ЦСКП
Также в разделе:
Заработала новая версия сайта
Коллеги и партнеры:


  • Rambler's Top100

    Яндекс цитирования

    Стенограмма круглого стола на тему: «Будущее российского телевидения: светское – по форме, духовное по содержанию».5 февраля 2014 г. ЦСКП совместно с АНО «Переправа» и ПЦ «Покров».

    [05.02.2014]

    Людмила Вячеславовна Шувалова (модератор):Слово предоставляется Александру Ивановичу Нотину

    Александр Иванович Нотин: Добрый вечер, мне хотелось бы всех поприветствовать и сказать, что наша сегодняшняя встреча далеко не случайна. Мы все ощущаем общую тревогу. Она подкрепляется как грозными событиями, преследующими уже в непосредственной близости от России, уже не в далекой Сирии и Средиземном море, а уже непосредственно на границе, я имею в виду конечно мобилизацию Украины и тот безусловный факт, что эта смута, этот мятеж может перекинуться в наши пределы. А с другой стороны мы видим страшные веяния, такие как история с этим мальчиком Сергеем, который прошел в класс и расстрелял людей, и впервые в Москве, такого не было раньше в наших школах, то есть макрособытия, микрособытия, и одновременно мы понимаем, что все это взаимосвязано, это все звенья одной цепи, и разные стороны одной медали. Медаль эта – духовно-нравственное состояние нашего общества в целом и нашего телевидения в частности.Не надо никому доказывать, что телевидение – это важнейший ресурс, воздействующий на массовое сознание. Безусловно, наряду с быстрорастущим интернетом, это очень серьезный фактор, который сильно сказывается на всех возрастных, социальных и других категориях нашего общества, но,прежде всего, на молодежи. Неслучайно ещё академик Гинзбург говорил, что современное телевидение – это преступная организация. Мы прекрасно понимаем, что разговор о состоянии нашего телевидения опять же упирается в 2 момента. Первый момент – это свободный рынок, второй момент – это негласный формат и неформат, третий момент – это цензура. Вот мне хотелось бы сказать, что у нас на телевидении есть цензура, но эта цензура относится прежде всего к той проблематике, к тем образным формам, тем смысловым и ориентационным вещам, которые очень близки нашему рациональному генетическому коду, близки нашей традиции, близки нашей исторической мессианской предназначенности, близки русскому духу в самом широком смысле этого слова. Если мы закажем сейчас социологический опрос, соберемся через день и проведем анализ того, какая проблематика ближе всего и милее всего русскому сердцу в широком смысле слова, во всех социальных слоях и категориях нашего общества. Тогда мы выясним, что мнение как минимум 60-70% людей созвучно тому, о чем я сейчас говорю. Они хотят видеть глубокий, серьезный, интересный, проблемный духовно-нравственный продукт, который бы действительно оздоравливал душу ребенку, душу любому человеку. При этом реальный удельный вес этой самой продукции, наших продуктов на телевидении  составляет, дай Бог, 10%. Этот перекос между общественным спросом и предложением вызывает те самые страшные последствия, которые могут привести к мятежу, смуте, русскому бунту, бессмысленному и беспощадному, с одной стороны, и к таким отвратительным, мерзостным явлениям, которые мы сейчас видим сплошь и рядом, с другой стороны. Эта ситуация касается не только телевидения, там есть еще проблема воспитания, образования, науки и культуры в широком смысле слова, везде мы видим этот страшный след, этот страшный перекос. Если говорить конкретно о телевидении, то в приватных разговорах профессионалы телевидения, с некоторыми из которых я поддерживаю дружеские отношения, говорят, Александр Иванович, ну вы же не формат, это с одной стороны. С другой стороны, те же самые люди говорят, что телевидение находится под очень жестким государственным контролем. Получается, что государство пилит сук, на котором сидит? Если мы посмотрим на состояние наших телевизионных каналов, мы увидим,  что подлинно национальное, подлинно отечественное, подлинно духовно-нравственное содержание предлагают единицы или, вернее, некие проценты в общем ценностном и стоимостном ряде, который предоставляется нашей публике. Здесь понятие формат и неформат наталкивается на абсолютное непонимание с моей стороны.  Пример простой. Центральные каналы настолько засорены всякой чертовщиной, шаманами, бубнами какими-то, восточными плутами, экстрасенсорикой, НЛО. Почитайте иеромонаха Серафима Роуза, который 30-40 лет тому назад уже анализировал данное явление в Америке. Он говорил, что это проявление действия духа разделения и духа противления. Дух, который умаляет человеческую душу и ищет, как её поглотить. Сейчас оказывается огромное массированное воздействие, прежде всего, на слабые и неокрепшие души наших детей. А что мы получим завтра? Я прекрасно понимаю, что тот разговор, который мы здесь сегодня пытаемся поднять, является, во-первых, очень непростым; во-вторых, он будет еще более непростым, если мы перейдем к этапу практических шагов и действий. Но здесь сейчас присутствуют представители СМИ, представители общественности, представители Государственной Думы, представители Церкви. Мне кажется, это наш общий вопрос, это наша общая боль. В конце концов,даже в условиях известного засилья неолиберальных элементов у нас есть шанс. Кстати, всем рекомендую послушать выступление Евгения Максимовича Примакова в Меркурий-клубепри Торгово-промышленной палате, где он очень жестко высказался о неолибералах. Наш шанс состоит в том, что и Владимир Владимирович Путин в своей Валдайской речи четко обозначил необходимость для России духовно и физически здорового человека. Это главный ресурс страны на ближайшие столетия. Конечно,нужно определить, что мы понимаем под словом духовность. Почему действительное духовное здоровье разработано тысячелетним опытом Русской православной церкви, изложено в тысячах трудов святых отцов, практически освоено, доказано всем опытом православной аскетики и вполне может быть адаптировано к условиям нашей школы, нашего телевидения, нашего радио, всего чего угодно. Почему этот огромный арсенал опыта и знаний остается невостребованным? Более того, создаются огромные помехи на пути продвижения этого лекарства в умы и сердца нашей молодежи. Где взять этого духовно здорового человека –

    главный ресурс страны на ближайшие столетия. Как его воспитывать, если это лекарство искусственно отсекается от телевидения, от воспитания, от образования и так далее? Образ кого мы пытаемся воспитать в наших молодых ребятах? Чем мы наполняем воспитание душ наших детей? Манной кашей? Я хочу просто транслировать вам свою тревогу и сказать, что основная цель нашего собрания, как мне кажется, сегодня состоит в том, чтобы познакомиться, пообщаться, обсудить и одновременно может быть наметить какие-то практически шаги. Например, я считаю, что закупленные неизвестно на какие деньги – я сильно подозреваю, что на иностранные – 13-15 зарубежных каналов должны быть объявлены иностранными агентами как НКО. Это просто вот частный пример. Вообще надо наводить здесь порядок. Спасибо вам большое за внимание.

    Л.В. Шувалова:Спасибо. Пожалуйста, слово предоставляется ректору Института экспертизы образовательных программы и государственно-конфессиональных отношений, декану педагогического факультета Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета игумену Киприану.

    ИгуменКиприан: Добрый день, коллеги, я единственный священник, как оказалось. В Русской православной церкви у нас только что закончился форум «Международные рождественские чтения»Они проходят уже 22 года.Там собираются представители народа со всей России, и они все высказывают свое недовольство телевидением. Это одно из главных, наверное, недовольств, которое стоит либо на первом, либо на втором месте. У нас телевидение является, в общем-то, самым главным инструментом формирования мировоззрения всего народа. И действительно мировоззрение власти, которое поддерживается телевидением, является еще одной загадкой, которую тоже надо сегодня объяснить. И конечно есть замечательный телеканал«Культура», на которомпоказывают интересные, содержательные и чисто развлекательные  программы. Вообще никто не говорит, что не должно быть развлекательных программ, поскольку человеку нужно отвлечься, но не нужно всё сводить к этому. Самое главное, на мой взгляд, – это стяжать дух народа и направить его на благие цели, но здесь и возникает самая большая проблема. Здесь присутствует Владимир Александрович Грамматиков, известный актер. Мне нравится его подход, это подход от сердца к сердцу, когда он ставит режиссерскую задачу, чтобы сердечко заработало у ребенка, у родителей, у человека. Вообще по-человечески нужно говорить, а такого рода передачи практически отсутствуют. Что можно сказать? У нас есть мировоззренческая церковная основа. Мы считаем, что в советское время у нас был народ православный, но это был советский период. Сейчас у нас капиталистический период, но мы также идем православными мировоззренческими путями. Одной из мировоззренческих основ может быть церковное учение о добродетелях, о добре, о добрых намерениях, о доброй памяти, о добром строении человека. Сущность человека состоит в восстановлении образа божьего. Мне удалось сформулировать, систематизировать учение церкви, святых отцов в моей книге «Воспитание добродетелей», где я собрал объективный многолетний опыт церкви в мировоззренческом плане. Это могло бы стать одним из оснований такогодуховного канала, который бы всех примирял. В заключение я хотел сказать, что у нас существует программа развития духовно-нравственной культуры подрастающей России. В этой программе есть ряд проектов – «Лучезарный ангел» и другие. Данную программу возглавляет Светлана Владимировна Медведева. И вот Светлана Владимировна Медведева порой ставит такие задания, которые являются очень точными, она часто формулирует, что одна из главных линий фронта – это передача детям культуры с использованием имеющихся сейчас возможностей. Развернулась очень драматичная битва, о которой телевидение вообще молчит и не участвует. Наш старец Отец Кирилл говорил, что нужно идти и бороться, потому что все Евангелие исполнено, уже весь мир на ниточке висит, а эта ниточка зависит от того, каким будет народ в России, поскольку он определяетвсю мировую историю. Все зависит от того, будем мы двигаться в направлении духовном, с Богом, или мы будем отрываться от своих корней, своей истории, своих традиций,  тогда мир будет наказан. Светлана Владимировна дала поручение лично мне - разработатьконцепцию телеканала, который бы был светский по форме и православный по содержанию, чтобы в нем не было никаких церковных призывов, священников, чтобы любой светский человек мог смотреть и не подозревал бы, что смотрит православный канал. Однако по сути, по мировоззрению этот канал передавал быправославную традицию. Вот такая была задача, и мы целый год каждую неделю по пятницам собирались. В итоге мы просмотрели около 100 команд,и очень много оказалось таких людей. Я не ожидал, думая, что есть 2-3  работоспособные команды, которые могли бы поработать. Оказалось, на всех каналах без исключения такие люди есть, существуют даже целые группы; есть великолепные идеи, которыеони не могут представить на своих телеканалах. И мы их слушали целыми часами, до полуночи.Они нам показывали свои идеи, и вот мы смонтировали презентацию: 1 из вариантов –

