что касается ситуации с русским языком в Казахстане, я долго ее анализировать не буду. Ситуация не такая плохая, как сейчас слышится из прессы. И в то же время вызывает оптимистические ожидания то, что Казахстан активный участник интеграционных процессов Единого экономического пространства, даст бог, и Евразийского союза, который планируется создать в будущем.

    Я убежден и согласен с коллегами, что перспективы будущего русского языка за рубежом напрямую связаны с привлекательностью, притягательностью России в культурном, экономическом, научном, инновационном потенциале. И это путь, по которому Россия идет. Надеюсь, что путь будет успешен, все мы этого хотим и способствует по мере сил.

    Но, с другой стороны, мое мнение, что есть некоторые моменты, которые можно сделать уже сейчас и, на мой взгляд, нужно сделать. В первую очередь стремление к русскому языку – это открытость образования на русском языке, высшего образования. Здесь, конечно, есть определенные технические вопросы, как, например, организация приема Единого государственного экзамена за рубежом. Этот момент повысил бы привлекательность образования и доступность образования в России на русском языке соответственно, потому что сейчас Единый государственный экзамен можно сдавать только на территории России.

    И второй аспект, на который я хотел бы обратить внимание, это то, что сейчас в области эмиграционного законодательства вносятся изменения по поводу знания русского языка и русской культуры, истории, основ государственного устройства приезжающими гастарбайтерами. Я бы обратил ваше внимание, присутствующих, государственную власть Российской Федерации на то, чтобы опираться в подготовке этих людей на российских соотечественников, проживающих в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии и т.д., потому что потенциал еще достаточно большой, а в Таджикистане есть Российско-таджикский университет, в Киргизии – Киргизско-российский, по Казахстану ситуация более нормальная, скажем так. То же самое и в Закавказье, на Украине, в общем, по всем пространству Содружества независимых государств этот потенциал есть, и большая просьба в этой подготовке, в этой работе использовать российских соотечественников.

    Большое спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо, Алексей Викторович, за вашу готовность участвовать в этой работе. От себя как декан факультета государственного управления МГУ скажу, что у нас студенты из Казахстана учатся, и в довольно большом количестве, и мы обходим ЕГЭ. Так что возможности, на самом деле, существуют.

    У нас уже Михаил Михайлович заждался. Михаил Михайлович Пашков, заместитель начальника Управления международного сотрудничества Аппарата Госдумы.

    Пашков М.М. Мы знаем все друг друга. Я бы хотел поблагодарить Вячеслава Алексеевича за то, что мы в свое время совместно готовили 6 июня прошлого года как раз на вашей же площадке в Фонде «Русский мир» приезд Президента, и было очень интересное мероприятие на самом деле. Я хотел бы просто сделать акцент на том, что уже сказал Сергей Евгеньевич. Это первый год после объявления Года русского языка официально, поэтому фактически, видимо, эти мероприятия должны быть не для галочки, а что-то очень интересное, какая-то интересная программа, в том числе и в рамках Госдумы, должна состояться, в том числе на международных площадках по линии МИДа. В рамках ООН празднуются Дни родного языка, о чем уже сказал Алексей Валентинович, в связи с решением ЮНЕСКО от 1999 года. Эти возможности можно использовать. Можно использовать те возможности и, видимо, надо использовать, которые складываются с общественными настроениями в пользу русского языка, которые есть, в том числе так называемая Гражданская инициатива, я думаю, об этом скажет Александр Васильевич из МИДа, который тоже этим активно занимается, в том числе в контексте событий в Латвии.