    телеканал «Ника». Ника – это победа, объединение людей на победной основе. Имеется ввидупобеда над собой и  своими страстями, недостатка. Канал должен способствовать формированию победоносного народа в труде и в своем положении на мировой арене. Если удастся показать презентацию, то там вы увидите блоки про питание, здоровье, создание благодатной семьи. Здесь есть темы, связанные с сельскими жителями, с трудягами, со спортсменами. Несмотря на то, что у многих может быть разное мнение о нашем телевидении и очень большое желание поругаться на него, я бы предложил как раз отказаться от этого. Сегодня я буду призывать всех творить добрые помыслы, добрые дела, добрые предложения и сосредоточиться на конструктиве. Нужно задуматься над тем, каким бы мог быть канал, и обменяться идеями. Вторая проблема, ещё более сложная, касается вопросов продвижения и финансирования канала, механизмов его функционирования. Есть возможность сделать интернет-канал. Мог выбирать, и кто мог выбирать, он бы выбирал. У нас сейчас есть 3 православных канала . У нас здесь присутствует директор телеканала «Спас» Борис Иванович Костенко. Это патриарший канал. Патриарх точно таким же образом формулирует задачу, чтобы поменьше попов было, поменьше старых людей, больше молодежи, бодрости. Он призывает раскрывать события сегодняшнего дня, раскрывать проблемы, которые являются не искусственными, а самыми главными проблемами, не отходить от них, и раскрывать в церковном контексте. У нас есть телеканал «Союз», который позиционирует себя по-другому: он для церковного народа и не стесняются транслировать молитвы, богослужения. Для церковных людей есть «Союз», но те, кто возле церкви, – это большинство, у нас 80% крещенных, а 60% считают себя верующими. Таким образом, церковных людей у нас всего 5-10%, в зависимости от того как считать, и получается эта разница между 10% и 60%, которые считают себя православными. Кто это такие?Это люди, которые сами считают, вот на мне крест, я крещенный, я вообще в целом за то, чтобы наше отечество было в основе своей христианским, но конечно полноценной церковной жизни они не ведут. Я знаком с ситуацией в Германии. Немцы уже утомились от мультикультурализма. Как только они начинают говорить о духовном, сразу возникает страх,как на это посмотрят мусульмане, иудеи. Для нас было поразительно, что немцы так устали бороться с мусульманским уже не меньшинством, а большинством, которое их завоевывает, что они взяли и сказали:  Германия является христианской страной, и кто не христианин, не может быть гражданином. А кто не гражданин, тот не может так долго выстраивать трудовые контракты, примерно в такой логике – это от отчаяния, потому что в рамках другой логикиостановить это нет. И мы тоже сталкиваемся с этим. Поэтому я еще раз призываю всех не очень сильно ругаться, потому что здесь как раз на виду все недостатки, а подумать, как можно дальше двигаться. И если возможно, показать 1 вариант. Пожалуйста.

    Л.В. Шувалова: Может, свет немножко погасить.

    А.И. Нотин: Части людей не видно, да? Погромче. На самом деле есть гораздо больше идей и тем, которые на этом канале могут реализоваться, и есть люди, которые готовы это делать.

    Л.В. Шувалова: Спасибо за интересную презентацию.

    Филипп Щипков (корреспондент РИА-Новости): А можно вопрос?

    Л.В. Шувалова: Вопрос.

    Ф. Щипков:Все-таки спасибо огромное, очень интересно. Но не кажется ли вам, что в таком подходе, когда канал является светским по форме и духовным по содержанию,скрыта некая мина замедленного действия: для людей церковных он будет слишком нецерковным, а для людей светских будет еще слишком слащавым?

    А.И.Нотин: Вчера у нас было большое заседание с одним издателем, у которого газеты по несколько сот тысяч экземпляров. Он – церковный человек, а газета у него нецерковная. Когда мы с ним разговаривали, я спрашивал, зачем ты на нецерковных людей делаешь газету, а он отвечал: церковные люди и так молятся, у них совсем другая литература, у них совсем другой мир, это совсем другие издания, в то время как у нас 80% страны не подошло к Богу  в силу разных причин. Поэтому, конечно,передача традиции– это главная линия фронта,главнаязадача. Нет смысла ориентироваться только на 5-10% населения.

    Ф. Щипков: Я просто к чему говорю. Я боюсь, что все-таки для людей церковных это будет слишком нецерковно, это будет неинтересно, и для людей светских это тоже будет неинтересно, потому что они будут говорить, что это церковно, это слащаво, это о каком-то добре абстрактном.

    А.И. Нотин: Почему? Здесь не абстрактное добро, мы считаем, что это не единственный вариант. Но если делать талантливо, то будет интересно. Это будет народный канал, народная передача.

    Реплика: Александр Иванович говорил, что духовная передача – это неформат, но, в тоже время, «Слово пастыря», фильмы, которые делает митрополит Илларион, уже являются форматом. Я понимаю, что это может единственные имена, но возможно стоит взращивать то, что форматно, тем самым привлекаяновые массы?

    А.И.Нотин: Как видите, в нашем канале это тоже не отрицается, здесь есть и патриарх, и батюшки. Это тоже может быть, как естественное явление в нашем обществе. Но все же главный смысл в том, что у нас поле телевидения, являющегося духовным по содержанию и светским по форме, совершенно не освоено. Почему оно не освоено? Можно об этом говорить. По-моему, это поле освоено только на «Спасе» наверное.

    Л.В. Шувалова:Передаю слово как раз генеральному директору телеканала «Спас»Борису Ивановичу Костенко. Пожалуйста.

    Борис Иванович Костенко: Спасибо за приглашение к участию в этой давно ожидаемой дискуссии и серии бесед, мозговых штурмов, на которых коллеги, с которыми мы общаемся, просят пояснить значение терминов, определений, реалий телевизионных, потому что мы часто путаемся. Наше слово «формат» - это термин коммерческий, связанный с индустрией продаж. Продается сериал, продается детская передача, мультфильм продается. «Слово пастора» – это не формат, оно идёт только в утреннее субботнее время, на «Первом канале» никогда формата не было, плюс там политическая задача, продавливаемая много лет назад по инерции. Формат то, что покупает рекламодатель. Вернее рекламное агентство покупает для рекламодателя. В том и дело, что нас пытаются мерить параметрами индустрии рынка, и не надо поддаваться на эту провокацию. Сегодня телевизионный продукт, который предлагается публике, делится на коммерческие каналы, которые продают себя и первое время зарабатывают на рекламе, и на каналы, которые предлагают себя, можно сказать продаются полностью, когда ты подписываешься на них в кабельной сети. Это платные каналы, там нет рекламы. Задача, например, телеканала «Спас»- собирать деньги с кабельных операторов. Мы их формально собираем, правда это рубль - километр. У телеканала«Союз» бюджет состоит из прямых пожертвований.это такой ход, который мы себе позволить не можем. Еще 1 момент, у нас другая степень ответственности, и сегодня пришло такое время, что потребность публики к неформатным каналам, занимающим определенную нишу, переводится в деньгах в полмиллиона в месяц. Больше бюджет тематического канала быть не может, если нет целевого спонсора. Кто-то если позиционирует себя как любитель животных, поддерживает канал про животных. Это все очень сложно. Здесь слова«поддерживает» и «любитель», возможно, самые главные. Сегодня в нашей стране сложилась такая ситуация, что прямая поддержка бизнесом просветительских проектов православного содержания невозможна по разным причинам. Вы помните, когда патриарх пришел 5 лет назад на патриарший стол, были вброшены темы, что есть недопонимания, слухи ходили, фактически это было осуществлено специально, чтобы сделать немодной поддержку Русской православной церкви среди предпринимателей. Сегодня мы ощущаем это на собственном бюджете. Телеканал «Спас» – это исключительно финансирование Русской Православной Церкви напрямую, это очень печально, неприятно, есть отдельные бизнесмены, мы их знаем, но они напрямую все равно не поддерживают. Некоторые просто даже боятся, поскольку поддержка чревата проблемами. Одна из задач сегодняшнего круглого стола – показать, что  нужно формировать общественное мнение св таком ключе, чтобы поддержка таких православных просветительских проектов воспринималась как часть социальной ответственности отечественного бизнеса. И второе – это пытаться объяснять, что такое отечественное телевидение, как в средствах массовой информации делаются деньги, почему нам навязывается эта бесконечная реклама. Крупные компании говорят, мы не можем отказаться от рекламы, потому что у нас нет денег. Поэтому пока мы смотрим эту гадость, потом она формирует человека, который затемберет ружье и идет стрелять. Если вы помните, на 7-м Русском соборе, по-моему, 3 года назад было опубликовано исследование Санкт-Петербургского университета, где посчитали, сколько у нас в день на ведущих каналахв России происходит убийств. Там цифра была больше 400. Это страшные цифры. Сегодня, когда началась дискуссия в связи с событиями в Отрадном, как же так, нужно воздействовать на наши средства массовой информации, у нас там  полный либерализм. Вторая история связана с телеканалом «Дождь». Вот кстати вам хороший пример, когда общество нашло все-таки в себе силы сформировать своё мнение В результате стало неприличным кабельным операторам, спутниковым агрегаторам поддерживать этот канал. Там пытаются в суд подать, вы слышали. Но нельзя подать на партнера в суд, если он не хочет это покупать. Я не могу заставить потребителей купить канал «Дождь».  Лишить лицензии незаконно – это правда. Но, как выясняется, у таких проектов как наш, или у телеканала «Дождь» лицензия не является принципиальной вещью. Главное – это регистрация средств массовой информации, а уже лицензию имеют кабельные спутниковые операторы. История с «Дождем» - это пример, когда можно сформировать общественное мнение. То же самое можно делать по поводу просветительских форматов. У нас все идет сверху. Например, канал «История» был продавлен. Вы знаете, долго разговаривали, в итоге холдинг взял на себя ответственность. Там нашли руководителя Алексея Низова, которого я лично хорошо знаю. Мне известно,как это все происходило. И было принято решение. Я дальше могу долго рассказывать про свой канал, про свою ответственность и про то, что происходит. От своих кратких общений со святейшим патриархом, частотность которых усилилась за последнее время, могу сказать, что ситуация очень сложная. Ну как он может требовать создания информационных форматов, он даже аккуратно высказывается, что нужна информационная лента. Слово «новости» мы не произносим, поскольку понимаем, сколько это стоит. Что это значит? У нас ведь есть какие каналы? Правильно, «Союз» для церковных людей. Есть каналы тематические, такие как «Глаз» на Украине, как «Радость моя» - они профессионально работают в своей нише и являются нашими партнерами – мы показываем программу«Спаси господи». А наш канал православный, он должен продвигать православный опыт жизни. Если переводить на пропагандистский язык, то мы должны предлагать публике интерпретацию актуальных событий, фактов, реалий, явлений, персоналий, происходящих в нашей жизни и за рубежом с определенных позиций, каких? С позиций национальных государственных интересов Российской Федерации,нашей Родины, с опорой на традиционные, консервативные ценности в данном случае. Ваш покорный слуга 2 года продвигает программу «Консервативный клуб»на телеканале Спас. Это единственныйпроект такого рода в стране, жестко с позиции силы продавливаемый. Сейчас увидите через несколько месяцев, какие тезисы будут озвучены с самых высоких трибун по поводу консерватизма в ближайшее время, я уверен в этом. Должно быть соборное традиционное понимание, православное в частности,христианской этики и  моральной нравственности, то есть мы должны давать нравственную оценку. Причем патриарх всемговорит, выступая перед юристами, дипломатами, спортсменами, что нужно давать нравственную оценку тому, что происходит. Сегодня, как вы знаете, публикаходит в концертные залы на исполнителя, а не на Чайковского, они ходят на Мацуева, поэтому и конкуренция. Для того чтобы продукт, канал в целом был конкурентоспособным, нужно предложить что-то оригинальное. Того, что мы называем консервативным подходом все боятся: либеральная система журналистская в нашей стране как карточный домик, она может рухнутьтолько при одном условии, что будет разрушена ее монополия. Это всегда так было, поэтому кто же осмелится из бизнесменов крупных, связанных многочисленными связями, в том числе и зарубежными, бизнесом, счетами, которые там находятся, откровенно поддерживать телеканал «Спас». Как это возможно? Тайно может быть, а открыто вряд ли, поэтому здесь очень большая проблема. Мы понимаем, что у публики ожидания очень высокие. Очень боятся, когда с телеканала «Спас» пойдут новости. Я могу похвастаться немного, чтобыоптимизма добавить, что вчера пошел 1-й эфир из нового павильона. Наконец-то у нас есть собственнаятехническая базаканала, раньше её не было. Мы были нищие, все было в аренде. Сегодня имеется собственный 425 метровый павильон на студии Горького, оснащенный по последнему слову техники. С возможностью выходить в прямой эфир круглосуточно, ежедневно, передавать новости. Платформа для этого есть, там нужны люди, нужны съемочные бригады и так далее. Фактически мы сегодня придаем проекту огромное значение, вчера мы вышли в первый эфир. Патриарх очень в этом смысле доволен, поддерживает нас и так далее, но времени практически нет, он просил ускорить. Миллиард рублей русская православная церковь должна платить ежегодно до скончания века за распространение на всю территорию Российской Федерации  в новом цифровом формате. Сейчас не буду вам рассказывать, что никто цифровой канал пока не смотрит, что не отключили аналог, что другие наши партнеры, операторы 5-го канала или СТС, должны содержать аналоговую и цифровую сеть. Государство очень некорректно себя здесь ведет, я даже про нас не говорю, мы отделены от него, но телеканал «Звезда» не отделен, но он тоже должен платить миллиард, а у него весь бюджет миллиард. Здесь государственная политика должна быть. Нужно выйти с предложением в Государственную Думу, изменить бюджет, и внести  телеканал «Спас» и «Звезда» на мультиплекс. Для этого нужнодобавить деньги через госбюджет. Это не прямая и косвенная поддержка, это государственное решение. Еще один тезис, который я всегда говорю на таких встречах, каким образом можно государственно регулировать телевидение. Я давно в Госдуму писал и выступал, когда «Останкино» акционировали. Мы защищали интересы «Останкино», выступали с трибун Государственной думы. Я тогда сказал, что просто убрали конкурентов в борьбе за власть, ох как им это всем не понравилось тогда. Убрали  государственное телевидение, которое называлось «Останкино», и поделили между собой рынок тех производителей, часть которых сегодня осталась. «ВИД», 7 или 5 крупных производителей, поделили рынок сбыта. А государство издало самый либеральный закон о СМИ, согласно которому делай что хочешь. Некоторые наши политики говорят, что государство должно уйти из системы СМИ. Но тогда получается, что если зайдут деньги с Запада, то мы противостоять этому не сможем. Пример конкретный – Украина. Там практически все крупные информационные каналы подконтрольны антигосударственным и деструктивным силам, а от нас требуется ввести конструктивную пропаганду, но это на порядок сложнее и дороже. Нужнопринятие закона о защите нравственности и этики, введение высшего совета, введениефранцузской модели, где даже язык квотируется, где очень жёстко прописаны требования и регламент. Попробуйте что-то сказать во Франции, лишат лицензии, еще штраф выпишут. По идее с «Дождем» там бы  разобрались быстро в такой ситуации. Представляете, что про де Голля глупость какую-то сказали, сразу бызакрыли. Рынок не является идеальным регулятором в системе информационного обмена. Почему нужно всем подряд давать доступ к источнику информации?Нужно регулировать, должны быть гранты, господдержка, оплата сигнала, плата за распространение, так называемый соцпакет. Почему в соцпакете 12 каналов, а не 15, почему канал «Радость моя» не зарегистрировать бесплатно в пакет, добавив ему государственной грамотой функцию образовательного и учебноготелевидения?Всё это можно осуществить, только этим надо заниматься, надо драться, надо выступать, надо предлагать. Сейчас консервативные партии поднимают голову.спекулируют даже на этом слове, не знаю, искренне, не искренне, конъюнктурно, не конъюктурно. В крупных партиях  есть фракции, подфракции, центр, так или иначе говорящие о консерватизме, о консервативной концепции, все вроде поддерживают русскую православную церковь. У нас есть концепция социальная, там много чего написано интересного, никто правда не читал. Но те, кто читал, знают. Поэтому там главнаятема, которая сегодня заявлена, что делать. Есть рычаги воздействия. В первую очередь, через парламент, но также и через общественность.Двумя путями надо идти. Есть дружественные информационные ресурсы.Там тоже очень много актуальных материалов пишется, нас там цитируют, обсуждают, но это капля в море. Здесь есть большая проблема. Могу ответить потом на вопросы. Извините меня, но я действительно на первом крае,можно много слушать экспертов, но крайний тут – это я, кто за все это отвечает. Мы светский канал, но фактически должен быть и общественно-политический канал, и просветительский, и коммуникаторский, и детский, спортивный. Все, что здесьбыло перечислено, должно быть у нас. Нужно формировать общественное мнение, чтобы для тех, кто  может помогать, это было почетно, чтобы они не скрывали то, что они могут и хотят  помочь. Спасибо.

    Л.В. Шувалова: Спасибо.

    Реплика: Вопрос короткий можно? Скажите, пожалуйста, то, что вы сказали, это вроде бы здорово. Но речь идет о том, что у нас исключено искусственно из общественного дискурса политическое православие, которое могло бы добиваться для себя информационных прав, если угодно. Если исходить из теории прав человека, главное право человека согласно христианской антропологии,- это право на спасение души. Любая структура, которая покушается на право спасения души человека, должна быть отсечена в информационно-духовном плане. Решаема ли в принципе эта проблема без адекватного политического представительства на федеральном, региональном уровне?

    Б.И. Костенко: 20 лет назад, когдаслучилась перестройка и был принят закон о средствах массовой информации, фактически весь информационный рынок был захвачен нерационально ориентированными силами. Чтобы говорить серьезно, нужно провести контент анализ содержания российской прессы, а так же радио и телевидения. У нас не было за последние 20 лет ни одного приличного исследования на эту тему, все прекрасно понимают, что нужно держать эту страну в рамках трубы и ее обслуживания. Зачем провоцировать в людях дискуссию. Зачем констатировать то, о чем мы сейчас сказали? Это значит, а чем же власть занимается, мы выйдем на тезис, что власть у нас антинациональна, это мы можем далеко зайти с одной стороны, но вы прекрасно понимаете, что происходит. Поэтому умеренные консерваторы, умеренные христианско-ориентированные организации, православные общественные деятели, которые последние год-два стали не стесняться декларировать свои взгляды и свою православную ориентированность. Все скандалы с ЛГБТ сообществом какразочень ярко провели линию разделения.Потом, много лет православных держали в нише маргиналов, сумасшедших, мракобесов.Это только сейчас стал делаться акцент на православном патриотизме. Извините, не так давно это произошло, если бы ситуация в России была бы получше, неизвестно что было бы. А когда сложности, мы знаем, что только национальный фактор, объединение народов для конкретных целей может сплотить нацию. Если завтра кризис, как мы будем держать страну? Поэтому власть вынуждена сегодня опираться на национально-ориентированные силы, которые обеспокоены судьбой Отечества своего, и подрастающего поколения. Слава Богу, есть Путин, но у него были трудности, он не мог раньше это сделать, а сейчас может. Мы же не заем всех механизмов, сейчас не место обсуждать, но не надо стесняться.Власть, истеблишмент российский вынужден считаться с православием, и мы должны этим воспользоваться, у нас есть исторический шанс, неизвестно, что будет через год-два. И патриарх торопит, говорит, что нужно быстрее, интенсивнее. У нас очень мало сил, но мы стараемся, это тоже надо понимать. И иллюзий тут никаких никто не питает. Этот круглый стол, который так или иначе связан косвенно с правящей партией, еще несколько лет назад был невозможен. А сейчас это нормально, мы сидим, обсуждаем.

    Л. В.Шувалова:Пожалуйста, Сергей Григорьевич, начнитедискуссию.

    Сергей Григорьевич Волобуев:Тема сегодняшнего мероприятия, на мой взгляд, идеально соответствует формуле общественного запроса на то качество телевидения,  каким хотели бы мы  его видеть сегодня: ценностно-насыщенным, но без какой-то, может религиозности.Прошу прощения, все знают, как я отношусь к церкви, это надо учитывать, что даже среди массы сегодняшних православных и воцерковленных людей далеко не всегда есть спрос на религиозность. Она сегодня носит искренний характер, но не всегда проявляется в той культурной форме, как это было распространено 20 лет назад. Тогда это было неизбежно, а сегодня православия стало такмного, хотя зачастую это не бросается  вглаза – это уже хорошее обстоятельство, очень важное. Внешне человек не идентифицирован, что онправославный.Нучеловек и человек.Ты с  ним  однажды разговорился, в другой раз встретился в храме, и выясняется, что ваши дети ходят в одну воскресную школу, при этом не носят «фенечек», что зачастую  и не нужно.Тема сегодняшнего круглого стола выражает общественный запрос. Другой общественной проблемой, более глубокой, является возможность ее реализации. Мы затронули тему о том, что без политического отработанного механизма, без реального политического действия, эта проблема не решится. Сегодня сложилась  парадоксальная ситуация,когда мы видим серьезные подвижки в ценностно-ориентированной политике, освоении цивилизованной самобытности.Это происходит и в элитах. Еще в большей степени это отмечается среди грамотных людей,внутри народных масс.К сожалению,медиаэлита, научная, экспертная, интеллектуальная - они являются представителями иного ценностного и цивилизационного контекста, и, обладая средствами воздействия вверх по вертикали,  вниз и вширь, они фактически осуществляют то, что можно обозначить как перехват суверенитета. Действительно, общественное мнение у нас по формуле демократии является основой легитимности власти, основой законодательного процесса и так далее, все равно общественное мнение является базовым. Оно реально существует, другое дело кто его выражает, кто его начинает конструировать. Это как раз ключевая проблема.Действительно ли является общественным мнением то, что сегодня нам в качестве такого представляется. Насколько корректны рейтинги, насколько корректна вся система замеров, на которой зиждется эта система, насколько эффективна реклама. Я могу много говорить. Насколько эффективна реклама, кто разбирался на самом деле. Даже в этой сфере все неоднозначно, и корректно, с одной стороны, проблема обозначена, я согласен с посылом, другой вопрос, насколько политическое христианство может сегодня и православие состояться – это большой вопрос. Считаю глубочайшей ошибкой и несправедливостью исключение создание партии по религиозному принципу, опасение того, что это привело бы к созданию исламской партии. Ну и привело бы!Было бы несколько христианских партий, вместе бы сели, обсудили, но был бы нормальный рабочий вариант конструктивного диалога, вотирования представительства и некого уполномоченного представительства той части людей, которые разделяют эти ценности. Но если говорить о теме нашего обсуждения, то общественное телевидение светское по форме и духовное по содержанию это реальный запрос,который сможет быть реализован при серьезных и масштабных политических действиях. Нужна политическая сила или альянс таковых, который может ситуацию продавить, именно политически имеется в виду.

    Л.В. Шувалова:Слово Валерию АлександровичуГрамматикову.