    Еще интересный момент я бы хотел отметить, это деятельность Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества. Мы работали совместно в течение уже многих лет со Светланой Владимировной, Джахан Реджеповной. И я вам скажу, там масса интересных идей в рамках этого Фонда, в частности были изданы 26 томов совершенно уникального произведения «Литературное наследие стран СНГ» на русском языке, с подписями четырех президентов стран СНГ. Сергей Евгеньевич регулярно участвует в этих мероприятиях все эти годы, в том числе в форумах в Молдавии, в Таджикистане. Это интереснейшее направление, которое позволяет через межгосударственное сотрудничества, через конкретные проекты поддерживать и развивать влияние русской культуры, русского языка. Помимо Фонда «Русский мир», помимо РОПРЯЛ и МОПРЯЛ, это очень интересный, очень важный, деликатный инструмент. Я бы хотел обратиться к руководству Фонда в лице Светланы Владимировны развивать это и видеть эти проекты в том числе в рамках нынешнего года – Года спорта и здорового образа жизни. Вот, пожалуй, все, о чем я хотел сказать. И те проекты, которые Фонд наработал за эти годы в этой деликатной, очень многогранной работе, чтобы они продолжались и развивались. Это большое доверие. Россия вносит и финансовый, и политический вклад основной в эту работу, она создавала этот Фонд и Совет. И, конечно, здесь Россия играет особую роль. И российские представители в Фонде, мы надеемся, будут помогать развивать это направление так же, как это было раньше. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо большое.

    Марина Олеговна Чичина, доцент кафедры русского языка для иностранцев, заместитель заведующего кафедрой русского языка МГИМО МИД России.

    Чичина М.О. Спасибо за предоставленное слово и возможность участвовать в этом «круглом столе», который посвящен актуальным проблемам русского языка. Прежде всего хочу поблагодарить Председателя Государственной Думы Нарышкина Сергея Евгеньевича за то, что, открывая наш «круглый стол», он сказал о том, что сегодня Государственная Дума и Правительство хотят взять под защиту русский язык. И мне, как преподавателю-практику, очень приятно это слышать, потому что ситуация с русским языком, на наш взгляд, довольно непростая. Сегодня также мы слышали уже мнение о том, как сделать так, чтобы заинтересовать в том числе и нашу молодежь изучением русского языка. Наверное, мы здесь, филологи, лингвисты, можем предложить определенные подходы. Дело в том, что, на наш взгляд, обучение русскому языку в школах, в институтах, в университетах должно вестись комплексно. Это означает, что мы должны изучать не только сам русский язык, но через русский язык и, конечно же, через литературу, которая, собственно, является достоянием всего человечества и нашей гордостью национальной, мы должны подходить к слову как к достоянию. Дело в том, что тот подход, который в школах у нас сейчас ведется, предпринимается, он предусматривает обучение орфографии, пунктуации, что, конечно, необходимо, но недостаточно. Слово, как мы все знаем, и в этой аудитории нет необходимости напоминать об этом, обладает еще несомненно той духовной, сакральной силой, которая, собственно, и представляет его ценность, помимо, конечно, и фонетической, лексической, семиотической оболочки, о которой, конечно, мои коллеги, присутствующие здесь, вы все знаете.

    Так вот, наверное, уже с малых лет в школе надо говорить о значимости русского слова, о его духовности. О том, что необходимо внимание к нему. И, наверное, не будет тогда тех проблем, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Существует такая наука как лингвоэкология, которая говорит о целостности языка, его связи с культурой, семиосферой. Наука о духовной сущности слова, его связи с личностью, характером и судьбой народа. Об этом говорили и известные ученые-философы такие, как Иван Ильин, Павел Флоренский, Лосев и другие, ученые лингвисты. В преподавании этого курса, наверное, лингвоэкология, частично применять преподавание лингвоэкологии в школе, можно говорить о том, что необходимо защищать русское слово, потому что сегодня в результате глобализации русский язык наполнился огромным потоком иноязычной лексики, которая засоряет русский язык. Конечно, заимствования в русском языке были всегда, но та интенсивность потока иноязычной лексики, которая хлынула в русский язык сегодня, просто устрашает. К тому же вызывает обеспокоенность лингвоэкологов и та ненормативная лексика, которая проникает в русский язык, об этом сегодня уже говорили, и клиповый строй смс-письма, который сегодня принят, тоже внушает опасения, потому что изложить письменно на бумаге свои мысли уже абитуриент, скажем, не способен. Если подойти ко всему этому комплексно и обратить внимание именно на значимость русского слова, преподавание на разных уровнях – от школы до института, то, наверное, мы можем повысить и престижность русского языка, и уважение молодежи к русскому слову.