    Валерий Александрович Грамматиков: Нам нужно опуститься на дно в кювет, чтобы потом вскочить, начать действовать, понимать друг друга, слышать друг друга, и есть желание собраться всем вместе, слава тебе, Господи. Мы все понимаем необходимость создания канала. Понятно, что федеральные каналы с сегментами детских, образовательно-просветительских и духовных передач – это недостаточно.  Трудно себе представить продукт такого рода, как был представлен, на Первом канале, НТВ или ряде других. Идея создания самостоятельного канала правильная и абсолютно верная. Мы пытаемся через год изменить закон о рекламе, который вернул бы детское вещание на федеральных каналах. Вроде реакция есть, нам обещают. Сейчас мы думаем, есть ли смысл ломиться на эти каналы с детским вещанием, потому что настолько дискредитировано это все. Ясно, что есть новые форматы человеческого общения. Нужно смотреть вперед. Объективные цифры, которые мы получаем, говорят о том, что подростки не смотрят телевизор. Это все блеф рекламы, что они смотрят. Потому что без одного не будет другого,  без рекламы не будет этих великих рекламных деятелей. Понимание того, что уже конец и край – это очевидно. Теперь поповоду того, что я увидел на презентации – это не очень очевидно. Потому что когда рассказывается про все – нужно очень четко понимать адрес. Пусть сначала будет небольшая аудитория, будет разрастаться, но нужно четко выстроить, для кого этот канал, с кем он будет вести работу. Сейчас делать канал для всех – это ни для кого, так как общество устроено очень избирательно. Мы все, прежде чем присоединиться к движению и направлению, крепко подумаем, потому что все дискредитировано, поэтому важно с адресности начать. Я бы пошел свот скакой точки зрения, если говорим о духовности канала, нужно подумать, где она осталась: территории очень мало, в семье нет, в обществе нет, в нашем школьном образовании нет, где есть? Где те крупицы, из которых собирать. Понятно, наследие есть только в наших традициях. Почему все говорят, чтобы не видно было церкви? Мне кажется, что, наоборот, она должна быть видна в другом ракурсе. Тут нельзя кокетничать, в противном случае будет ощущение, что опять кто-то что-то не додал, или кто-то не пускает, кто-то запрещает. Наоборот, мне кажется, нужно в открытуюговорить, что кладезь духовной жизни следует черпать из церкви. Огромное количество людей в ней нуждается. Нужно, чтобы я знал, что я включу и увижу то, что я хочу, но меня не обманут, и не размыто должно быть, какую-то рельефность, селекцию нужно обязательно сделать, на мой взгляд. Спасибо. Можно добавить чуть-чуть? На телеканале «Россия» идёт программа «Мусульмане» -  да, этоне формат, она идет в будние дни утром, ее мне чрезвычайно интересно смотреть как православному человеку, потому что они не боятся себя позиционировать как мусульмане. Это чрезвычайно интересно, они не стесняются ничего говорить, онисвободны, делают очень интереснуюпрограмму, несмотря на то, что ведущая в хиджабе, с чем-то ассоциируется, но это очень интересно, этого не стоит стесняться.

    Л.В. Шувалова: Коллеги, по регламенту замечание. Уже достаточно поздно, прошу держаться в рамках регламента. Сергей Александрович хотел выступить.

    Сергей Александрович Глотов: Чем ответили на события в Украине? Ничем не ответили, экономически мы не ответили, политически еще больше спрятались, ждем, когда накатит еще сильнее, хотя уже вооруженные формирования на Украине создаются.Только фильм «Тарас Бульба» показали, хоть что-то сделали. Это произведение, которое немножко мы помним, показываеткак жить. Почаще бы его показывали, в том числе на Украине, а может быть и в церквах бы бесплатно раздали фильм, чтобы всем показали, раз такая острая ситуация. Телевидение – это организация, которая стоит сегодня над обществом и государством, и зачастую управляет ими. Те, кто сегодня стоит во главе телевидения, формируют взгляды, мнения, представления, причем на свой лад. Что касается попытки сделать общественное телевидение, то я написал заявление, подал все документы. Я -  доктор юридических наук, профессор, через несколько дней отмечу 55-летие. Знаете, что мне ответили? Вас представляла партия, нечего делать вам на телевидении. А я может тоже хотел себя в роли телеведущего попробовать. Нам нет места на телевидении, это совершенно ясно и понятно. Хотя меня иногда приглашают. Дальше что хотел сказать. Конечно, вы уже многие правильно сказали. Поскольку я занимался международным правом немножко, то посмотрим на Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении, умные люди, 1979 год, Совет Европы, еёпересмотрели в 2002 году. Там черным по белому написали, как должно вести себя телевидение, ничего не надо выдумывать. Программы, в целом их представление и содержание, должны обеспечивать уважение и достоинство человеческой личности, её основные права. Не допускается, черным по белому цитирую, быть непристойными и в особенности содержать порнографию. Дальше нельзя чрезмерно выделять насилие и способствовать расовой ненависти.. Конечно, этот мальчик, 10-классник, отличник, сын милиционера или офицера, насмотрелся фильмов и идет просто решить вопрос с учителем, приличным человеком. Догнали и перегнали Америку, аспирант вчера убил профессора, не стали об этом говорить, про Бутово тоже не говорим, азербайджанцев избивают, потом убивают русские узбеков, дальше не стоит говорить. Потому что дальше больше пойдет риск насилия. Теперь статья 14, касающаяся рекламы. В конвенции черным по белому написано: нельзя прерывать целостность и значимость программы, художественного произведения. Все понятно, об этом говорили в Думе Государственной много раз:можно прерывать передачу через 45 минут, максимум через 20 минут, а на телевидении масса кусков, перебиваемых рекламой. Противно смотреть, потому что люди выключают телевизор, переключают на другую программу, а там тоже реклама, как сговорились. Поэтому здесь влияние и рольГосударственной Думы чрезвычайно важны. Надо поставить перед той площадкой, которая действует на Охотном ряду дом 1. Сначала здесь обсудили, потом пошли туда, выступили на общественной трибуне, в предпарламенте. В советах парламентских партий. Здесь мы сидели, обсуждали проблему ЖКХ, помните? И был Александр Иванович. Просили, создайте министерство ЖКХ, может оно поможет решить проблемы. Смотрим, и министерство появилось ЖКХ, которое нам теперь может быть чем-то поможет нам, как пример. Что-то мне не нравится в этой презентации, но понятно, что люди стараются. Это мы в русских сказках живем, у нас добро все равно должно победить зло. Конечно все, что происходит – это безобразие. Нужно формализовать процесс. Минкульт недавно предложил 100 фильмов, давайте ребята 100 фильмов в школу, давайте зачеты принимать не будем, но посмотрим, видели ли вы 100 фильмов. По-другому нельзя, они живут в другом мире, никто не читает, не видит, давайте возвращать их к жизни. Там есть интернет-зависимость, все установлено, в разной форме. Надо что-то делать. Предлагаем нашу тему через 2 месяца обсудить в формате общественной трибуны, советовпартий при Государственной Думе. Нужно показать необходимость того, чтобы нравственно-духовные основы нашей жизни вернулись на телеэкран. Подобно тому как возвращаются духовно-нравственные основы чуть-чуть в наше законодательство. Приведу последний пример. Открываешь некоторые изменения в действующее законодательство. Там написано, сенатором должен быть человек с приличной репутацией. Совершенно неправовая формулировка, как может быть человек с приличной репутацией? Как ее наполнить юридическим смыслом? Давайте посмотрим, какая будет реакция. В добрый путь. Спасибо.

    Л.В. Шувалова: Спасибо, я бы хотела Павлу Анатольевичу дать слово.

    Павел АнатольевичПожигайло: Прежде всего,я президент Фонда изучения наследия Столыпина. Мы поставили памятник Столыпину рядом с домом Правительства – это очень важно, потому что нам говорили, что такоеневозможносделать в одиночку, но мы это сделали, собрали средства со всей страны, на деньги народа все сделали. Год назад была идея создать правовое общество, мы создали правовое общество. Я к чему это говорю, что конечно многое возможно, и один в поле воин, это первое. Очень важно, чтобы было внутреннее решение человека, нужно не бояться и делать. Второй момент. Уже как офицер военной разведки говорю, что 5 обученных солдат побеждают 50. Потому что много что делается, но это партизанщина чистой воды, причем много хороших простых людей. Но иногда мы должны подумать о грамотной системной самоорганизации русского народа. Мы все читали «Братьев Карамазовых» Достоевского, и прекрасно понимаем, о чем говорил Достоевский, так вот моя интерпретация, в 1917 году убили Старуху, после этого русский народ пошел на каторгу.Европа органично умирает, мы видим вырождение традиции, появление всей гомосексуальной тенденции. Видим это мы прекрасно, что там происходит органичнаяэтическая и логическая система движения к концу. Возвращаясь к России с моей точки зрения, первый вопрос который надо задать себе, какова модель политического устройства для нашей страны, соответствующая православной вере? Очень важно, потому что если мы ошибаемся в аксиоматике, то все теоремы наши не работают. Мы прекрасно видим конфликт между экономической и политической системой с одной стороны, и духом народа с другой, о чем говорил Бердяев. Мы видим социальное расслоение. Мы видим, что то, что происходило в 19 веке, происходит сегодня, и чтобы прогнозировать это, не нужно, Достоевский прекрасно все написал. Вся картинка совершенно очевидна. Безусловно, в этой картинке есть такой момент. 3 собора, которые мы построили недавно, стоили 200 миллионов долларов. Никто не подумал об альтернативе. В последнее время я занимаюсь восстановлением храмов, и задумываюсь, что может быть не надо золотить иконостасы, может быть в большей степени эти деньги потратить на народ, который в последнее время начинает все больше напрягаться на дорогие машины священников, на золотые иконостасы. Причем должны быть золотые иконостасы, но общество больное. В целом эта картина ставит серьезнейший вопрос, вообще в какой исторической парадигме мы сегодня живем. 80% политического успеха в нашей стране – это телевидение и средства массовой информации. Власть зависима от средств массовой информации, потому что 80% виртуального пространства политического создаётся средствами массовой информации. Соответственно власть думает с одной стороны, я на 100% выиграю выборы, если СМИ гарантируют победу,  а взамен им остаётся реклама. Эта системе, с моей точки зрения, не присуща нашему историческому государству, а тем более историософской православной идее точно не присуща, потому что в ней есть виртуальность. Я считаю, что нужно серьезно думать об организации людей православного толка, надо говорить о кадровой политике, и занимать те места, которые нужно занимать, не надо этого бояться и стесняться. Вчера был общественный совет Министерства культуры, я являюсь одним из его руководителей. Разговор шел о строительстве 200 культурных центров по всей стране. Сейчас, слава богу, Министерство культуры на нашей стороне. С Введенским, когда он был назначен, мы вместе исповедались и причащались в алтаре - там нет противников православия, все зам.министры- нормальные люди патриотического толка. Вот сегодня не достает какой-то организации, которая бы формулировала профессиональные походы, технологии. Я приглашаю всех к работе нашего совета, потому что сейчас стоит вопрос, какие центры построить. А что внутри них? Мы нашли тему хорового общества, слава Богу, у нас 300.000 человек, когда дети поют песни, они поют слова, они проговаривают эти слова. Когда была встреча с Путиным, мы 40 минут сидели вместе, он слушал хор, не поверил сначала, как чисто и хорошо поют. Сейчас надо безусловно входить в деятельность, Министерство культуры точно нас ждет, там нормальные адекватные патриотично настроенные люди. Нужно участвовать в этих программы, которые сейчас делают по строительству центров, по финансированию кино, системе образования. В этом году будут меняться 14 руководителей вузов, включая Консерваторию, Гнесинское училище и так далее. Но мы должны подготовитьсвои кадры. Я не говорю про все, там разные люди есть. Но тем не менее все равновстает вопрос, кого. У либералов всегда есть люди, у них 10 человек на место.. А что такое человек встал на место руководителя Гнесинской академии или ГИТИС? Я не говорю об остальных местах, которые тоже ждут окончания контракта. Их надо занимать спокойно, просто занимать, потому что когда будет критическая масса этих людей, очень многое можно будет сделать. И последнее, я хотел отразить, что фактически сейчас в реальном режиме поставлена задача президентом. Путин меняется, я согласен с Борисом, я встречался с ним 5 раз на Фонде Столыпина.