    Никонов В.А. Спасибо большое, Марина Олеговна, за то, что вы напомнили важный аспект, что действительно нынче школьники, абитуриенты утрачивают очень многие навыки, которые раньше были. При всех плюсах ЕГЭ, я, кстати, не являюсь противником ЕГЭ, это, я считаю, вещь достаточно правильная, но эта система явно должна быть дополнена, потому что она не стимулирует людей учиться двум очень важным навыкам – говорить и писать, а это важнейшие навыки, которые людям в жизни нужны. Я понимаю, Владимир Владимирович скептически относится к ЕГЭ…

    Бортко В.В. Я не сказал ни одного слова! (Смех в зале.)

    Никонов В.А. Вы качали головой, и я понял, что у вас негативное отношение. Но я считаю, что это вещь на самом деле неплохая, если она проводится честно. Механизмы, кстати, отсечения нечестности на ЕГЭ существуют. Вот на факультете государственного управления МГУ, например, все абитуриенты еще дополнительно сдают испытания по математике. Отсеиваются очень хорошо.

    Александр Васильевич Чепурин, директор Департамента по работе с соотечественниками за рубежом МИД России.

    Чепурин А.В. Спасибо, Вячеслав Алексеевич. Перефразируя великого поэта, когда мы говорим «соотечественники», мы, безусловно, понимаем, что это русскоговорящие. Когда мы говорим «русскоговорящие», мы, безусловно, имеем в виду соотечественников, потому что Вячеслав Алексеевич сказал, что у нас большая зарубежная община. Зарубежная диаспора – это, может быть, слишком будет сказано для того состояния, в котором находится наша зарубежная община, но количество русских за рубежом, конечно, огромное. Сейчас 80 миллионов у Китая есть зарубежная диаспора, может быть, уже 85, она довольно быстро растет, и вторая – это русская зарубежная община, где-то 35 миллионов человек, и уже дальше следуют польская и индийская – по 20 миллионов. Кто-то говорит о разделенном русском народе, есть теория, но то, что у нас огромная часть русскоязычных проживает вне регионов Российской государственности, это бесспорно. Поэтому я хотел буквально по минуте остановиться на трех вещах, то, о чем говорили здесь. Статус русского языка в зарубежных странах, это то, о чем сказал Сергей Евгеньевич. Вот такие новые моменты, вообще российское руководство очень много сделало в плане русского языка в последние годы. День русского языка, который нужно сделать пиком в работе, в диалоге России с зарубежным Русским миром. И то, о чем сказал Владимир Владимирович Бортко, это привлечение студентов на обучение в Российскую Федерацию, это связано с одним из столпов российской политики в отношении зарубежного Русского мира. Таких столпов четыре у нас сейчас. Это консолидация и защита прав – это одна ножка стола. Это защита русского этнокультурного пространства за рубежом – вторая ножка. Третья ножка – это укрепление связи России и зарубежной диаспоры. И четвертая – переселение в Россию тех соотечественников, которые хотели бы. Вот здесь обучение в России соотечественников молодых и переселение – это две очень связанные темы. Потому что переселилось в Российскую Федерацию за последние годы 60 тысяч человек, и 31 тысяча – только в последний год, в 2011 году. То есть увеличение многократное. Тем не менее, это недостаточно. А недостаточно это потому, что так, как строится политика государственной программы по переселению, очень сложно переселить больше, потому что она очень затратная, она носит гуманитарный характер, она переселяет тех, кто нуждается в переселении, кто иногда не имеем квалификации, кто требует жилья, хорошей работы и т.д. А вот если то, о чем говорил Владимир Владимирович, скажем, привлечение студентов, это могут быть русскоговорящие, это не обязательно на Украине должны быть русские по национальности, это могут быть и украинцы, и белорусы. Но если бы у нас училось не 30 тысяч студентов, которых мы берем сейчас из числа соотечественников (это, кстати, в три раза больше, чем еще три года назад), а принимали бы 300 тысяч, то, безусловно, это решало бы и проблему русского языка, и это бы в значительной степени решало бы проблему реэмиграции русских на историческую родину. Вот это вещи, которые связаны с русским языком, с обучением и с такой нормальной, не очень дорогой для страны реэмиграцией русских на историческую родину. Поэтому, думаю, это очень правильная постановка вопроса и в этом направлении нужно работать.