    Эти изменения видны, по моему мнению. Мы молимся за него всей семьей, я считаю людям православным надо молиться за президента, какой бы ни был, как бы ни относились, и я искренне молюсь. Сейчас он поставил задачу сформировать культурную политику России до 2025 года. Эту работу Иванов возглавил, это очень серьезный документ. Очень важно, чтобы мы были внутри этого формирования, мы сейчас договорились с Толстым, этот интерфейс будет, я всех приглашаю к сотворчеству. Вчера на Совете Федерации мы как раз докладывали тезисно о том, что культурная политика без Министерства образования – это просто смешно. И без гуманитарного образования в средней школе это тоже смешно. Первый пункт этой политики 4 часа русской литературы, 4 часа русского языка в неделю, 2 урока пения или музыки и так далее. И на основе этой концепции будет формироваться дальше программа, законы и так далее. Очень важный момент, здесь позиция церкви очень важна. Плюс концепция телерадиовещания. Надо сделать как во Франции,  они сделали сильные и слабые каналы одинаково пропорциональными по мультиплексу, один рекламный общий бюджет, и пропорциональная оплата в зависимости от получаемой рекламы, тогда вы не будете платить миллиард в месяц, а будете в доле. Когда они говорят, что государство должно платить, а давайте посчитаем. Если платить за Первый канал, это стоит 3 миллиона доллара в год, давайте обратную сторону посчитаем, если отдаем на откуп рекламе и не платим, давайте посчитаем, сколько мы платим за суициды, колонии, в которые люди идут, за расстрелянныхлюдей, сколько тратим на наркоманов, цифры в 10 раз больше. Это ложь, что невыгодно платить за телевидение, это ложь несусветная, они государство обманывают. И последний пример. Церковных людей не потеряют эти каналы. Почему мы не смотрим? На диване не всегда удобно сидеть, когда идут молитвы и богослужения Безусловно, не надо бояться, такой канал найдет своего зрителя, не надо бояться. Что-то подправится потом. Не надо бояться, никакая реклама, которую показывают центральные каналы, не стоит тех денег. Этот вопрос как раз концептуальный, который всем вместе надо проработать в отношении политики СМИ. Нужно попробовать заложить его в эту концепцию культурной политики. Спасибо.

    Л.В. Шувалова: Спасибо, Данилова Анна Александровна. Главный редактор портала «Православиеи мир».

    Анна Александровна Данилова: Добрый вечер, спасибо большое. Я постараюсь кратко. С точки зрения телевизионной за телевидением я наблюдаю со стороны, поэтому не совсем здесь специалист. Помимо того, что я главный редактор интернет-портала «Православие и мир», я также преподаю на филологическом факультете МГУ, и хорошо себе представляю, что такое современные молодые люди, может быть лучшие.  . Портал «Православие и мир» создавался с нуля, на коленке, на сегодня существует уже 10 лет. Первые  6 лет мы существовали полностью без бюджета, только на 6-й год стали привлекать пожертвования читателей и работать на системе крауди аутсорсинга. На сегодняшний день посещаемость составляет 100.000 человек в день без внешней рекламы – это четверть аудитории «Эха Москвы», треть аудитории «Коммерсанта», и в несколько раз больше, чем аудитория издания Men’sHealth, Vogue и так далее, которые нам говорили 10 лет назад, что никто не будет читать про духовное, когда есть эти молодежные, желтые и прочие издания. На примере интернет среды мы видим, что это не так, что аудитория способна сделать выбор в сторону хорошего нравственно чистого продукта. В том, что касается нашего телевидения, мне грустно, что на нашем телевидении нет аналога того, что существует на этом, несколько раз здесь негативно упомянутом, американском телевидении: у нас нет ни одного аналога канала NationalGeographic, у нас нет ничего подобного AnimalPlanet. Это абсолютносветские прекрасные каналы, которые 24 часа в сутки поставляютхорошийконтент. Когда мы говорим о нашем телевидении, у нас клейма негде ставить. 20 лет мы про это говорим, и результата не появилось. На нашем телевидении нет ничего такого, что мы можем зрителю посоветовать посмотреть. Идти здесь надо, мне представляется, не от того, чтобы в очередной раз ругать владельцев каналов, спонсоров, а от контента. Если появляется контент, который аудитория смотреть хочет, хороший контент, то дальше будут возможности продвижения и развития. Недавно мне рассказали, как на американском телевидении канал FoxStudios, которому запретили давать частоту, сохранил свои позиции благодаря тому, что зрители звонили во все компании и требовали. Это был контент, который аудитория хотела иметь дома на телеэкране. Несколько дней назад отец Георгий Коваленко – пресс секретарь Украинской православной церкви – рассказывал про свой опыт общения на одном из украинских каналов, который располагается в комнате примерно такого размера. Я не запомнила названия канала, но он делается на коленке небольшой командой. Так вот, когда вечером он пришел домой после эфира, оказывается, все друзья его детей, молодежь смотрели этот эфир, заранее они не были предупреждены, но этот канал смотрят все, хотя он сделан небольшой студией и небольшимиусилиями. Если существует настоящий интересный контент, то дальше возможности очень широкие. Другое дело, контент не должен навязываться только на основании того, что мы считаем, что нашей молодежи нужен этот контент, им нужно показать про это. Надо чётко понимать, что сама молодежь готова смотреть, в  чем готоваучаствовать, какой продукт они готовы потреблять. Многие подумают, что только «Камедиклаб». Нет. Если посмотреть, что молодёжь смотрит? Молодежь вся в интернете. Нужно говорить о формате интернет-телевидения серьезного и масштабного, такого плана, какой сделал в интернет пространстве канал «Дождь». Не будем говорить о содержании, а будем говорить о форме. Это то, что все смотрят. В интернет-пространство надо идти, чтобы молодежи было понятно. Единственный проект для молодежи, который более-менее всех вернул на телевидение, это был сериал «Школа» Валерии Гай Германики несколько лет назад – это была последняя попытка как-то вернуть, все равно все скачивают с интернета. Дальше надо понимать, что современная молодежь испытывает колоссальный голод по разумному, доброму, хорошему, вечному. Посмотрите, какое количество социальных добрых созидательных проектов сегодня существует, начиная от тушения пожаров, заканчивая обществом «старость в радость», который придумали студенты филологического факультета. Они пишут бабушкам, ездят в дома престарелых на концерты. Это колоссальный потенциал, посмотрите на сообщества групп в соцсетях, этот потенциал огромный. Кто сегодня смотрит «Дом 2», до них эти группы не дошли, но запрос колоссальный. Чтобы что-то делать, надо четко понимать, кому делаем, что делаем, как дальше это можно проводить. И 2 слова по поводу телевидения и продуктов, которые могут быть внешне социальные, а внутри православные. На западном телевидении есть опыт социального кинематографа и телевидения. Посмотрите кассовые семейные американские фильмы, вы в них увидите четкие ролевые и социальные модели. Сериал «Отчаянные домохозяйки» - один из самых кассовых мировых сериалов. В каждой серии, если смотреть внимательно с точки зрения эксперта, разбирается конкретная социальная ситуация, как быть, что делать, если муж оказался инвалидом на коляске, как быть, если ребенок все крушит и ломает, и уходит из дома, каждая серия дает подспудно разбор действий. Это представлено сегодня в западном телевидении, социальный подход к кинематографу. Резюмируя, главным должна быть не деструктивная критика существующих проектов, а мозговой штурм, попытка понять, что можно предложить, какой будет контент, ради которого молодежь будет готова звонить на соответствующие компании, требовать, просить, с которыми она будет готова пойти. Теоретически это возможно, а практическикадровый кризис очень колоссальный.

    Л.В. Шувалова: Спасибо. Еще 3 выступающих записалось. Сейчас выступит Божко Инна Григорьевна – председатель политической партии «Партия духовного преображения России». Потом Сергей Васильевич, будете?

    Инна Григорьевна Божко: Добрый вечер, спасибо за предоставленное слово. Я хотеласказать слова благодарности игумену Киприану. Спасибо за презентацию. Он смелый человек и большой труженик.игумен Киприан сегодня презентовал свою вторую книгу. Но сегодня речь идет о телевидении. На сегодняшний день все зависит от того, что мы смотрим, что нам показывают и навязывают, и как воспитывают наших детей. Сегодня телевидение стало коммерческим. Я хотела сказать, очень много сегодня на телевидении разных проектовкоммерческих, которые нам навязывают, показывают, и не учат. Это очень плохо, потому что ничего не меняет. Я хотела бы сказать еще о том, что хорошие фильмы сейчас очень редко показывают. Может быть, мы вернемся к истокам, значимым проектам, значимым фильмам, значимымпесням, поскольку на сегодняшний день их очень мало. Только каналы«Звезда» и «Культура» сейчас показывают хорошие программы. Поэтому мне очень понравиласьпрезентация. Все сегодня только деньги решают к большому сожалению, но нужно поддерживать проекты хорошие. Что касается проекта, презентации, я считаю,что нужна очень хорошая поддержка. Добрые фильмы, добрые книги, которых сейчас нет, которые возвращают к традициям, просто необходимы сейчас в свете всеобщего падения нравов.

    Л.В. Шувалова: Пожалуйста, Сергей.

    Сергей: Анна Александровна подтвердила, что очень важен контент. В этой связи важна еще роль журналистов, которые контент делают. К сожалению, имеет место низкий уровень журналистов, которые этим занимаются, которые хотят нести доброе, вечное, интересное, потому что заняты разборками, междусобойчиками. Значимые православные СМИ, часто в погоне за полемичностью, в погоне за лидерством больше пишут о том, что народ разъединяет, чем о том, что объединяет. Например, новость о том, что 1 человек все-таки прорвался и  заказал молебен за «ПуссиРайот» - та ли это новость, которая нам нужна, она разъединяет или объединяет? Все-таки нужно говорить о том, что объединяет. У нас есть герои, необычные интересные люди и необычный интересный контент. Почему вдруг таким открытием стала книга «Несвятые святые» о. Тихона Шевкунова? Только потому, что там были настоящие герои, там было настоящее качество, о чем можно подумать, о чем можно размышлять. И если мы сами, журналисты, начнем искать таких героев, наша работа, контент будет интересен не только православным людям, но другим тоже. Это ниша, с которой  трудно работать, но нужно искать интересных героев, трудиться, тогда мы сможем что-то перевернуть и что-то сделать. Спасибо.

    Л.В. Шувалова: Спасибо. Хомяков Владимир Евгеньевич, сопредседатель политической партии «ПартияВеликое Отечество» (ПВО).

    Владимир Евгеньевич Хомяков: Спасибо. Скажу вам вот что, нельзя понимать ни условий, как функционирует сегодняшнее телевидение, ни природы сегодняшнего телевидения, в котором уже все есть, без слова «рынок». Рынок все выстраивает в контексте, что покупается –  то хорошо, что не покупается – денег не стоит, усилий не стоит, не стоит производства. У нас в период тотального перехода к рыночным отношениям были зачищены СМИ, образование и культура, ничего хорошего при подаче платных услуг мы не получили. А хорошо то, что покупается. Я,работая корреспондентом в Совете Федерации, достал выступления губернатора в Совете Федерации, господина Лесина, который тогда был министром коммуникации. Он, сформулировал абсолютно точно кредо современного телевидения. Да, телевидение плохое, да, мы понимаем – все губернаторы говорили – зачем эти мерзости показывать, зачем народу психику ломать. Он сказал, что да, мы это делаем, но это плата за свободу. Раньше телевидениефинансировалось государством, тогда государство формировало телевидение. Сегодня каждый сам за себя и действует исходя из рыночных соображений: что продается, то правильно, а рекламу дает наиболее массовая аудитория, а массовая аудитория ориентируется на морально-нравственныйэтический уровень последнего из нее, Шарикова. Шарикову нравятся трупы, насилия, скандалы, кто с кем развелся, свелся и такдалее. Это была государственная политика по отношению ксредстваммассовойинформации. Это был конец 90-х годов. Интересно, что исходя из этого подхода у нас все телевидение строится в течение последних как минимум 20 лет. Значит давайте исходить из того, что кардинальное изменение ситуации последует после того как произойдут изменения: я бы сказал последние полгода мы усиленно отбегаем от западного проекта. На Валдайском клубе я слышал приятные вещи, которые в 2008 году сам говорил. Как приятно было узнать, что наконец-то государство и власть с нами. Вот в чем дело? В стране нет государственной идеологии. Государственная политика в области культуры и  информации определяется гос.идеологией, системой ценностей, которая признается государством. У нас системы ценностей нет никакой, она запрещена. Слава Богу, идет поиск государственной культуры, политики, информационной политики. Она должна все равно строиться в контексте государственной идеологии, государственной системы ценностей. И здесь как раз наша роль должна быть сыграна, она состоит в том, чтобы государственная идеология, культурная политика и информационная политика строилась в контексте – я скажу очень осторожно, чтобы не говорить православной –традиционных ценностей тысячелетней русской цивилизации, которые есть суть православные ценности. Нравится кому или нет, но так сложилось, что русский народ стал православным после принятия христианства и не днем раньше. Я хорошо отношусь к мусульманам, но в них легко возбудить ревность, что их подход правильный, а наш нет. Хотя если сравнить и поговорить безотносительно религии, то об одном и том же говорим: не укради, не убий, это все понимают. Но найдутся люди, которые захотят противопоставить православных и мусульман под этим предлогом. Давайте говорить, что это наши традиционные русские, российские ценности. И все, что находится в контексте этих ценностей, должно государственной нормальной политикой поддерживаться, а то, что противоречит этим ценностям – не поддерживаться. Упоминавшийся сегодня Владимир Ярославович сказал такую фразу: «Будем выращивать много цветов, но поливать те, которые полезны». Это абсолютно вменяемая политика, что в области культуры, что в области информации. В области образования тоже, если на то пошло. Это не услуга, а технология формирования личности, человека, гражданина. Это гораздо выше, чем сфера услуг - покупка мороженого или починка автомобиля и так далее. Есть основание полагать, что действующие власти склонны к такому пониманию ценностей и такому пониманию культуры, и прочей памяти. И здесь надо подталкивать со стороны общественного мнения к таким решениям. Потому что надо давать отчет, что с той стороны идет очень серьезное  давление в противоположную сторону. Все хотят оставаться в рынке, и чтобы все катилось в никуда. Не надо дальше, накатались. Пока мы понимаем, что рано или поздно, если будут приняты в рамках основополагающих наши традиционные ценности, государственная культурная политика будет поддерживать свой контент в средствах массовой информации. Но беда в том, что, если это произойдет, мы не можем запретить все телевидение и сделать все государственное, как в советское время. Скорее всего этого не будет, а будет протекционизм в отношении ценностей, программ. Контент должен делаться до того, как будет принят на государственном уровне. В этом смысле наш проект нужен и полезен. Это нестрашно, что он разбит по темам, что у него такой огромный диапазон. Понятно, лучше собраться и сделать 1 передачу гениальную, с точки зрения рынка. Но поскольку задача ставится не коммерческая, а идеологическая в данный момент, тут диапазон должен быть пошире. Я не думаю, что наша молодежь ничем нельзя заинтересовать, что она погрязла в интернете, в этой квази-культуре, навязываемой нашим квази-телевидением. Полезным я не могу признать ни один канал, за исключением здесь присутствующих православных каналов. Да, потому что православный канал  - маленькая отдушина, но к сожалению очень маленькая. Заканчивая тему традиционных ценностей, хотел отметить, что мы стимулируем в человеке такое светлое чувство, заложенное во многих из нас генетически, как патриотизм. Человек должен гордиться своей Родиной. Наша история не хуже, чем наша культура. История в изложении не Сванидзе, а в нормальной патриотической интерпретации, которое вытаскивает неизвестные куски нашей истории, которыми можно гордиться, способствует самоуважению молодого человека, а для молодых это крайне важно, особенно в юном возрасте, поверьте. Либо молодежи есть чем гордиться или, по мнению либералов, она живет в непонятной стране на обочине цивилизации, у которой ничего не было хорошего кроме мерзости и поражений. На одном этом можно изрядную часть молодежи поставить под свои знамена. Я думаю этим надо заниматься, и заниматься сейчас, не дожидаясь, пока наверху примут правильное решение. Дай Бог, чтобы решения были приняты.

    Л.Шувалова:Широненко Марина Юрьевна, директор детского семейного образовательного канала «Радость моя».

    Марина ЮрьевнаШироненко: Очень жаль, что так мало людей знают о нашем телеканале. Мне казалось, что у нас абонентская база 12 миллионов..Мы 6 лет делаем светский канал. Светские люди делают духовное телевидение. Со всем сказанным я согласна полностью. Но самое страшное в заключается в области детского вещания. Если вы родите ребенка, 5 лет будете кормить мороженым, а через 5 лет дадите геркулесовую кашу, он никогда не будет ее есть. То поколение детей, которое сейчас растет, находится в подобной ситуации. Александр Иванович сказал про 15, мы делали исследование, на территории России работает 16 детских каналов, из них 13 действительно иностранных, 3 канала наши,  с названиями нашими русскими, но 80% продукции, которая там идет – закупная. Остаётся 20% сделанные у нас программ, но их содержание – это тоже вопрос того, кто музыку заказывает. Я сейчас даже не говорю про духовно-нравственное воспитание, а вообще говорю о том, что ситуация в детском телевидении катастрофическая, я 25 лет работаю в области детского вещания, начинала работать режиссером программы «Спокойной ночи малыши». У нас нет специалистов сейчас, которые могут  делать детское телевидение. Весь контент, если вы поговорите с любым психологом, они скажут, чем иностранный юмор отличается от нашего советского. Я хочу сказать про каналы. 6 лет мы пытались, и пытаемся пока еще делать практически то, что сейчас показал отец Киприан в виде презентации телеканала «Ника», мы прошли этот путь. По поводу конкурентоспособности. Мы собрали лучших специалистов, которых могли найти. Этот продукт никому на других каналах не нужен. Его готовы брать бесплатно, но покупать не готовы. Это первое. Второе. Канал финансирует 1 человек. Сейчас фактически финансовой поддержки почти нет, потому что тот кризис, который произошел, сильно сказался на империи нашего инвестора. Дай Бог, чтобы получили сейчас гранты. Но если не получим, этого канала не будет тоже. Алексей знает, Александр Иванович был у нас на канале, если кто-то еще его смотрит – это будет трагедия для людей, которые нас видят. Каждый год в Москве проходит небольшая премия в области кабельных операторов, раньше она называлась «Новое русское телевидение». Я вам могу сказать, что 3 года подряд мы получали премию, когда за нас голосовали зрители. Самое страшное, что в области кино и телевидения нет ни одного русского канала, который выставляется от России в виде детского канала. Это самая страшная проблема, потому что дальше все то, о чем вы сейчас говорили, будет некому показывать. Потому что дети уже сейчас уже не наши. У меня ощущение, что люди дальше Москвы не выезжают. Не надо рассчитывать, что в Москве другие подростки, другие дети. Там сидит Константин Мацан, я его вижу, мы сделали молодежный проект на нашем канале, мы удивились, потому что молодежь хочет это смотреть, у них есть спрос. Они готовы приходить, решать, но это Москва, ребята с МГИМО, если мы отъедем 300-400 километров от Москвы, я не уверена, что мы увидим это. Я не уверена, что за пределами этих 300-400 километров от Москвы ситуация будет такой же. Конечно, есть семьи, где ведётся духовно-нравственное воспитание, где люди ходят в церковь, они смотрят наш канал. Простите, что сейчас скажу эту фразу, батюшка, простите меня Христа ради, но все телевидение «пиплхавает». Почему я сейчас это говорю, потому что настолько за эти 6 лет у меня изболелось сердце, что получается так, то, что нужно нашему государству – оно нужно, а то, что нужно нашим людям – оно висит странным образом в эфире и никуда не девается, хотя 12 миллионов абонентов не выкинешь. Простите, что так эмоционально, но я нахожусь в пике этого разговора о том, о чем сегодня здесь говорили. И финансирование, сегодня 1 человек финансирует, завтра не будет финансировать никто. Спасибо.

    Л.В. Шувалова: Василий ВячеславовичБолдицин – секретарь Союза журналистов России.