    Что касается Праздника русского языка, это очень правильное решение. В общем-то, оно уже соотечественниками, и это Алексей Викторович знает, и Андрей знает, это уже во многих странах зародилось. Основные культурные праздники ориентировались между 6 июня – Днем рождения Пушкина и 12 июня – Днем России. Но теперь 6 июня у нас, помимо того, что в календаре это День рождения Пушкина, это День русского языка. Это очень правильно, и мы должны сделать все, чтобы многие мероприятия, в том числе по линии Правительственной комиссии, не разбрасывались по году, а концентрировались на этот период времени. Там есть некоторые вещи, которые могут сделать эту дату, недавно установленную, действительно значимой, видной, очень торжественной и очень красивой. Это и привлечение регионов, которые могли бы именно на этом направлении поработать. Это и совместная работа с теми регионами и странами, как это делаем мы в Крыму с Правительством Крыма. Это и направление Федерально-целевой программы «Русский язык». Это и установление типовых процедур. Там есть типовые вещи, которые можно сделать не в одной стране, а можно посмотреть, как это распространить потом. Поэтому, я думаю, что это нужно будет расширять.

    Что касается статуса, это также одна из ключевых тем, которой уделялось огромное внимание в России. Дмитрий Анатольевич Медведев был на первой Всемирной тематической конференции, которая называлась «Статус русского языка за рубежом», это был 2007 год, она проходила в гостинице «Золотое кольцо». Это была замечательная конференция, когда были как раз поставлены вопросы и эстонскими делегатами, и с Украины, и европейцами, как повысить статус русского языка. Вторая такая конференция прошла летом этого года. То есть видно, что некоторые вещи, они реализуются. Вот смотрите, в Латвии прошел референдум. Ну, результаты такие более-менее ожидались. Но тем не менее мобилизация людей, интерес, который был проявлен. Проблема, которая была как бы «под коронкой», все это знали, но никто об этом не говорил, она стала более очевидной, более явной. И будут, соответственно, решения. Или вот Европейский Союз. Вряд ли что-то это изменит в корне для русскоговорящих в Европе. Не изменит. Но, тем не менее, нужно двигаться и нужно искать возможности.

    И в конце я хотел бы сказать, что то, что говорил Вячеслав Алексеевич, не только сегодня, но и раньше, мне кажется, что это очень мудро и очень правильно. Он говорил, что русский язык – это не только связь с прошлым, мы говорим – великий язык, великая культура, великая история, но это во многом и связь с будущим. Поэтому, вот языки во Франции изучают несколько десятков тысяч, их не заставишь. Если он чувствует, ощущение у него есть того, что Россия – это не только в прошлом, но и в будущем будет великая страна – в политике, в экономике и т.д., то вот это и есть развитие страны, ощущение его будущего, изучение русского языка, которое, безусловно, важно. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо, Александр Васильевич, что напомнили мою мудрую мысль (смеется) о том, что Россия, Русский мир, русский язык – это не воспоминание о прошлом, это мечта о будущем. Конечно, только в таком контексте мы можем и глядеть в будущее, и развивать свою кипучую, бурную деятельность.

    Я предлагаю подвести черту под списком выступающих, дав слово тем, кто уже выразил желание выступить с тем, чтобы мы увидели конец нашей дискуссии, после чего я предоставлю слово Сергею Евгеньевичу для заключительного слова.

    Сейчас я хотел бы предоставить слово Светлане Вадимовне Терехиной, заместителю исполнительного директора Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества СНГ.

    Терехина С.В. Спасибо большое, Вячеслав Алексеевич. Спасибо большое за то, что вы пригласили. Я хотела бы сказать несколько слов.

    Я представляю Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества стран Содружества, мы говорим о русском языке как о языке межнационального общения. Не будет русского языка – не будет и общения между нашими странами. Поэтому главную роль мы видим именно в сохранении пространства нашего языка именно в наших странах – странах Содружества, Грузии и Балтии. Это прежде всего.

    Каким образом? Начиная с 2008 года, мы проводим большую работу, не только по национальным языкам. Как раз в июне у нас закончится программа выпуска обновленных учебников по всем нашим странам. Это и все наши совместные проекты, потому что ни один проект не поддерживается Фондом, если он не проходит на русском языке. Это и документация на русском языке, а это значит, что люди, которые участвуют в проектах, должны его знать. Поэтому в прошлом году по просьбе Президента Таджикистана мы начали очень большую работу непосредственно в странах Содружества, в том числе и в Таджикистане, по переподготовке преподавателей русского языка, по проведению мастер-классов. Совместно мы это делаем с организацией стран Содружества по русскому языку. И в прошлом году у нас закончилась наша программа по обновленным учебникам по литературе и русскому языку для русскоязычных школ в Таджикистане, эти учебники у нас дети получили, и они по ним учатся. Мы считаем, что, безусловно, это полезно.

    Следующая часть, так как культура и образование, Сетевой университет стран Содружества, который объединяет в себе 22 вуза, обучение ведет на русском языке. И в этом году у нас двухгодичный курс магистратуры, впервые выпуск. Мы считаем, что его необходимо развивать, поэтому студенты у нас учатся из всех наших стран. Во всяком случае, мы в этом году ведем и дальнейшее развитие его, и считаем, что вот за таким образованием однозначно будущее.

    Поэтому именно вот такое сближение, которое мы будем обязательно продолжать и дальше. Конечно, это пополнение библиотек, и пополнение библиотек русскоязычной литературой, потому что действительно у нас это очень долго не осуществлялось. И конечно, все наши совместные проекты и именно русский язык, на котором они происходят. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо большое, Светлана Вадимовна.

    Ну и последний по порядку, но не по значению, это Алексей Дмитриевич Шмелев, профессор, заведующий Отделом культуры русской речи Института русского языка РАН.

    Шмелев А.Д. Я скажу несколько слов о русском языке, как у нас в стране, так и за границей, и о разных языках народов России. Я, как и Марина Олеговна, обратил внимание на сочетание «поставить русский язык под защиту» из первого выступления Сергея Евгеньевича Нарышкина. И идея о защите русского языка повторялась еще в нескольких выступлениях. Я бы предпочел употреблять не слово «защита», а слово поддержка. Защита создает впечатление о какой-то внешней угрозе, которая, как кажется, ни имеет места. А вот в поддержке русский язык действительно нуждается. В некоторых случаях интерес к русскому языку от поддержки даже особенно и не зависит. Скажем, тут уже упоминалось, что многие иностранцы изучают русский язык, исходя из вполне прагматических экономических соображений. В некоторых областях нельзя достичь успеха без знания русского языка. Еще в советское время большая часть шахматной литературы в мире издавалась на русском языке, и это давало конкурентные преимущества шахматистам из Восточной Европы, где русский язык изучался в школах, и тем самым им легче было читать эту литературу, а все, кто хотел достичь успеха в шахматах, вынуждены были учить русский язык. Но часто интерес к русскому языку объясняется совсем неожиданными факторами. Но, конечно, очень важен интерес к культуре, которая этот язык выражает. Это касается не только русского языка, но русского языка в частности. Так многие начинали изучать русский язык потому, что прочли в переводе, скажем, Тургенева, даже какого-то писателя, которого мы бы, может, и не ожидали, и это им так понравилось, что они захотели выучить русский язык. Или даже просто любовь к русской музыке или русскому балету делала более престижным знание русского языка. Среди, скажем, американцев, занимавшихся русским языком, это был существенный мотив. Хотя все равно, конечно, большая часть изучающих русский язык изучает это постольку, поскольку это финансируется военными организациями, когда в мире растет напряженность. Мы, конечно, не можем к этому стремиться, но интерес к русскому языку отчасти вырастает.