    Василий ВячеславовичБолдицин: Тут какие-то определенные моменты уже были сказаны, поэтому не буду повторяться. Прежде всего, тут говорилось об Америке. Дело в том, что все принципы телевидения основываются на экономической эффективности, и до того момента, пока критерий экономического эффекта будет главным, ничего мы не изменим. Сейчас модно говорить, что русские не славяне, а угро-финны. Кто знает, в Финляндии есть компания, у которой несколько каналов, все каналы по нашему пониманию скучные. Потому что все эти каналы вещают под патронажем государства, но эти каналы занимают абсолютно большую часть финского населения, в то время как коммерческие каналы занимают очень небольшую аудиторию. Это и есть государственная политика. У нас с точки зрения государства есть еще одна беда. Все каналы –«Первый», где самый лучший продюсер в мире Константин Львович Эрнст, и «Второй» - имеют несколько иную функцию политической пропаганды. Опять же тот же тираж или рейтинг – эти критерии становятся доминантой, потому что нужен охват, когда за 300-400 километров будут смотреть «Дом 2», а не просветительские и какие-то умные каналы. Здесь необходим решительный поворот и в какой-то степени отказ от политической пропаганды. К вопросу о журналистском сообществе. Сегодня журналистское сообщество достаточно разношерстно, но еще отличается анахронизмом внутренним, чтобы туда входить и внутри принимать. Я в прошлую среду пошел на «Эхо Москвы», чтобы подискутировать с Наташей Синдеевой. Когда начинался прямой эфир, ведущий, еще сидели, я оказался я оказался 1 против 4: 2 ведущих «Эха», 2 сотрудника «Дождя», и я 1. Пообщались. Но подобная либеральная система существует в журналистском сообществе. Не удается добиться этического кодекса нормального. Этические проблемы нельзя добавлять в закон, они должны быть внутри сообщества. И наши каналы, которые пользуются мощной политической поддержкой государства, не заинтересованы в создании этического кодекса. Мы разработали, вывесили на сайте, решили ограничиться пока просто принципами, и участвовал Павел Гусев в этом деле, еще кто-то, но декларация появилась. Путин о ней знает, Дмитрий Николаевич Козак доложил, что она существует. Возможно, потом будем разрабатывать кодекс, систему контроля, , когда корпорация принимает тоже этический кодекс, начинаеттранслировать, соответствие им есть преимущество, рычаги есть, механизмы есть, но чтобы они заработали, нужно единственное – политическая воля. В том числе в определенных случаях, когда мой товарищ Володя Судоркин - которого осуждало корпоративное сообщество, третейские суды за нехорошие вещи, которые делал в интересах бизнеса -сказал пойду работать дальше, у меня «Комсомольская правда» -  один из самых успешныхпроектов, и власти ей довольны, потому что выполняет функции пропагандистские, все. Такие проекты есть, еще возможно 1 не помешает, но с учетом политической воли. В Краснодаре есть режиссер, - мой старый друг,  член президиума Совета Кинематографистов, мы с ним еще в газете работали. Он делает блестящие фильмы по тональности, проникновенности и так далее. 2 раза их показала «Культура». И все. Но таких режиссеров немало, их тоже надо искать, и выводить на большой экран. Этим надо заниматься всем. Спасибо.

    Реплика: Спросить хочу, секундочку. Здесь дело в том, что не только политическая воля нужна. Сейчас говорили еще о том, что по телевидению в основном показывают разрушительные фильмы, в то время как искусство должно давать надежду. Сейчас мало таких положительных фильмов. Я хочу сказать не только об одном канале, но в общем о телевидении. Это очень важно, может быть нужно собратьруководителей каналов с первыми людьми государства, чтобы они могли обсудить эту тему.

    Муж4.: Они это знают лучше нас с вами, и знают, что делают. Прекрасно они собираются с государственнымидеятелями.

    Реплика: Нужно решать масштабно эту задачу, поэтому кроме политической воли нужно, чтобы каждый человек, руководитель, который отвечает за канал, проект, через себя и свою душу пропускал эти моменты. Если к сожалению человек не пропускает через себя содержание телевизионной продукции, если не будет говорить о вечных вещах, о ценностях, тогда ничего не будет.

    П. А. Пожигайло: Сначала надо решить вопрос о частной собственности, индивидуализме, ростовщичестве, демократии, всем остальном – это в основе лежит. Иначе будет Иван Карамазов и будет задача черта, которую вы пытаетесь разгадать.

    Л.В. Шувалова: Коллеги, продолжим, Расторгуев Валерий Николаевич – доктор философских наук, профессор кафедры политики и права МГУ им. М.В. Ломоносова.

    Валерий Николаевич Расторгуев: Тезисно. Мне было очень интересно выслушать много идей. Я хотел бы тезис озвучить, если представилась бы возможность, что телевидение и церковь не совместимы. Телевидение – это фарш с добавками вкусовыми, чтобы посадить аудиторию как-то на крючок, а церковь вечна, и единственное, где может быть для канала выживаемость, для православного канала – это вечность, потому что вечность говорит с людьми на языке событий. Телевидение для многих людей умерло, для молодежи оно не существует, его нет, студенты его не смотрят – я ради интереса опрашивал, исключений нет. Домашние дети из богатых семей не смотрят телевизор вообще. Они не читали одни и те же книги, нет общего лексикона. В университете они получают только основы общих знаний, читают общие книги, проходят детерминацию, а вообще это совершенно новое поколение, телевидения для них не существует. Единственное, чем можно зацепить – не через телевизионные каналы, а через интернет-каналы -это попытка, которую никто не осуществляет вообще. Я не мог понять, почему не пользуемся именно этим. Слава Богу, Александр Иванович мне разъяснил вопрос.Никто из этого фарша не выделяет те спасительные вещи, когда вечность говорит через события с человеком. Такая потребность есть у меня, у каждого, смею вас заверить, поэтому будет хорошо, если ниша будет кем-то заполнена. Почему я не обращаюсь ни к одному политическому комментатору? Потому что четкая партийная ориентация. Я знаю, что он из этого фарша будет лепить, будет лепить именно из фарша фигурки, которые я на дух не переношу. Мне это не надо. Есть способные люди, есть менее способные. Это тоже 1 из проблем. Способных выгнали сначала из политики, полностью выгнали, даже на горизонте нет, нет ни одного человека, которого можно выделить. Сейчас на телевидении то же самое произошло. Очень любопытная бесхозность. Мне разъяснили, какая борьба ведется подковерная и надковерная, сколько это стоит и почему. Второй аспект, который я бы мог раскрыть, он тоже интересен, это не просто вопрос об адресации, это адресат с прямым горизонтом. Я сказал, образованная молодежь не смотрит ни 1 канал телевидения, для них оно перестало существовать, но именно этот слой наиболее податлив для религиозного просвещения. Среди студентов университета, которые проходят через меня, много верующих людей, они углубляют веру, и становятся воцерковленными, а именно этот слой  - будущая элита страны: политическая, финансовая, культурная. Может быть, даже политическая и культурная - это фантастика, но все возможно. Этипотоки пока не соединяются. Но это концепция веера. Вы сейчас представьте, как я представляю это для себя, когда отрабатывал  пиар проекты, когда этим занимался. Это веер, лучи, которые расходятся в те адреса, которые ты видишь – действующая элита, разные группы молодежные, это старики и так далее. Всех надо увидеть в этой перспективе. Надо понять, как ты будешь работать. Эти лучи надо разрезать линиями, временные горизонты, это технологические изменения, которые сейчас происходят и будут завтра. Сегодня лучи, о которых я говорил – это будущая элита страны. Существуют и другие каналы подачи информации, которые надо контролировать. Нет рекламы, нет никакого рынка. Если бы они боролись за рынок, они бы теряли аудиторию, то есть это чисто политическая акция. Когда мы говорим об этих горизонтальных линиях, то сейчас происходит смерть книги бумажной для большей части населения, все на глазах. Большое количество ключевых жанров ушло полностью. Потом телевидение умирает, и тенденции первого десятилетия, второго десятилетия, а следующий этап произойдет буквально через 5 лет, когда в нашем понимании телевидения не будет. Программ телевидения нет, технологически телевидение возможно в силу инерции, и имитация того, что реклама действенна. Ничего она не действенна, ни на кого она не работает. Очень боятся изменить эту структуру, но для определенных социальных групп оно изменилось, не существует этого телевидения.

    Л.В. Шувалова: Алексей ЕвгеньевичВайц - вице-президент АНО «Переправа», пресс-секретарь мотоклуба "Ночные волки", потом еще Сергей Павлович, будете выступать? Хорошо, очень коротко, я прошу вас, уже надо завершать нам.

    Алексей Евгеньевич Вайц: Друзья, коммуникация не может быть вырвана из всего коммуникационного пространства. Она может быть воинственной, по привычке, по нашим стереотипам, но она не может быть вырвана из всего коммуникационного пространства. И важную вещь сказал Валерий Николаевич, что через событие вы должны рассматривать ценности и ценностную картину, которая есть в нашей исторической и культурно-нравственной традиции. Дело в том, что в 90-х годах я был свидетелем того, как происходила чудовищная катастрофа: мы теряли традиции нашей советской отечественной журналистики, потому что ей прямо по живому меняли событийно-оценочный код. На самом деле говорят, как мы сейчас будем церковный формат вести на телевидении. Это не значит, что нужно показывать плюшки, куличики и батюшек с крестами, нет. Важен оценочный код. Аня Данилова сказала про NationalGeographic, а я вам скажу, что по моим понятиям NationalGeographic - атеистический канал, там оскотинивают человека и очеловечивают животное. Я могу привести факты, я это вижу. И мы должны понять, что нужно выйти из этой системы коммуникационной. Следует осознать, в какой коммуникационной системе мы находимся. На самом деле этот мир не наш, мы развивались всегда в иной парадигме, она была мировоззренческая, она развивалась в системекоординат «я для мира», а весь мир запада и востока – в системекоординат «мир для меня». Там самое главное - утвердиться, а нам главное - послужить. Анечка Данилова сказала, какое количество в молодежной среде у нас людей, желающих служить. Слава Богу, Господь дал нам такое телевидение, что я его не смотрю с 1994 года, а мой друг подарил специальный покрывало на экран, из вологодского кружева, которое я вешаю на телевизор. Мы должны переосмыслить это все. Можно подойти научно к этой теме, потому что мы занимаемся вопросами идентичности, идентификации, вопросами самоидентификации, мы готовы в этом смысле работать, нужно может власти предложить нормальную, внятную, понятную концепцию с пониманием того, что информация – это инвестиция. Давайте этот круг собравшихся людей, которые даже перетерпели друг друга до такого времени, соберем снова, разобьем на рабочие группы, определим функционал, сделаем документ, выйдем с докладом к власти на какой-то Валдайский форум, неважно какой, найдем хорошую площадку. У нас есть Павел Анатольевич Пожигайло, есть ребята телевизионщики, тоже привыкшие служить жертвенно, и все сделаем хороший продукт, и сделаем то, что надо. Спасибо большое.

    Реплика: Еще можно предложить, пока не забыл. Сейчас формируется Общественная палата Российской Федерации, второй тур выборов. Хочу, чтобы все знали и не упустили момент проголосовать. Там простая регистрация, до конца марта, широкий спектр, кто может, выходите в интернет, и начинайте голосовать. Люди голосуют за человека. У «Спаса» аудитория большая, палата что-то дает, это ресурс, если нас там будет больше, сейчас ограничений нет. В марте регистрируетесь, в мае идет голосование. Если побеждаем, мы составим комиссию по культуре. Я вас всех приглашаю, если нужна юридическая консультация, готов оказать помощь. Это возможно на сегодня.

    Ведущий: Спасибо. Рязанцев Игорь Павлович - доктор экономических наук, декан социологического факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

    Игорь Павлович Рязанцев: Вопрос, который, как мне кажется, требует нашего обсуждения – это вопрос о массовом православии.  Говоря о массовом православии, совершенно очевидно, что в течение многих лет в экспертном сообществе и журналистских кругах бытует представление, что в нашей стране 3-5% православных - это стало притчей во языцех, по этому поводу высказываются не только политики, но и Церковь православная, а с другой стороны эти 80%, о которых сейчас говорят, говорят о статистическом большинстве, номинальной группе. На наш взгляд часто те, кто говорят об этих 3%, говорят о второй части – остальных 80% как о номинальной группе, статистическом большинстве. Сегодня появился новый концепт квази-православие, активно развивающийся в академической среде. Мы научным сообществом выдвигаем представление об этих 80% как о половине в пути, вопрос в том - стакан на половину пуст или на половину полон. Это казалась бы простая дилемма детских лет дает ответы о том, как может и как развивается в аксиологическом смысле и технологическом аспекте экранное искусство, которое сегодня обсуждается, средствами которого и живет телевидение. Мы как социологи на международных конгрессах и здесь в России в наших исследованиях говорим об этом каждый день, мы имеем дело с наполовину полным стаканом, мы имеем дело с огромным множеством людей, соединенных как мы считаем некими общими ценностями, поэтому эти 80% могут быть основой российской политики, российской стартегией направления экономического развития, к ним и должны мы обратить телевидение наше. Спасибо.

    Ведущий:БетехтинаЛюбовь Дмитриевна. Сами представьтесь.

    Л.Д. Бетехтина: Я –доктор психологических наук. Я хочу сказать, что задача, которая поставлена была, на самом деле очень важная и актуальная. Потому что то, о чем говорили, что необходимо духовное содержание выразить светскими современными формами, теми формами, которые отвечают на вызов времени, -  это важная и актуальная задача, и в чем она выражается. Чтобы сказать о духовности, для этого не нужно говорить о вещах, о которых говорят догматически – этим занимаются священники, сама община, этим занимается церковь, и так далее. Возьмем Пушкина и повести Белкина. О чем там речь? Там речь идет о чудесных событиях, которые происходят. Метель, едет, заехал, после этого уехал, оказался на фронте, потом приехал, все забыл. И заканчивается тем, что суженные ряженные и так далее. О чем там  речь? Там не идет речи, что нам нужно образовываться специально, знать  - христианин он или мусульманин, еще кто-то, бороться или отказываться или еще как-то идти этим путем. Для этого есть специальная литература. Там говорится о провидении божьем, что провидение божье, оно действует везде и всюду, мы здесь сидим и у нас здесь событие. Какое? Оно социальное, потому что поставлена важная социальная тема, что нужно социально реагировать на проблемы, которые происходят, важные, серьезные. Это же событие имеет другое значение, духовное значение. Духовное значение для каждого будет иметь личностный смысл, оно ему откликается так в его пути духовном. Духовное событие может иметь духовный смысл и значение, которое отразится на другом уровне. Канал этот олжен говорить о духовных смыслах, которые лежат во всех событиях, неважно каких. Взял ружье, пошел, расстрелял. Какой здесь духовный смысл? Не взял ружье, не расстрелял. Какой здесь духовный смысл лежит? Он везде лежит и так далее. Вся наука и философия, психология говорят, что на самом деле новое знание оформляется тогда, когда мы порождаем смысл. Если смысл не порождаем, знание не порождается, творчества нет. Поэтому можем говорить красивые слова о том, как надо веровать, о догматах и прочее, но это может остаться информацией. И когда смысл откроется для другой души, мы начнем действовать и это понимать. Если в этих новых современных формах мы будем говорить, или будет канал говорить – это и есть современные формы. Анна Ивановна сказала, что важны ролевые и социальные модели, которые заказываются специально, и после этого идет разбор и прочее. И в Евангелие заложены все модели жизни, типовые модели жизни, которые любой терапевт может взять и эту модель использовать - для этого существуют типограммы. Но эти модели необходимо еще понять, чтобы они современно были представлены, ролевые, и разобраны со смыслами, которые для нас являются чрезвычайно важными. Нужно привести примеры, как создавалась западная философия, феноменологияГуссерля, Хайдеггера – они все теологи, которые из теологии перешли и стали философами. И все учение христианское церкви они переложили в понимание человека, его экзистенциюи существование. Потому что в теологии решалось бытие Бога, тут решается бытие человека, существование. Я хочу сказать, что наш русский 19-й век, между прочим, решает проблемы метафизики. У меня было 6 дипломников. Психологи говорили в университете, что русской психологии нет, , философия тоже никуда не годится, западной не соответствует, нет понятийного аппарата. Оказывается, 46 учебников было написано в 19 веке по психологии. Когда я эти учебники прочла, я плакала от удивления и потрясения, потому что эти учебники – это повести Белкина Пушкина. Спасибо.

    Л.В. Шувалова: Спасибо. Тарасов Константин Александрович, пресс-служба Госдумы. Завершаем, последнее выступление. Завершающее слово.

    Константин Александрович Тарасов: Много интересного прозвучало, буду краток, скажу самую сущность, что хотел сегодня сказать. Может это прозвучит удивительно, и диссонирует с темой, которая предполагает влияние СМИ широкое, я хотел привлечь ваше внимание к феномену более индивидуального воздействия на тех людей, которые рядом с нами, потому что как следствие будет влияние СМИ. Я работают тоже с молодежью, я преподаю, из года в год я вижу, как меняются поколения, какие книжки читают, что смотрят, они рассказывают, мне было интересно узнать, что такие подходы в преподавании не только я использую. И я заметил, что когда с людьми говоришь о духовности, необязательно о вере и религии, а в принципе о духовности и культуре, люди, когда начинают определять свою духовную ориентацию - сейчас модно так говорить в социальных сетях - говорят я агностик. Всегда ужас от этого берет. Ужас не от того, что неправильно этот термин используют, и потому что они дезориентированы во внутреннем духовном мире. И когда с каждым человеком начинаешь разговаривать, что внутри происходит, на какие ценности ориентируется, что читал, как понимает Евангелие и Библию, обнаруживается, что есть духовная бездна. В этом случае не имеет значения, первый канал смотрит, второй, «Дом 2», еще что-либо. Человек может смотреть Дом 2, люди могут смотреть передачу, которая на первый взгляд бездуховна, но следовать при этом базовым нравственным ценностям. Есть противоречие между тем, что человек внешне демонстрирует, или тем, что он смотрит, читает, и тем, чему следует на самом деле. И этот диссонанс для современного мира показателен. Если мы не сможем это разглядеть, мы не сможем на этих людей влиять. Потому что если будем думать о том, что возвращение к духовности означает жесткое воцерковление и  соответствующую подачу на канал этой информации. Тогда мы этих людей не то, что не поймем, а автоматом оттолкнем. Это первое, что я хотел сказать. И второе. Мы с коллегами обсуждали тему создания нового движения общественного, которое могло бы объединить людей. Много есть движений политических, мы стоим на пороге очередных выборов, и те выборы, которые нам предстоят в Государственную Думу, эти выборы при кажущейся повторяемости, потому что у нас были выбора с многими партийными списками, эти выборы качественно новые, потому что у нас дезориентация в политической сфере, в головах людей полная дезориентация политическая. Мы стоим на пороге новых выборов, появилось много новых партий, часть из них здесь присутствуют. С этой точки зрения, «Единая Россия», Коммунистическая партия, другие партии, созданный «Общероссийский народный фронт» активно работает. Но не могут не создаваться иные движения. Тут же попадается название для нового движения «Российский национальный конгресс», который смог объединить партии и движения, которые бы объединили всех россиян, независимо от того, мусульманеони или христиане,  или другого вероисповедания или национальности. И базовыми принципами для этого движения могли бы быть простые истины. Во-первых, милосердие. Это простая истина, она не камуфлируется обрядами или другими моментами. Потом привязка людей, ассоциирование людей с Россией. Я хочу жить в России, я хочу менять Россию, у меня нет мысли, чтобы уехать, я хочу жить в этой стране и менять эту страну. И последний 3-й момент, который бы я выделил. Понятно, что каждый может много таких моментов предложить. Третий момент касается того, кто должен входить в это движение – это обязательное наличие по любому вопросу минимум 2 точек зрения, чтобы предложить их как альтернативное рассуждение, потому что очень многие из нас устали от монополизма, в том числе в политике. Очень часто согласие и признак согласия поворачивается другой стороной, когда нам может быть задана 1 точка зрения, и дискуссия закрывается. Когда возникает дискуссия, появляется глоток свободы. И хочется дышать свежим воздухом.

    Реплика: Смотрите, тема общественного контроля открыта и поставлена президентом, мы должны этого добиться. И вторая тема 2014-2015 год - мы должны 1 января 2015 года проснуться в новой стране под названием Евразийский экономический союз, куда войдут Россия, Казахстан, Белоруссия Армения понятно, не очень понятно Киргизия, на этой площадке давайте обсудим эту тему.

    Игумен Киприан: Я хотел поблагодарить все сообщество, всех выступавших и всех, кто промолчалю Сегодня полезный разговор состоялся. Люди с разным опытом присутствовали, получился многополярный мир на одну и ту же тему, но в целом мы свою задачу на сегодня выполнили. Не обсуждали конкретный проект, хотя показывали, что можно было пойти таким путем и таким. А идеи появились у всех и интересные. И теперь нужно уже работать в другом формате, по конкретному проекту или конкретным проектам. Я хотел напомнить, что 2014 год – это не только год культуры, но и год Серия Радонежского, игумена нашей земли Русской. Лавра очень интенсивно готовится, я сегодня с 5 утра и до 11 дня служил молебен у раки преподобного Сергия, литургия, потом молебен. Очень приятно, приехала группа кинематографистов, которые снимают фильм о преподобном Сергии, меня сами попросили их благословили. Они говорят: Батюшка, не можем снять, если у раки не постоим, не возьмем благословения. Пользуясь случаем, всех вас приглашаю, консервативное сообщество, Общественную палату, в другом формате, в Троице-Сергиеву Лавру, нужно совместить приятное с полезным, помолиться у раки преподобного с молебном, с нашими именами, с нашими партнерами, с друзьями, врагами, и можно найти место в Московской духовной академии и провести более конкретное обсуждение. Или некие другие проекты. И в связи с тем я такой * хотел упомянуть, у нас несколько лет назад приехали  из Германии специалисты по преподаванию религиозной дисциплины «Основы православной культуры». Они говорили, рассказывали, и я понимал, что в России, выходит, одни авантюристы, поскольку прежде чем ввести религиозное образование, нужно было 10 лет разрабатывать учебники, программы, готовить учителей, и когда все уже сделали, пойти в правительство и сказать, у нас все есть, давайте законопроект и мы пойдем в поля в школу. И те, кто говорил сейчас давайте готовить программы, то, что уже существует – это правильно. И еще Валерий Николаевич, вы упоминали интересных людей, которые выходят за рамки существующих программ и телеканалов. Мне приходилось быть на Афоне, один из афонских старцев мне говорил, что через небольшое время все будет в телефоне - общение, культура и так далее. Близко мы к этому движемся. В связи с этим есть такая идея, которую подсказали российские партнеры, - это проведение российских премьер. Есть хороший фильм, художественный, документальный, анимационный, есть событие, передача. Нужно взять российскую премьеру, объединить все каналы, все средства. И эти акции раскачали бы общество, объединили бы, и когда 100 миллионов смотрит одновременно, участвуют в событие  в режиме онлайн, есть такие технологии сейчас, то тогда что-то будет происходить, и будут говорить, что нам это надо, и мы выйдем за рамки существующей аудитории, которая есть, тогда что-то должно произойти. Сейчас мы такую российскую премьеру готовим, она может быть как механизм продвижения нашей традиции. Нужно всколыхнуть народ, чтобы его разбудить, потому что спячка громадная очень. Всех вас приглашаю в Троице-Сергиеву лавру, к преподобному Сергию, игумену Земли Русской, потому что пока там горит лампада, пока с 5 часов монахи молятся за всю Россию, страна непобедима.

    Л.В. Шувалова: Спасибо. Коллеги, в рабочем порядке обменяемся идеями, как двигаться дальше.

    Версия для печати