    Но здесь многое от нас не зависит, а зависит только то, чтобы русскость была престижной. Тогда русский язык, который во многих семьях в диаспоре стал, как сказал Андрей Борисович, семейным языком, чтобы он сохранялся, а, может быть, даже чуть-чуть повышал свой статус. Потому что семейный язык – это только язык семейного общения. Чтобы люди начинали учить его приближенно к родному языку и могли пользоваться всеми благами знания русского языка, понимая, что в частности это дает в том числе и конкурентные преимущества. Что касается русского языка в России, тут я бы просто сказал, что опять-таки надо было бы очень хорошо подчеркивать необходимость и желательность хорошего знания русского языка. С русским языком специально ничего не происходит, и мне показалось странным замечание Марины Олеговны, что в русский язык проникает ненормативная лексика. Какая ненормативная лексика появляется, мне это неизвестно, а та, что используется, существовала испокон веков. Но другое дело, что оказывается менее табуированным, а иногда даже чуть ли не престижным ей пользоваться. И вот это действительно некоторая угроза, но она не имеет собственно языкового характера. Но об этом мы можем говорить долго, а три минуты подходят к концу.

    Я скажу еще о языках народов России. Выпускать пять специалистов в год, если это имеются в виду узкие специалисты по языкам народов России, это совершенно нереалистично, потому что такие узкие специалисты нигде не будут востребованы, они не будут иметь работы. А вот чтобы лингвисты изучали языки народов России, они это и делают, но можно поддерживать такое изучение, это добавляет в том числе и конкурентных преимуществ русскому языку, поскольку русские лингвисты до сих пор обычно пишут по-русски, а лингвисты всего мира, желая познакомиться с экзотическими с их точки зрения описаниями, оказываются вынужденными учить русский язык. До сих пор описание, скажем, языков народов Дагестана существует только на русском языке достаточно исчерпывающие. И мне кажется, что это тоже было бы полезно всемерно поддерживать. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо большое, Алексей Дмитриевич. На этом наш список исчерпан, и я передаю слово для заключительного выступления Сергею Евгеньевичу Нарышкину.

    Нарышкин С.Е. Я вместо какого-либо заключения сделаю два дополнительных комментария, даже два предложения.

    Первое касается праздника, о котором вы сегодня говорили. 6 июня новый праздник – День русского языка. И я думаю, что, конечно, нужно, чтобы этот день был отмечен и в парламентской работе. Было бы правильно создать соответствующую рабочую группу. Я, пожалуй, поручу Заместителю Председателя Государственной Думы Людмиле Ивановне Швецовой с тем, чтобы необходимая дополнительная работа была осуществлена.

    И второе. Если говорить об Экспертном совете при Председателе Государственной Думы, о котором я сегодня тоже говорил, то наверняка одним из приоритетных направлений деятельности Совета будет как раз национальная политика в области культуры и языка. Спасибо.

    Никонов В.А. Спасибо большое, Сергей Евгеньевич.

    Мне остается только поблагодарить и многоуважаемого Сергея Евгеньевича, и всех моих коллег по государственной Думе, тех, кто добрался к нам из недалеких краев, тех, кто добрался к нам из далеких краев за то, что вы приняли участие в нашем «круглом столе». Спасибо!

    Версия для печати